Анна Маркина, «Ландау»

Об авторе.

Анна Маркина живёт в Подмосковье. Ей 22 года. Она студентка московского ВУЗа. О себе пишет так: «В свободное время езжу автостопом по разным странам и пишу. Публикации есть, но не слишком значительные».


Ландау

Бывает, ненастье так бешено бьется о стены,
и так обреченно сопит под заборами ветер,
что песьи глаза различают вальяжные тени,
снующие в сумраке дома. И хочется света,
тепла сильных рук, потрепавших за рыжие уши,
хозяйского запаха дыма, чернил и бумажек…
Тогда звонким лаем Ландау молчание рушит,
у ног человека хвостом доверительно машет
и, преданно ткнувшись в ладони хозяйские носом,
тихонько скулит… Михаил Александрович треплет
косматую спину, бурчит что-то сладкое, но сам
задумчив, далек. Он внушает псу ласковый трепет.Ландау буравит глазами седого мужчину,
слегка располневшего к старости, низкого роста, —
его существо запечатано сотней морщинок,
глубоких, оставленных жизнью. И видно – непросто
ему приходилось в погоне за ветреным счастьем,
и видно, что он об идею не раз разбивался,
но быстро латал прохудившийся в жизни участок
и жил широко, под пластинку шопеновских вальсов.

В такие моменты застенчивый свет кабинета,
ворчанье приемника и дребезжание окон
сливаются в шепот тоски, — он течет по планете.
Шагами, страстями, делами… — отмеренным сроком
так трудно насытиться, что остается листать нам
картины в музеях заброшенных воспоминаний,
где бродит по залам страстей позабытая статность,
где жмутся друг к другу обиды, взращенные нами. –
Уже Михаил Александрович все понимает,
он пишет рассказы от скуки и нечего делать,
и молится, чтоб пустота, недотепа немая,
его, обреченного старостью, не одолела.
А пес, привалившийся к ножкам потертого кресла,
не чует, не видит, не знает смущенного страха
людей одиноких, скользивших наверх, как по рельсам,
и вдруг разглядевших, что все обращается прахом.

Бывает, Ландау поежится, вспомнив о детстве,
о том что он мог бы метаться в бездомности улиц,
что было бы зло, одиноко и некуда деться.
Он мог бы щенком не скулить, виновато сутулясь,
не ждать, сотрясаясь, ругательств за то, что удавом
душил и терзал он статью, оброненную на пол,
и не был бы назван так гордо и странно «Ландау»
по имени автора.

Пес, поднимаясь на лапы,
прижмется к хозяйским ногам и тихонько застынет,
зажмурится, всем существом припадет к человеку…
И в дождь, провожаемый песьей тоскою пустынной,
во тьме упадут, обессилив, хозяйские веки.

2 комментария to “Анна Маркина, «Ландау»”

  1. Оставляем комментарии, голосуем за Анну!

  2. mir1mo:

    Замечательное произведение.