Archive for Октябрь 1st, 2011

Саша Бесt, «История про Кошку и её Человека»

Суббота, Октябрь 1st, 2011

Об авторе.

Саша Бесt живёт в Москве. Ей 26 лет Есть свои странички на сайтах:
«Стихи.ру» http://stihi.ru/avtor/julber
«Графоманов нет» http://www.grafomanov.net/poems/author/julber/
«Изба-читальня» http://www.chitalnya.ru/users/julber/
Сетевой дневник http://www.diary.ru/~julber-des/
Выходили произведения Саши и в печати: в различных поэтических сборниках и альманахах.


sasha-best


История про Кошку и ее Человека

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка.
Он был построен в какой-то там –надцатый век.
Рядом жила ослепительно-черная Кошка,
Кошка, которую очень любил Человек.

Нет, не друзья. Кошка просто его замечала –
Чуточку щурилась, будто смотрела на свет.
Сердце стучало, (Ах, как ее сердце мурчало! )
Если, при встрече, он тихо шептал ей: «Привет»

Нет, не друзья. Кошка просто ему позволяла
Гладить себя. На колени садилась сама.
В парке однажды она с Человеком гуляла,
Он вдруг упал. Ну а Кошка сошла вдруг с ума.

Выла соседка, сирена… Неслась неотложка.
Что же такое творилось у всех в голове?
Кошка молчала. Она не была его кошкой.
Просто так вышло, что, то был ее Человек.

Кошка ждала. Не спала, не пила и не ела.
Кротко ждала, когда в окнах появится свет.
Просто сидела. И даже слегка поседела.
Он ведь вернется, и тихо шепнет ей: «Привет»

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка.
Минус семь жизней. И минус еще один век.
Он улыбнулся: «Ты правда ждала меня, Кошка?»
«Кошки не ждут…Глупый, глупый ты мой Человек»

Екатерина Стенько, «О любви»

Суббота, Октябрь 1st, 2011

Об авторе.

Екатерина Стенько живёт в Санкт-Петербурге. Ей 18 лет. Екатерина — студентка факультета журналистики СПБГУ. Есть странички в Интернете:
«Вконтакте» http://vkontakte.ru/djelika
Сетевой дневник http://www.diary.ru/member/?360500
Рассказ «О любви» — участник IV Всероссийского литературного фестиваля детского творчества


О любви

Сколько воды утекло, сколько мыслей навеяно мне вашей молчаливой агрессией.

Свет. Яркая вспышка света во тьме сознания в один миг стерла все мысли и чувства. Они отпрянули в испуге и тут же стайкой налетели вопросы: Что я? Где я? Неужели это люди? Неужели я видел людей? Да… Кажется, так называют себя эти существа, склонившееся надо мной. Звучно и красиво: Люди. Свет. Много света хлынуло в пространства сущности, затопляя на своем пути города и страны, созданные мечтами и снами. Белый свет, белое помещение, белые люди в белых халатах. Вода? Меня окружает вода. Дышать. Слишком непривычно чувствовать кожей холодный лед намерений. Вы все смотрите на меня… А кто я? Грязная облезлая псина. И вы морщитесь, и вам противно прикоснуться. А я и не живу — я бестелесный призрак, отравляющий ваше существование. Ну же, вычеркивайте. Жизнь — ничего не значащая единица в огромном мире, которым вы, по вашему мнению, управляете. Жизнь…

Вы дали мне ее? Вы в праве ее забрать? Вы кормили меня молоком, вы меня любили? Что ж… Мне не жалко, забирайте… Моя жизнь всего лишь частичка песка.

А я помню, как все начиналось. С неба пошел снег. Этот белый гость морозил лапы, мешал дышать, тревожил мое существование. Тепло манило меня, тепло метрополитена. Люди улыбались, глядя, как я бегу по эскалатору вниз в надежде уехать далеко — далеко от снега и льда. Люди улыбались, когда видели меня в вагоне. Кто-то даже подошел, потрепал по холке. Люди… Они же и схватили меня, повязали на голову какой-то шарф… А я и не думал кусаться. Я вообще никому ничего плохого не сделал. [Осторожно, двери закрываются. Следующая станция площадь Александра Невского]. Питер… Я люблю этот город, потому что не знаю других, я люблю этот город, потому что он так сказочно сверкает огнями, совсем как когда-то мне мама рассказывала про то место, куда попадают собаки, когда умирают… Мама… Где ты сейчас? Наверное, там… Ведь я сам видел, как вели тебя в ту комнату с белыми стенами, откуда ни одна собака не выходила. Теперь туда же ведут и меня. Люди. Те люди, которые улыбались. Те люди, которые такие идеальные, такие, какими их описывают их же сказки… Люди.

(далее…)

Владислава Бессараб, «Я тоже хочу жить»

Суббота, Октябрь 1st, 2011

Об авторе.

