Archive for Ноябрь 2nd, 2011

Владимир Платонов, «Золотой лев»

Среда, Ноябрь 2nd, 2011

Об авторе.

Владимир Платонов живёт в городе Самаре (Российская Федерация). Ему 24 года. Владимир — аспирант химического факультета СамГУ.


Золотой лев

Знакомство

Жаркое летнее солнце волнами разливалось по камням стен домов и мостовой. Обеденный перерыв. Небольшая улочка, ведущая к центральной площади маленького городка, была заполнена уставшими от жары жителями, которые стремились на свежий воздух из зданий, превратившихся в доменные печи. Среди этой реки томных тел никто не замечал рыжий островок целеустремлённости. Маленький котёнок спешил по своим делам. Он был единственный на этом белом свете, кто понимал всю исключительность, в нём сосредоточенную. С ловкостью снежного барса он огибал огромные ноги своих неуклюжих спутников и высоченные бордюры, преграждавшие ему дорогу. Путь его лежал к городскому фонтану.
Рыжий прилёг на краю портика, на который он не без труда забрался, и наслаждался прохладой, исходящей от воды. Заслуженный отдых после водопоя. Вдруг взгляд кота остановился на девочке, сидевшей неподалёку. Внешне она не отличалась от остальных дылд, расположившихся вокруг. Но кошки видят глубже, они смотрят в самую душу. Малышке нужна была помощь.
Котёнок встал и уверенно пошёл в сторону своей новой подопечной. Пройдя необходимое расстояние, он по-хозяйски устроился на коленях семилетней жертвы, читающей книжку. Она оторвала глаза от букв и отдала внимание коварному хищнику. Дальше в ход пошло обаяние Рыжего… Пять минут небольшого представления, и до Ани (так звали девочку), наконец, дошла мысль о том, что она не сможет дальше жить без этого забавного комочка из когтей и шерсти.
От фонтана Рыжий продолжил путешествие на руках у вновь испеченной хозяйки. Она несла его к себе домой.
Знакомство с родителями хозяйки прошло тяжело. Мама Анны долго не сдавалась, но, в конечном итоге, уговоры, слёзы и обещания дочери сделали своё дело, крепость пала…

Первый день

После ненавистных, но обязательных банных процедур мокрого, дрожащего кота отнесли на второй этаж дома в Анину комнату и оставили одного. Котёнок немедленно начал обживаться. Экскурсия началась с обыденных подоконника, дивана, книжной полки и письменного стола и закончилась такими страшными местами, как таинственное подстоловье, пыльное задиванье и тёмное зашкафье. Исследования принесли первые результаты: во-первых – мыли кота зря, во-вторых – рыжий понял, что за беда приключилась с девочкой.
Нехитрым бодающим движением дверь в комнату была открыта, и смотр территорий продолжился. Следующими на очереди оказались родительская спальня и ванная комната, где не было найдено ничего интересного кроме жутко завывающей стиральной машины. Внезапно сквозняк донёс до носика котёнка запахи с кухни, и он поспешил вниз. Скатившись кубарем с лестницы, каждая ступенька которой была в два раза выше нашего героя, он прокрался под кухонный стол и сосредоточился на надстольном разговоре.
Приглушённо доносился женский голос: “ Анечка, почему ты не ешь? Ты себя хорошо чувствуешь?” “ Я просто не хочу мама, со мной всё в порядке. Просто устала немного. Лучше я пойду наверх и отдохну” – отвечал голос котиной хозяйки. Послышались удаляющие шаги. “Дорогой, мне кажется, что с Аней что то случилось.” – c нова послышался женский голос: “Она выглядит больной и практически не ест ”. — “Дорогая, от этой нескончаемой жары все в городе чувствуют себя неважно. Немудрено, что и нашей дочери нездоровится,” – отвечал мужской голос.
Наслушавшись вдоволь, рыжий шпион поспешил обратно в комнату и обнаружил свою хозяйку, лазающую за диваном. “Меня потеряла. Волнуется. Любит” – логично подумал котёнок.
Громким веселым мявом Рыжий обратил на себя внимание. Девочка сначала даже попробовала разозлиться на беглеца, но разве можно обижаться на такую обаяшку? Остаток дня они провели вдвоём, веселясь и играя, и даже не заметили, как стрелки часов дошли до отметки в 11 часов, и пришло время сна.
Поцеловав дочь перед сном и выключив свет, мама Ани вышла из комнаты. Котёнок свернулся калачиком на груди девочки и уснул. Анна со страхом закрыла глаза и отправилась в страну Морфея, который ночь от ночи посылал ей всё более и более страшные видения.

