Татьяна Косова, «Тигровый глаз»

Об авторе.

Татьяна Косова живёт в городе Монреаль, Канада. Ей 54 года. По профессии журналист. Работает в газете «Запад-Восток». Есть публикации в журналах. Татьяна — автор детективных романов, вышедших из печати в России.


Тигровый глаз

Запах колбасы – это, конечно, хорошо, но далеко не всегда. Собственно, порядочный, знающий себе цену кот никогда не купится просто так на запах колбасы. Такое прощается только глупому котенку-несмышленышу, вечно голодному, не обладающему еще необычайной мягкой мудростью, присущей представителям его племени.

Человек снова протянул Банкиру кусок дорогой колбасы и улыбнулся ему. Рычать и скалить зубы Банкир пока себе позволить не мог и просто отвернулся, хотя колбаса, честно говоря, пахла просто обольстительно.

Но был там еще и другой запах… от сидящего рядом с ним человека прямо-таки несло опасностью.
— Он сыт, — сказала Хозяйка и взяла Банкира на руки. – Ах ты мое сокровище! А глаза! Глаза у него совершенно как у тигра! – Она часто повторяла это. Глаза у Банкира были и в самом деле необычные: не зеленые, как обычно у кошек, а золотистые, почти коричневые, очень красивые.

Банкир посмотрел на свою Хозяйку и почувствовал, как в груди у него, там, где рождалось урчание, что-то дрогнуло. Он знал, что она глупа, и многого не мог простить ей. Целый список злых и нелепых деяний держал в своей памяти рыжий кот Банкир: туда входили и дурацкое имя, и идиотская манера поглаживать его лобастую голову как раз тогда, когда ему хотелось спокойно полежать в кресле, и никому не нужные прививки, болезненные и противно пахнущие, на которые она таскала его раз в три месяца; здесь же числились мерзкие таблетки, которые она насильно заталкивала ему в пасть – таблетки назывались «витамины», и Банкир ненавидел это слово. Еще туда входили два шлепка, которые он получил, разбив нечаянно ее любимую вазу – больно совсем не было, но он отлично их запомнил. И еще кое-что…

Но гораздо живее были воспоминания о том, как ее мягкая рука заботливо крошила куриное мясо в его миску – она все время боялась, что он подавится костью; о том, как она плакала над ним после каждой прививки… он благоговейно хранил в памяти и тот день, когда Хозяйка, которая, как он хорошо знал теперь, неспособна обидеть и муху, буквально ринулась в бой за него – три больших страшных кота пытались прогнать с помойки маленького конкурента. Рядом свистели и улюлюкали мальчишки. Банкир до сих пор не знал, кто страшнее, но у него все-таки сложилось впечатление, что мальчишки, да и вообще люди, опаснее. Она отбила его у них, подобрала, принесла домой и налила полное блюдце сладких сливок. Он до сих пор помнил их вкус. Потом она дала ему имя Банкир; имя было дурацкое, но он все равно очень обрадовался. Это было лучше, чем жить безымянным котенком на помойке и сражаться даже за самый скудный обед.

Да, она была глупа, но что делать! Он полюбил ее. Когда она наклонялась к нему и касалась его своей мягкой, уже чуть увядающей щечкой, он начинал думать, что независимость, которую так ценит кошачье племя, — не такая уж хорошая штука… пожалуй, он готов зависеть от обладательницы этой щеки. В известных пределах, конечно.
И защитить ее.

Банкир посмотрел на сидящего рядом Человека. Он слышал, как Хозяйка говорила кому-то, что человек этот – тоже банкир, и ему это совсем не нравилось. Дурацкое имя, но делить его с кем-то кот не собирался.

Золотистые продолговатые глаза слегка приоткрылись, кот казался безмятежным, равнодушным; только острые уши чуть крепче прижались к голове. Вчера он видел, как человек осторожно вытащил из сумочки Хозяйки небольшой блестящий предмет. Банкиру было невдомек, что этот предмет называется «ключ» и что этот ключ открывает большой сейф, стоящий в кабинете. Человек ничего не взял из сейфа, только посмотрел какие-то бумаги – кот не знал, какие. Но ему и не надо было этого знать. Он чуял опасность интуитивно, унаследованными от предков инстинктами.

