Светлана Мерцалова, «И так каждый день…»

Об авторе.

Светлана Мерцалова живёт в Санкт-Петербурге. Ей 37 лет. У Светланы есть авторские странички на ресурсах «Проза.ру», «Самлиб», «Литсовет».


И так каждый день…

Сквозь трескотню динамиков пробивался гнусавый голос диктора:»…Будьте осторожны, отойдите от края платформы…»
Послышался гул приближающегося поезда, грохот, скрежет железа…

Состав остановился, и в этот момент все пришло в движение: к поезду заспешили попрошайки, носильщики с тележками, бабки, что тащили на себе клетчатые сумки размером чуть ли не с саму бабку.
— Горячие беляши! Холодное пиво! — кричат бабки, заискивающе заглядывают всем в глаза, хватают за рукава…
Я тоже встал и двинулся поближе к вагонам. Может, и мне чего перепадет…

Я — Даймонд, так во всяком случае меня звали в той семье, где я вырос. Это было хорошее время: у меня был дом, каждое утро меня водили гулять, кормили… Потом, когда все уходили, я дремал на своем месте. Вечером вся семья возвращалась домой и хозяин, не раздеваясь, брал меня за поводок и выводил на улицу. Потом мы все ужинали — они за круглым столом, а я в своем углу. Покончив с ужином, мы садились смотреть телевизор. Хозяин чесал мне за ухом, а я дремал, прикрыв лапой морду и подоткнув хвост под бочок. Дремал, наслаждаясь своим собачьем счастьем. Летом меня брали с собой за город, на дачу. И все было замечательно до того дня…

В этот день хозяин вернулся очень расстроенный и меня даже не повели гулять, а сразу дали поесть. Сами они закрылись в другой комнате, долго спорили, ругались, мальчик плакал. Потом хозяин позвал меня и повел в машину. У меня было нехорошее предчувствие, и оно меня не подвело…

Ехали так долго, что закончились городские огни. Заехав в лес, мы вышли из машины, и хозяин снял с меня ошейник. Подняв с земли палку, он отшвырнул ее подальше. Все как всегда, ведь мы часто так играли. Пока я бегал за палкой, он запрыгнул в машину и умчался. В первую секунду я ничего не понял, и стоял как идиот с палкой в зубах, а потом погнался за ним со всех ног. Но как бы я не набирал скорость, его мне было не догнать — машина всегда быстрее…

Я бежал так быстро — ветер свистел в ушах, но вдруг упал почти без чувств. Кровь стучала у меня в голове, а сердце, казалось, вот-вот лопнет. Тут я понял, что меня бросили…

Было так тоскливо. Я лежал и выл на луну, бездушно смотревшую на меня, и никому до меня не было дела. Впервые я узнал, что такое предательство и одиночество…
Иногда это чувство посещало меня, когда все уезжали на несколько дней. Но тогда ко мне приходил сосед, гулял со мной, клал в миску еду, а я терпеливо ждал своих, и они всегда возвращались…
Ребенок, не снимая обуви, кидался ко мне на шею, крутил мне уши, щекотал живот. Хозяин оттаскивал его от меня, вел гулять, кормил. Я от счастья лизал всем руки и вилял хвостом…
Но этой ночью я понял, что больше никто не придет ко мне, не будет крутить мне уши и не накормит…

Я постепенно выбрался из леса, и вот я живу здесь — рядом с вокзалом, я почти сроднился с ним… Но я не один — нас много, таких вот горемык, выброшенных хозяевами на улицу…

Целый день я брожу между вагонов в надежде, что хоть кто-нибудь бросит кусок, но все тщетно… Сытые люди слепы к голодным, они их просто не замечают. Сытые пышут здоровьем и благополучием, и не зачем им видеть голодную псину — это может испортить настроение или, не дай бог, нарушить процесс пищеварения, ведь для сытых потребление пищи — это самое святое в их жизни, и потому они целый день жуют, жуют, жуют…

Я чувствуя себя лишним на этом празднике обжорства, потому что как никто другой знаю, что такое голод. Голод стал моим постоянным спутником и уже никогда не покинет меня…

Если бы вы знали, как это тяжело быть вечно голодным, но вдвойне тяжелее голодать среди завалов пищи. Мой желудок сжимается от голода, а вокруг — одни жующие челюсти, не останавливающиеся ни на секунду, масляные пальцы, которые пихают в рот еще и еще куски пищи, и опять жуют, отрыгиваются, запивая все чем-то ядовито оранжевым…

Поезд ушел, а в моем животе так же пусто, как и раньше. Я подошел к брошенной бумажке от мороженного и облизал ее. Тетя Груня — одна из торговок, с вечно слезящимися глазами и сморщенным, как печеное яблоко, лицом, пожалела меня и кинула кусок беляша. Она хоть и пьяница, потерявшая человеческий облик, но не все человеческое в ней умерло, она еще в состоянии сострадать. Это редкое чувство — сострадание — уже вымерло в нашем обществе за ненадобностью. В век высоких технологий такие глупые чувства не нужны, они лишь мешают…

Смеркалось, свинцовые тучи заволокли небо, закапал крупный дождь. Прохожие, укрывшись зонтами, бежали домой, где их ждали вкусный ужин и теплая постель. А я брел по улице, утопая в жидкой грязи, по темным переулком в чужом городе. Найдя пустой подвал, улегся, хоть тут сыро, холодно, в животе пусто, а на улице дождь, слякоть. Смотрю на окна и знаю, что в человеческом жилье тепло и сухо, и люди сейчас ужинают, и пахнет вкусной пищей… От этих мыслей стало еще грустнее…