Тени

С наступлением ночи из всех закоулков и подворотен города начали подниматься еле видные сгустки тьмы. Порождённые негативными эмоциями людей, изнывающих от жары, эти сущности желали только одного – есть. Питались они страхом. По одиночке и даже сбиваясь в стаи, они не могли навредить взрослому человеку. Их жертвами становились дети. Дети, у которых не было друзей, чья любовь создавала вокруг души непреодолимый для зла кокон света.
Итак, сбиваясь в стаи, тени разлетались по спящему городку в поисках подходящей жертвы. Целью одной из групп стало настежь распахнутое окно Аниной комнаты. Мраков не смутило даже свечение, исходящее из комнаты, они шли на запах страха, который как магнит тянул их к девочке.

(далее…)

Александр Дрозд, «Мои питомцы»

Среда, Ноябрь 2nd, 2011

Об авторе.

Александр Дрозд живёт в городе Барановичи, Брестская область, Республика Беларусь. Ему 9 лет. Александр учится в третьем классе школы. На фото его собаки: Берта и Рончик.

иукеф

ronchik


Мои питомцы

Несколько лет назад у нас жила Берта. Берта – немецкая овчарка. Когда она у нас появилась, то была совсем маленьким щенком. Мы с сестрой бегали за ним, кормили кашей. Как-то щенок нашел детскую пустышку и долго с ней возился: пытался схватить её и засунуть в рот, но это у него не получалось. Наверное, пустышка напомнила ему о сладком мамином молочке. Берта подросла, и мы обучали её разным командам. В год она стала такая красавица! Но однажды Берты не стало. Об этом очень грустно вспоминать…

После этого мы долго не заводили собаку. Но как-то папа ехал по городу и увидел на улице щенка дворняжки. Он метался из стороны в сторону и жалобно скулил. Папа открыл дверь машины, и малыш тут же юркнул в салон. Так у нас появился Рончик. Мы думали, что это мальчик, и дали ему мальчишечью кличку. А это оказалась девочка. Но кличка так и осталась.

Рончик – очень хорошая собака. Она любит детей, играет с нами и нашими друзьями. В то же время она надежный охранник нашего дома, никого чужого не пустит во двор. А когда у нашей любимицы появляются щенки, она становится заботливой мамой. Хотя Рончик – дворняжка, она – умная собака и, кажется, все понимает.

Мы очень любим наших питомцев.

Юлия Перова, «Дуся»

Среда, Ноябрь 2nd, 2011

Об авторе.

Юлия Перова живёт в Москве. Ей 49 лет. По профессии Юлия — экономист. Она — начинающий автор, первыми публикациями стали рассказы о животных.


Дуся

Потрескавшаяся от времени пятиэтажка стояла посреди большого двора. Этот ныне бойкий район Москвы когда-то был отдельным городом, но в начале шестидесятых годов его присоединили к столице, постепенно начали сносить старые деревянные дома и на их месте строить новые панельные пятиэтажные красавцы. Жителей частных домиков переселяли в комфортные квартиры с газом и горячей водой, и каждый такой переезд становился для очередной семьи настоящим праздником. Помимо квартиры переселенцы получали новое название – «москвичи».