Люди считают, что кошки ничего не понимают! Какая глупость! Банкир прекрасно понимал все, что нужно. Пусть Хозяйка знает, что это за ключ, и как открыть им сейф, и что за бумаги там прячутся — зато он понимает, что спокойно сидящий на диване человек опасен, что он затевает черное дело, что улыбка его фальшива, а интерес к его хозяйке – искусное лицемерие. Разве это не важнее?

Она даже не понимает, что он любит ее! Где уж ей понять! У нее была привычка хватать его, высоко поднимать и демонстрировать подружкам его красоту, стать и необыкновенные глаза. «Тигр! Настоящий тигр!» А он этого терпеть не мог, и потому индифферентно висел у нее в руках, спокойно ожидая, когда его оставят в покое. И будь на ее месте кто-то другой, уж он бы показал ему! Он демонстрирует ради нее чудеса терпения – и это терпение она принимает за равнодушие, считает, что он интересуется только своей миской.
— Вот так и надо было его назвать – Тигровый Глаз! – произнес Человек, и Банкир легко уловил в его голосе фальшивые нотки. — Я бы выпил чаю.
— Конечно. – Хозяйка встала, погладила мимоходом Банкира и вышла на кухню. Банкиру хотелось пойти за ней и проверить, что она положит в его миску на этот раз; но вместо этого он сделал вид, что ему хочется спать, и прикрыл свои тигровые глаза.

Человек поднялся с места, быстро и бесшумно сделал несколько шагов к двери, взял со стула сумочку Хозяйки и достал из кармана ключ, явно собираясь положить его обратно.
— Мяууууу! – заорал неожиданно Банкир, который давно уже учуял ключ в кармане Человека и ожидал чего-то подобного.

Тотчас раздались торопливые, словно догоняющие друг друга шаги – она спешила на помощь. Человек положил ключ на стул, прикрыл его сумочкой и едва успел вернуться на диван.
— Банкир! Ты что? Что такое? Что с ним? – она повернулась так стремительно, что гость даже отшатнулся от нее.
— Не знаю, я к нему и близко не подходил, не трогал его, он вдруг взял да и закричал…

Она погладила Банкира. Кот распахнул глаза, поймал ее взгляд, попробовал сфокусироваться. Нет, ничего не выйдет, она слишком глупа!
— В чем дело, Банкир? – снова спросила она. – Ты… заболел?
— Мя-у! – отвечал Банкир. До чего глупы люди, какое избыточное значение они придают мелочам! Ему казалось совсем неважным, что Человек брал ключ, а сейчас хотел положить его обратно; ему надо было другое — чтобы она почувствовала опасность, ощутила ее кожей, как ощущает он… а уж потом можно найти ключ и прогнать ужасного гостя.

Нет, она не понимает, ей одной не справиться! Он решительно встал, потянулся, уклонился от ее рук и перешел на мягкий стул, где лежала ее сумочка. Не спуская с Человека глаз, он несколько раз, как это делают кошки, прошел по кругу вокруг сумочки, все время чувствуя металлический запах притаившегося под ней ключа, а потом не торопясь улегся прямо на нее – передние лапы обхватили тонкую серебристую лайку. Сделал он это так ловко, что сумочка даже не шелохнулась, но Человек все равно смертельно испугался. Правда, ему удалось это скрыть, так что заметил только Банкир.
— Моя радость! – умилилась хозяйка. – Он всегда старается ложиться на мои вещи! — Это была правда, Банкир любил ее запах и часто располагался на ее платьях и халатах, которые она швыряла где попало.
Человек встал и сделал шаг в его сторону. Банкир поднял верхнюю губу, показывая великолепно развитые белоснежные зубы, и сделал вид, что потягивается. Из обманчиво мягких подушечек лап показались острые блестящие когти. В конце концов, у него не только глаза тигриные! У него еще тигриная повадка, ощущение опасности, готовность к бою… и когти!

