Archive for Сентябрь 29th, 2011

Юлия Ахметова, «Оранжевое море»

Четверг, Сентябрь 29th, 2011

Об авторе.

Юлия Ахметова живёт в селе Солобоево, Исетского района, Тюменской области (Российская Федерация). Ей 21 год. «Пишу прозу и стихи, — рассказывает о себе Юлия, — иногда используя псевдоним Юлия Вера. Цель моего творчества — подарить надежду читателям». Рассказ «Оранжевое море» напечатан в сборнике: «Зеленые яблоки».


Оранжевое море

— У нас в доме не будет никаких собак!

Женя насупился, чувствуя твердость в голосе матери.
— А кто за ней будет ухаживать? Ты? Пойми, Женя, собаку нужно постоянно выгуливать, а у меня и времени нет … — Надежда Юрьевна устало вздохнула.

Мать, конечно же, была права. Она пропадала на своей фабрике сутками, пытаясь заработать побольше денег на их с сыном проживание в маленькой квартире. Глава семейства, Олег Анатольевич, бросил жену и ребенка сразу же после того, как узнал страшный диагноз: в одиннадцать лет у Жени обнаружили опухоль мозга. Болезнь развивалась, и к своему двенадцатому дню рождения Женя уже успел обзавестись инвалидной коляской — трудно стало ходить. Постепенно Женя привык и к способу своего передвижения, и к ежедневной утренней процедуре с уколами — он ни на что не жаловался.
В теплую погоду, по просьбе сына, Надежда Юрьевна вывозила его с утра во двор и оставляла там до прихода на обед. Женя прислушивался к шуму дороги, к детской возне в песочнице, к разговорам соседок. Вон мальчик из третьего подъезда выгуливает своего пса, боксера (Женя всегда завидовал); вон воробьи на тоненьких лапках скачут по земле совсем рядом с коляской и нисколько не боятся мальчика; вон две девчонки-семиклассницы сидят на скамейке и шушукаются, поглядывая в сторону Жени. Он смущается, упирается глазами в землю…

(далее…)

Алексей Курганов, «Рукавичка Катька»

Четверг, Сентябрь 29th, 2011

Об авторе.

Алексей Курганов живёт в городе Коломна, Московской области. Ему 52 года. Регулярно публикует свои материалы в местных и областных изданиях, разовые — в журналах «Молодая гвардия», «Воин России», «Сенатор», «Голос эпохи», «День и Ночь» (Красноярск), «Сельская новь», «Эдита-клуб» (Германия). Неоднократный победитель ежегодного творческого конкурса ГУВД Московской области. Рассказ «Рукавичка Катька» — это воспоминания о собаке давнего товарища Алексея.


«Рукавичка» Катька»

Я не видел собаки более спокойной и добродушной, чем Кэти (или, как называли её я и Серёга, Катя). А ещё мне запомнились её глаза – тоже спокойные, тоже добродушные, и всегда какие-то виновато-грустные. Такое выражение глаз часто бывает у больших и сильных людей. Этим взглядом они словно извиняются перед другими людьми, менее сильными и более мелкими, за свои богатырские размеры и физическую силу. Весь её умилительно-домашний вид , казалось, так и говорил: ребята, давайте жить дружно, никогда друг друга не трогать и вообще никого не обижать!
Кэтины спокойствие, добродушие и «домашность» были тем более удивительны, что её порода – московская сторожевая – должна была (по идее) быть совершенно несовместима с такими душевными качествами, поскольку была выведена в суровые годы правления товарища Сталина по личном распоряжению всемогущего Лаврентия Берия для охраны ГУЛАГовских лагерей, расположенных на севере нашей горячо любимой Родины.

Помню, как я увидел Кэти-Катю первый раз. Это было у Николая на квартире, и сначала я подумал, что он держит в руке большую шерстяную рукавицу рыже-белого цвета. Присмотревшись, заметил, что «рукавица» шевелится, а потом на ней как-то само собой появилась большая чёрная кнопка, оказавшаяся носом.
— Вот, щенка купил, — пояснил Колька. – Между прочим, московская сторожевая.

Вероятно, названием породы он хотел поразить моё воображение или, в крайнем случае, предупредить, что это не какой-нибудь обыкновенный «двортерьер» с ближайшей помойки, но я его стараний не оценил, потому что ко всем собачьим породам отношусь спокойно-равнодушно, а как раз дворняжек ценю больше всех элитно-породистых.
— Зачем тебе сторожевая? – спросил я.
— Квартиру охранять, — услышал я ожидаемый и вполне логичный ответ (ну, правильно, квартиру! А что же ещё? Не зону же!).

(далее…)

Зинаида Борисюк, «Ау!»

Четверг, Сентябрь 29th, 2011

Об авторе.

Зинаида Борисюк живёт в городе Черепаново, Новосибирской области (Российская Федерация). Ей 53 года. Зинаида — журналист, корреспондент «Нашей Газеты», журналист ЗАО «Черепановское телевидение». Занимается литературным, песенным и художественным творчеством, участвует в различных выставках и фестивалях, в связи с чем, в ноябре 2009 года создала Черепановский районный общественно-поэтический клуб «Земляки». Иллюстрация к рассказу — авторская.


Ау!

Собачонка металась вдоль кромки леса, не смея перескочить мелкую канавку и очутиться среди кустарников и деревьев. Она тряслась всем телом, поджимала то одну, то другую лапку, всё время принюхивалась, боязливо оглядываясь по сторонам. Её обуял страх.

