Александр Ороев, «Дина»

Об авторе.

Александр Ороев живёт в городе Льгов, Курской области (Российская Федерация). Ему 62 года. Александр — моряк, журналист.


Дина

Признаюсь, что я не такой уж большой знаток собак, особенностей их пород, экстерьера, окраса и всех тонкостей, о которых способны долго и увлеченно рассказывать любители или профессионалы. Просто в судьбе как-то случайно появлялись собаки, рядом с которыми приходилось жить, сосуществовать, способности которых приходилось использовать. И была среди всех этих собак доберман – девочка Дина, о которой я и расскажу.

Дину мне подарил один мой друг, с которым нас связывают многие общие воспоминания о молодости, проведенной в дальних северных краях великого Союза. Мы побывали почти в одно время в одних и тех же местах Колымы и Камчатки, а познакомились уже только здесь, в европейской части России.

Дина в ошейнике вольно носилась по улицам большого города, привлекала внимание прохожих, но ни к кому близко не подходила, ни на какие ласковые призывы, на попытки подманить чем-нибудь вкусненьким, не поддавалась. А была она очень красива, как бывают красивы доберманы вообще, тем более совсем еще юные, тонкие, стройные, высокие, с точеной мордочкой. У Дины был необыкновенный окрас – она была не просто коричневой, а по чернильному – фиолетовой. Кто писал в школьные годы перьевой ручкой, тот помнит цвет этих чернил.

На второй или на третий день Дину поймал какой-то бомж и предложил моему другу собаку купить, поскольку уже ясно было, что хозяев она потеряла, на вольном выгуле легко может погибнуть под колесами автомобиля или угодить в какую-нибудь историю, какими обильна жизнь бродячей собаки. Друг мой за Дину заплатил, привез ее в свой дом, где у него уже были две сторожевых собаки очень строгих и грозных пород. И эти сторожа Дину почему-то не приняли. Тогда и было принято решение, что добермана нужно подарить мне, поскольку тогда у меня собаки не было: верный дворовый сторож Бим несколько лет назад умер от старости.

Дина покорила всех своею красотой, необыкновенно звонким лаем и какой-то деликатностью в общении. В отличие от Бима не была навязчивой, ласок не терпела, и всем уступала дорогу. Было в ней что-то от трепетной лани, которая вздрагивает от любого дуновения ветерка, шелеста травы.

Скоро выяснилось, что у Дины слишком романтичная натура: её обуревает тяга к странствиям, она любит побегать на воле, при любом удобном случае выскальзывает за дверь и носится по территории старого княжеского парка, пугая своим заливистым лаем прохожих. А заманить её в дом оказалось очень трудным делом. Это была целая даже «операция по заманиваю», стоившая с полкило колбасы. Дина к дому не приближалась, и к себе не подпускала. При любой попытке приблизиться к ней, сделав грациозный прыжок, убегала на своих быстрых длинных лапах. Поэтому заманивание начиналось издали. Ей бросали кусок колбасы, ради которого она делала несколько шагов к дому. Потом все повторялось раз десять-пятнадцать, прежде чем собака , после длительных колебаний, все же переступала порог и за нею захлопывалась дверь, специально сидящим в засаде членом семьи.

Пришлось установить строгое-престрогое правило запирания дверей, чтобы не убежала Дина. Надеялись, что собака привыкнет и приживется в нашем доме. Но случайности избежать не удалось. Однажды Дина выскользнула за дверь, убежала на автотрассу и попала под колеса автомобиля. Пришлось решать комплекс проблем по её захоронению.

Спустя неделю-другую после гибели Дины я приехал домой на обед. Поставил автомобиль, прошел на свой участок. Надо сказать, что напротив входа в дом у нас разросся виноград и так опутал яблоньку, что крыльца с дороги не видно. Направляясь в дом, огибаю виноград и… Чувство это передать трудно. Какое-то онемение всех членов. Перед крыльцом лежит … Дина!

Первая мысль: «Призрак! Фантом!» А затем: «Помутнение рассудка?»

Но, присмотревшись, вижу, что и мордочка не такая точеная, а с тяжелой нижней челюстью, и окрас не такой фиолетовый. Приближаюсь… Пес грозно заворчал, потом поднялся. Оказалось, что у бедолаги сломана передняя лапа. Видимо тоже попал под автомобиль. Необъяснимо только: почему он выбрал именно мой дом, чтобы прийти со своей бедой?

Пса мы с сыном Сашей отвезли в ветлечебницу, где ему наложили швы на раны и загипсовали разбитое плечо. Я дал объявление в газету. Через день пришел хозяин и забрал свою собаку.

Оказалось, что у доберманов общая страсть к романтическим побегам.

One Response to “Александр Ороев, «Дина»”

  1. Оставляем комментарии, голосуем за Александра!