Человек остановился.
— Принесите, пожалуйста, чашки, — попросила хозяйка и села рядом с Банкиром. – Я уже все приготовила… надо только принести сюда, я не хочу его оставлять… с ним что-то странное происходит, он никогда так себя не вел. Я даже не помню, когда в последний раз видела его когти.

Человек не тронулся с места. Банкир демонстративно зевнул, снова показывая зубы, и крепче обхватил лапами сумочку.
— Дай сюда, глупый! – сказала Хозяйка, осторожно приподнимая его лапы и дергая за длинные серебряные ручки.
— Оставьте его, — не своим голосом сказал Человек. – Пусть так полежит.

Она послушно перестала вырывать из-под него сумочку, но насторожилась – он сразу это почувствовал. Наконец-то! До чего глупы люди – просто жалость берет! Смотрите-ка – она почувствовала неладное только тогда, когда напряженная злоба и опасность, исходившие от человека, буквально заполнили комнату, как ядовитый газ.
— Принесите, пожалуйста, чашки.

У Человека не было выбора. Он медленно направился в кухню.
— Что с тобой? – тихо спросила Хозяйка.
— Мя-я-у! – вполголоса сообщил Банкир. Он знал, что настал его звездный час.

Он много раз проделывал этот трюк, когда ее подружка приходила в дом с глупой, слишком много мнящей о себе собачонкой; они пили на кухне кофе, и собачонка противно тявкала на него. И сейчас тренировка сослужила ему хорошую службу.

Банкир взвился почти вертикально вверх, стрелой пронесся по коридорчику и врезался всем телом в кухонную дверь. Та захлопнулась со страшным грохотом.

А замок на двери… ну что ж. Как ни глупа Хозяйка, а теперь догадается, что он давно уже научился открывать его лапой и забираться на кухню, когда она, все приготовив к приему гостей, уходила в ванную. Ему не нужна была разложенная по тарелкам еда, но нравился запах и сознание того, что ограничить его свободу ей так и не удалось. Замок открывался снизу вверх, так что двинуть его сейчас наоборот – сверху вниз – было и вовсе плевым делом.
— Банкир! – закричала Хозяйка и кинулась к двери, из-за которой уже раздавались крики и стук.

Кот поднялся на задние лапы, как лошадь, страшно зашипел и выпустил когти.
— Банкир! – изумилась она, отступая к комнате.

Кот пулей кинулся к стулу и одним ловким движением сбросил сумочку на пол. Большой желтоватый ключ прекрасно выделялся на темной обивке. Хозяйка уставилась на него.
— Банкир… – прошептала она в третий раз. Но он сделал вид, что не слышит, и на всякий случай вернулся к кухонной двери, хотя Человек колотил по ней изнутри, как бешеный. Его дело – сторожить проходимца, ключ пусть она сама возьмет. Это собаки носят поноску! И воображают себя при этом большими защитниками хозяев! А он не намерен брать в рот этот мерзко воняющий металлом предмет!
Хозяйка взяла ключ в руки и перевела взгляд на кухонную дверь. Банкир прямо чувствовал, как в голове ее проносятся мысли. Она быстро оглядела комнату, решительно сняла трубку телефона, набрала несколько цифр.
— Полиция! – сказала она. – Полиция!

Банкир понятия не имел, что такое «полиция», и ни капельки этим не интересовался. Он знал нечто более важное: опасность миновала. Он сделал самое главное, остальное ее забота.

Отходить от кухонной двери он не стал, но перебрался на постеленный рядом с ней коврик и вольготно на нем раскинулся. Раз уж все так случилось – надо устроиться с удобствами.

One Response to “Татьяна Косова, «Тигровый глаз»”

  1. Оставляем комментарии, голосуем за Татьяну!