Владислава Бессараб живёт в городе Киселёвск, Кемеровской области (Российская Федерация). Ей 20 лет. «Я с детства очень люблю животных, — пишет Владислава, — с ранних лет приносила бездомных домой и отстаивала их права перед родителями. В 6 лет я мечтала быть ветеринаром, но со временем как-то не пошло и жизнь меня повернула в другом направлением. Я надеюсь однажды создать в каждом городе нашей бескрайней родины приюты для бездомных животных, чтобы помогать им, заботиться, защищать от озлобленных граждан. Мне бы искренне хотелось, чтобы в нашем законодательстве появились статьи о наказании тех, кто мучает животных сбивает их на автомобилях. Дома у меня живут кот и пес — оба приблудные (кота еще совсем крохотным нашли за трубой в подъезде, а песика в заброшенном строении, он был очень истощен, но сейчас это жизнерадостная псина)».


Я тоже хочу жить

Первое, что я увидел, когда мои глазки раскрылись, так это темные грязные стены, было холодно. Согревало только тепло мамы. Через несколько мгновений рядом со мной барахталась и кряхтела еще парочка таких же, как и я, созданий. Мама сказала, что люди называют нас «собаками».
— Где мы, мамочка? – спросил я.
— Люди называют это место подвалом, но для нас – это дом, — ответила она и побежала куда-то.

Только позже от папы мы узнали, что мама бегала за пропитанием, но какие-то люди ее прогнали. Она вернулась ни с чем, уставшая. Мы же, маленькие крохи, кинулись к ней. В борьбе за получение мамочкиного молока опять победила моя шустрая сестричка. Но мама очень умная и добрая, поэтому все насытились хоть и небольшим количеством.

Прошло несколько дней и мама с папой разрешили нам выйти наружу – в мир опасностей для таких, как мы. Папа говорит, что все двуногие – зло, а мама рассказывала, что как-то раз ее подкормила милая старушка. Мама сказала, что никогда в жизни она больше так не пировала, как тогда.

И вот мы гуляем, не отстаем от мамы и папы. По траве мы идем спокойно, а по асфальту перебежками, по дороге и вовсе не идем. Папа сказал, что если мы будем ходить по дороге, то люди нас задавят своими большими консервными банками, в которых они прячут свое тело. И из-за стекла этих банок видно только их лица – их невидящие глаза, не замечающие ничего, поэтому они нас и давят, потому что не видят. Они перемещаются в этих банках при помощи круглых резиновых штук, кажется, шин. И когда банка резко останавливается, то эти шины сильно шипят и даже свистят.

(далее…)

Игорь Игнатов, «Вега»

Суббота, Октябрь 1st, 2011

Об авторе.

Игорь Игнатов живёт в городе Энгельс, Саратовской области (Российская Федерация). Ему 31 год. «С детства пристрастился к литературе, пишет Игорь. — В старших классах стал заниматься музыкой (гитара). И продолжил будучи студентом — играл в молодежном оркестре (бас-гитара). Тогда же стал пробовать писать стихи и прозу. Плюс еще заинтересовался театром, и по окончании Политеха поступил в Консерваторию им Собинова, на театральный факультет. По окончании был зачислен в труппу Драмтеатра им Слонова, где тружусь в качестве актера по сей день. Осенью 2010 года на малой сцене нашего театра состоялась премьера спектакля «Город ангелов» по моим рассказам (она же «Рай-центр»). В этой постановке принимаю участие как актер».


Вега

Наверное, я счастливчик. Мне повезло – у меня была она, Вега. Красавица брюнетка немецких кровей. У многих городских мальчишек так и не сбылась заветная мечта – завести собаку. Были, конечно, другие домашние питомцы – рыбки, попугайчики и сестра, которую я тоже выпросил у родителей совсем еще маленьким и несмышленым. Но собака на тот момент была пределом мечтаний. На дворе тогда были девяностые годы, и натасканная породистая овчарка нам досталась по наследству от знакомого убитого бандита.

Мы забрали ее с отцом в конце февраля. Перед нашим приходом, знакомый вычистил вольер, где сидела овчарка, чтоб мы не поняли, сколько она ест. Я угостил ее колбасой и с первого взгляда мы понравились друг другу.
— Как назовете-то ее? – спросил знакомый
— Посмотрим, а как хозяин ее звал?
— Не знаю, вроде на Вегу откликается.

Так появилась ее имя. Со двора мы вышли на раскисшую улицу и первое, что в знак симпатии сделала Вега – всеми четырьмя лапами прыгнула на мою белую тряпичную куртку. Я поехал сразу после школы, и не успел переодеться. Потом мы шли пешком через весь город – не знали, как собака поведет себя в общественном транспорте. А когда пришли в детский сад, забирать сестру, я сделал еще одно наблюдение – колбасу Вега любит, а детей нет. Пришлось ей поселиться в гараже.

(далее…)