«Может, вернуться назад, домой?» — соображала собачонка. Но её нос уловил знакомый запах, и стало ясно, что хозяйку следует искать где-то здесь. Это сделало её решительной. Зажмурившись, она запрыгнула в лес так лихо, что чуть было, не расшиблась о ствол берёзы, но зацепилась лапами за куст шиповника и шлёпнулась в заросли колокольчиков. Вскочив, и отряхнувшись, собачонка стала обнюхивать колокольчики, которые узнала сразу. Именно такие цветы хозяйка приносила домой каждый раз, возвращаясь из леса; да ещё вон те – белые с частыми лепестками.
И, в самом деле, по разнотравью крупными бусами рассыпались ромашки. Собачонка ринулась к ним. Не найдя и там своей хозяйки, она стала метаться по лужайкам, обнюхивая каждый цветок. Лесной дух приглушил знакомый запах и сбил её с толку.

au

Собака осмотрелась. Лес показался ей жутким местом с высоченными чёрными деревьями, без единого листочка. Вытаращив глаза, и прижав уши, она подумала трепеща: «Надо же! А лес-то совсем голый»… Боязливая собачка стала тихонько повизгивать, нерешительно пробираясь дальше. Вот уж поистине — «у страха глаза велики».
Вдруг, ей почудилось, что её зовут: «Туся, Тусенька!» Она остановилась, как вкопанная, и прислушалась. Лес шумел, щебетали птицы, стрекотали кузнечики, но собачонке показалось, будто прокричали над самым ухом в застывшей тишине.

(далее…)

Наталья Барсукова, «Джейк»

Четверг, Сентябрь 29th, 2011

Об авторе.

Наталья Барсукова живёт в городе Люберцы, Московская область. Ей 16 лет. Учится в 10 классе. В будущем планирует связать свою жизнь с профессией журналиста. Пишет стихи и рассказы.


Джейк.

Был промозглый осенний вечер. В маленькой комнатке царил полный беспорядок. Вещи были разбросаны, а посередине комнаты, на полу, лежал большой чемодан. Из кухни вышел человек, устроивший этот беспорядок. Но нет, он не вор, а учёный – Дмитрий Соболев. Он не думал брать много вещей, но все-таки в двухнедельную научную экспедицию нужно было собраться основательно. Дмитрий занимается изучением ледников: их движением, таянием и образованием. Как ни странно, он ненавидит холод и зиму, но ради любимых ледников готов поехать даже на маленький остров Виктория в Северном Ледовитом океане. Дима мечтал об этой экспедиции всю жизнь, и досталась она ему нелегким трудом. По всем параметрам Дима не подходит для путешествий на Север. Он худощав и некрепок, часто болеет, но зато имеет очень точный ум, способен в уме рассчитать траекторию движения ледника. За это учёные, посовещавшись, доверили ему самые важные наблюдения. Конечно, на остров он поедет не один, а с двумя своими коллегами и товарищами, Алексеем Воробьёвым и Варей Петрушовой. Они давно работают вместе. Дима очень обрадовался, когда узнал, что они поедут с ним. Отъезд только завтра, поэтому у Димы еще было время собраться и посидеть дома. Живёт он один в маленькой однокомнатной квартире. Но ему не одиноко, к нему часто приходят в гости друзья и родители. Дима – человек добрый, поэтому никогда не выгоняет их, даже если они засиживаются у него допоздна. Собрав чемодан, он решил пораньше лечь спать, чтобы завтра не валиться с ног и быть бодрым целый день.

(далее…)

Людмила SLAIER, «Заморыш»

Четверг, Сентябрь 29th, 2011

Об авторе.

Людмила SLAIER из Украины. Живёт в городе Одессе. Ей 31 года. «С огромным интересом и удовольствием пробую свои силы в вашем конкурсе, пишет Людмила. — Спасибо вам за предоставленную возможность, и за то доброе дело, которое вы делаете для братьев наших меньших».

slaier


Заморыш

Так хочется есть! Хоть бы травинка какая попалась, пожевать, притупить это острое чувство голода, от которого сводило желудок, и ноги отказывались идти. Но кругом был один асфальт. Траве не хватает силы его пробить, и она так и лежит в своей каменной гробнице в виде семени, а над ней идут ноги, сотни, тысячи ног, и им нет никакого дела до потуг жалкой, ничтожной травинки.Я шел уже целый час, но вокруг был один асфальт. И эти ноги. Иногда они толкали меня, случайно, конечно, я ведь маленький, не всякий заметит. А может, и не случайно, кто его знает… я ведь маленький, меня толкнуть — одно удовольствие… и опасности — никакой. Я в ответ даже царапнуть не могу, совсем ослабел от голода.

Мама учила меня делать грустные глаза и заглядывать в лица прохожих.

Она говорила, что нужно выбирать людей в юбках и платьях, они добрее и чаще носят с собой еду. Я заглядываю изо всех сил! Но на меня никто не обращает внимания. Это потому, наверное, что я такой грязный и непричесанный. Была бы мама рядом, она бы меня вылизала до блеска! Но мамы нет, ее отравил дворник, который живет в том дворе, где я появился на свет. Человек, окна которого выходили на коробку, служащую домом нашей кошачьей семье, сперва швырял в нас камни, а потом и вовсе приказал дворнику нас убрать. Двух моих сестер и маму отравили, а я в это время гонялся за воробьем… пришел, а они лежат тихонько и молчат. С тех пор я иду, куда глаза глядят. Я бы давно уже остановился, только негде… кругом один асфальт.

(далее…)