Как часто, идя по улице, мне казалось, что я узнаю своего хозяина! С замирающим сердцем я бросался вслед, скуля от радости, но это был не он…

Каждую ночь я вижу один и тот же сон: сплю и слышу грохот лифта на лестничной площадке, стук каблуков, скрежет замка и детский визг… Открывается дверь, и я, oдурев от счастья, виляю хвостом и лижу те руки, что любовно ласкают мой загривок. Ребенок дергает меня за уши, трогает мне нос, а я благодушно покоряюсь и тут… просыпаюсь…

Вокзал живет своей жизнью — это государство в государстве, со своими законами и порядками. Для простого обывателя — это место встреч и расставаний, а для нас, бездомных, дом родной…
Я целый день лежу на перроне, люди равнодушно проходят мимо, обходят меня, а иные перешагивают через меня, даже не замечая…

Девочка с круглым личиком стоит чинно, поджав губки. Вся пухлая, розовая, аккуратно причесанная. Она ест шоколадный батончик. Не прошло и минуты, как батончик исчез в этом милом ротике. Облизав липкие пальцы, она косится в сторону латка. Бедная девочка не наелась.
Рядом стоит ее тюленеподобная мамаша. Она цедит джин-тоник из баночки, покуривая элегантно, как ей самой кажется, тоненькую сигаретку. Девочка увидела меня и подошла поближе.
— Не трогай его. Он заразный, — резко останавливает её мать. — Лежит тут… шелудивый…

Девочка состроила брезгливую гримасу и отошла в сторону. Я положил морду на пол и закрыл глаза. На душе стало так тоскливо.
— Развелось их, — не унималась мать. — И куда только санэпидемстанция смотрит?

«Развелось» — какое обидное слово. Не развелось, мы же не сами по себе развелись, а вот конкретно такие люди, как эта дамочка, непонятно по какой причине выкидывают нас на улицу, и мы живем, плодимся, болеем, никому не нужные. Вот такие только и ждут от санэпидемстанции, чтобы нас убрали с их глаз…. Меня приручили, а потом выкинули на улицу, как старую ненужную тряпку, а ведь я живой…

На соседний путь пришел московский поезд. Словно изголодавшиеся, люди рванули к лоткам, сметая на ходу беляши, нарезки колбасы, сыра, ветчины, орешки, чипсы, кириешки, хрустики, сникерсы…
Пухлый мальчик вонзает зубы в пирожок, его щеки, того и гляди, лопнут от жира, а лицо выражает полнейшее довольство. Родители с гордостью глядят на свое дитятко. Кто еще может похвастаться таким богатырским аппетитом? Родители тоже не отстают — уминают уже по третьему пирожку… Латки, заваленные жратвой, пустеют. Как люди боятся быть голодными! Или они готовятся к третьей мировой войне, нагуливая жирок?

Я голодный возвращаюсь в свой подвал, грохочет гром, в морду хлещет дождь, а я весь промок и в животе так пусто… Никто не позовет меня в дом, чтобы обогреть и накормить. И мне жалко себя, так жалко, что сердце рвется на части…

Напротив подъехала огромная фура, груженная жратвой. Завтра с утра прилавки магазинов должны ломиться. К открытию магазина тут уже не протолкнуться — армия домохозяек кинется заполнять корзины, чтобы накормить своих чад…

И так каждый день…

10 комментариев to “Светлана Мерцалова, «И так каждый день…»”

  1. Оставляем комментарии, голосуем за Светлану!

  2. Lana:

    Светлана. Вы тонкий психолог. Вам удаётся затронуть душу читателя. Успехов Вам в творчестве!

    Вы написали хорошую вещь.

  3. michail:

    Очень затронуло. Спасибо за хороший рассказ

  4. Gazelle:

    Прочла сквозь слезы… Как мы порой бесжалостны, проходя мимо бездомных животных, ведь они живые. Мне очень понравилось. Спасибо автору

  5. Helen:

    Очень трогательный рассказ. Мне очень понравилось

  6. Irischka:

    Ваш рассказ заставил меня заплакать и по другому посмотреть на бездомных животных. Спасибо Вам за это.

  7. IvanSvenson:

    Очень хороший рассказ

  8. rina as:

    Да, это верно, что человек виновник большинства бед бродячих животных. Неоднократно встречала на улице короткошерстных собак и кошек, неприспособленных к нашим суровым зимам. Их приобрели, наигрались, и за ненадобностью, как вещь, выбросили на произвол судьбы. Когда смотришь на них, то заранее знаешЬ что еще одна загубленая душа не переживет эту зиму. И появляется такое ощущение, словно и сам бродячая собака. Так как отношусь к такому слою населения, который просто физически не может иметь больше, чем уже есть. Хочу помогать и помогаю. Даже самым минимумом, что у меня есть, делюсь.

  9. liceberg:

    Я согласна с rina — человек виновник большинства бед бродячих животных. Сегодня в моде маленькие собачки — модницы заводят их, завтра в моде большие собаки, то маленьких выкидывают без сожаления. Это очень жестоко!
    хороший рассказ

  10. tara:

    Тяжело читать, после этого рассказа становится стыдно, что я — человек.
    Выбрасывать прирученных — почти убийство, только это не судится…
    Очень понравилось