Поначалу они пытались сохранить свои традиционные способы общения – соседки кричали друг другу с балконов: «Зина, у тебя соль есть?» Матери открывали окна и громко звали домой своих непутёвых чад. Дружившие между собой семьи продолжали дружить и бурно отмечать праздники. Но старшее поколение старело и вымирало, с ним канули в лету: гармошка, забивание «козла» во дворе; незаметно исчезли голубятня и собачья будка, в которой проживал поначалу чей-то пёс, которого жильцы не захотели брать в новую квартиру. Пса регулярно кормили, а когда он умер от старости, хозяева, обливаясь слезами, похоронили его под огромным раскидистым клёном.

Но время неумолимо меняло всё. Началась мода на собак, и в доме сразу появились три колли и огромная овчарка. Хозяева колли подружились, и их часто можно было увидеть гуляющими вместе, а владелица овчарки не общалась ни с кем и гордо прогуливалась со своей собакой поздними вечерами.

Грянули девяностые годы, когда жителям стало некогда думать о собаках, надо было заботиться о собственном выживании. В пятиэтажке обитал самый разный народ — и заводчане, которые переехали из деревянных построек, и инженеры из закрытого НИИ, получившие квартиры при увеличении семей. Жильцы потихоньку нищали и умирали – их дети делились на две категории – те, кто побогаче, покупали себе квартиру в просторных новостройках, а старую или продавали или сдавали, остальные продолжали жить в этом доме, мечтая, что когда-нибудь его снесут.

В доме исчезли собаки, новых никто не заводил. Вот тогда и появилась во дворе Дуся – обыкновенная рыжая дворняга средней величины. Первый раз она забежала во двор случайно со стаей бродячих собак. Собаки убежали, а Дуся осталась у второго подъезда, унюхав выпавший из чьего-то помойного ведра заплесневелый кусок колбасы. В пятиэтажках, как известно, не было мусоропровода.
Пока она расправлялась с деликатесом, из подъезда вышла пожилая женщина с миской, Дуся потом узнала, что она жила на первом этаже.
— Поди сюда, — позвала она собаку, — у меня вот супчик остался.

(далее…)

Илона Левина, «Мои лохматые друзья»

Среда, Ноябрь 2nd, 2011

Об авторе.

Илона Левина живёт в городе Нижний Тагил, Свердловской области (Российская Федерация). Ей 10 лет. «Я люблю танцевать, — пишет Илона, — поэтому занимаюсь в хореографической студии «Детство». Но больше всего я люблю собак». На фото — любимые собаки Илоны — Масяня и Тима.

masiania

tima


Мои лохматые друзья

Когда мне было три годика, папа подарил мне собачку, породы чи-хуа-хуа. Я очень обрадовалась. Назвала её Масяня. Я так мечтала о собаке и моя мечта сбылась.

Моей любимой Масяне уже 9 лет. Я очень люблю собак, даже не представляю, как люди живут без них. Ведь собака – это самый верный друг человека. Масяня похожа на лисичку. Такая же хитрая как лиса. Она мало ест и занимает мало места. Любит, когда я её обнимаю и прижимаю к себе. Очень любит спать на диване со мной под одеялом.

Масяня спит так интересно, как человек: голова на подушке, а сверху одеяло. Она чувствует, когда на улице холодно и идёт дождь и не выходит гулять: спрячется под диван и сидит тихо. Гуляет аккуратно, боится запачкать свои тоненькие лапки. Масяня маленькая, но смелая! Совсем не боится собак больших, они её боятся. Масяня не даёт, чтоб её гладили чужие люди. Масяня всегда за меня заступается.

Уже год, как моя Масяня стала мамой. Родила троих щенят, двое умерли, а один остался живой. Мне его стало жалко, и я уговорила родителей оставить его. Он ведь счастливчик, раз выжил. Должен жить с нами. И стало у меня две собаки. Назвали мы его Тимкой.

Тима конечно у меня получился не породистый, а смесь чи-хуа-хуа с дворняжкой. Но это неважно для меня я его очень люблю. Тима – это маленькое моё сокровище.

Мои собаки живут дружно. Когда я ухожу в школу, а родители на работу, мои друзья остаются одни. Мне очень жаль их, потому что я знаю, что они скучают без меня. Когда я возвращаюсь домой, то они готовы взорваться от радости! Виляют хвостиками, прыгают, и мы идём гулять.

На прогулке я с ними бегаю, кидаю им палку, они приносят. Делают маленькие барьеры. Собакам, как и людям, надо заниматься спортом. Когда приходим с улицы, то я обязательно собакам мою лапки. Они послушно сидят и ждут.

Они радуются, когда приходит мама с работы и бегут на кухню, знают, что сейчас получат что-нибудь вкусненькое. И начинают танцевать на двух лапках. Смотреть на это — одно удовольствие. Мне нравится наблюдать, как они стараются танцевать, лишь бы получить кусочек колбаски.

Живя с собаками, я получаю большое удовольствие от жизни. Только мне очень жаль брошенных собак. Я всегда их кормлю. Они меня даже в школу провожают. Я задаю один вопрос: «Зачем люди берут, а потом выкидывают собак?» Собака – это не игрушка. Даже за игрушкой, и то надо ухаживать, а за живым существом тем более. Собака- это счастье. С ней можно поговорить, рассказать о горе, о радости. Когда я плачу меня жалеют мои четвероногие друзья. Они всегда тебя выслушают. Собака никогда тебя не бросит, не предаст. А человек может. Я очень уважаю тех людей, которые берут собак и ухаживают за ними.

Моя мечта — вырасти и создать приют для брошенных собак. У нас во дворе одна собачка родила девять щенят. Я их спрятала в сарай и ходила кормила. Когда им исполнился месяц, я двоих отдала. Остальных, конечно, жалко: ребята их растащили просто для забавы. Буду учиться, и стараться осуществить свою мечту. Как бы было хорошо, если бы у всех собак был свой домик. Ещё я очень мечтаю работать кинологом. Собак нельзя никем заменить! Они нам нужны. Собаки лучшие друзья человека. Берегите их и любите!

Своих лохматых друзей я не отдам никому. Я их очень сильно люблю.

Инна Штейн, «Агата»

Среда, Ноябрь 2nd, 2011

Об авторе.

Инна Штейн живёт в городе Одесса, Украина. Ей 64 года. Инна — Главный библиограф Одесской национальной библиотеки им. Максима Горького. Пишет прозу с 2002 года.


Агата

Меня зовут Агата. Когда я была маленькой, я не знала, почему Ляля меня так назвала. Потом подросла, обнаружила на полке книгу о драгоценных, полудрагоценных и поделочных камнях, скинула на пол и прочитала.

Вы думаете – я читать не умею? Глупости! Мой троюродный прапрапрадедушка был родом из Чешира, прапра – (уж и не знаю сколько этих пра надо вставить) – бабушке было разрешено смотреть на королеву. Точнее, она смотрела на нее безо всякого разрешения, так что королеве, дабы не уронить свое королевское достоинство, пришлось даровать моей прапра- (ну и так далее) –бабушке эту милость.
Бабка была тонкая штучка, она своим положением не злоупотребляла и являлась к королеве только в критические минуты, когда надо было решать, отправлять ли любовника на плаху, а флот на защиту страны. И всегда помогала принять правильное решение.

Ляля, конечно, не королева, но у каждого своя судьба. Она приютила меня, когда я была совсем крошкой. Мать моя внезапно исчезла, братья и сестры разбрелись кто куда, и я осталась совершенно одна. Не понимая своего положения, я беззаботно играла какой-то пестрой бумажкой, потом мне захотелось есть, чувство голода все усиливалось… Мир был так огромен и равнодушен!
-Представляешь, — рассказывала потом Ляля своей ближайшей и единственной подруге Кларе, — сошла я с маршрутки, уставшая, голодная, работа меня задолбала, и вообще… Такая на меня тоска навалилась! А тут еще дождь начал моросить. Вдруг под ногами что-то как запищит! Это я на котенка наступила, он совершенно с мокрым асфальтом слился. Не знаю, что на меня нашло, я сроду-веку животных не держала, взяла его на руки и домой принесла.

Дома она меня выкупала, я выдержала это испытание стоически, хоть и совсем несмышленышем была, но интуитивно поняла, что надо этой женщине понравиться.
-Он не царапался, не вырывался, смотрел на меня жалостливыми глазками и пищал тоненько-тоненько. Я думала, что котенок ужасно грязный, а оказалось – просто черный.
-Я бы черного ни за что не взяла, — поджала губы Клара. – Неужели ты совсем примет не боишься?
-Между прочим, Кларочка, в Англии считают, что если дорогу перебежит черная кошка – это к удаче. Так что все относительно.

Молодец Ляля! Замечательно Клару отбрила.
-Но мы ведь не в Англии, — только и нашлась сказать Клара.

В Англии, не в Англии, а я так точно британских кровей. Моей Ляле я только удачу приношу.
-Я сначала думала назвать его Мурзиком, но тут пришла соседка баба Катя.
-Это которая у тебя все одалживает и никогда ничего не отдает?
-Ладно, Клара, не вредничай. Когда сосед с пятого этажа, пьяный в дымину, начал рубать топором почему-то именно мою дверь, она ментов вызвала, а до их приезда умудрилась у него топор отобрать и по шеям так накостылять, что теперь он тише воды, ниже травы. Так что все одолженное она отработала.

(далее…)

Наталья Зубченко, «Джек»

Среда, Ноябрь 2nd, 2011

Об авторе.

Наталья Зубченко живёт в городе Ставрополе (Российская Федерация). Ей 41 год. Литературным творчеством занимается с 7 лет. Работала журналистом ряда ставропольских изданий.


Джек

Он появился на свет в момент, когда солнце только начинало золотить верхушки деревьев и его первые лучи робко расползались по округе. У него был мокрый теплый нос, большие, темно-карие глаза, и от остальных трех щенков он отличался, пожалуй, лишь тем, что был ужасно большеухим.

Когда он подрос, то понял, что люди назвали его Джеком. Джек был замечательным, добродушным псом. Он любил летом, забравшись в заросли зверобоя, наблюдать, как порхают стрекозы, и даже улыбался чему-то, глядя на них.

Ночью он нес верную службу по охране дома своей хозяйки – толстой и ужасно крикливой женщины. Она любила, когда была не в настроении, обливать Джека водой, но он не обижался на нее за это.
Днем Джек убегал далеко от дома. С виду он чем-то напоминал овчарку и поэтому прохожие часто шарахались от него в сторону.

Для себя Джек выделил в городе три главные улицы, которые и назвал про себя по-своему, оригинально: Голубая, Оранжевая и Зеленая. Голубой была названа улица, по которой протекала небольшая местная речушка. Оранжевая была самая удивительная, там росло очень мало деревьев и почти не было кустарников и травы – от этого в знойные летние дни она чем-то напоминала Джеку оранжевый раскаленный шар. А третья – Зеленая – понятно, почему была так названа Джеком. На ней было очень много зелени.

Джек наслаждался солнцем, воздухом, пением птиц… Так прошло пять лет.
Но вот однажды хозяйка Джека собрала вещи, забила ставни и, сказав что-то одной из своих соседок, уехала. Если бы Джек понимал человеческий голос, то он услышал бы следующее:
— Прощайте, уезжаю навсегда к сыночку. Дом мне теперь ни к чему. А Джек… он уже старый. Пусть слоняется по улицам…
Так Джек стал уличной собакой.

Вначале его очень любили обитатели Голубой, Оранжевой и Зеленой. И даже, случалось, подкармливали. Но потом кто-то пустил слух, что Джек бешеный пес, что он кусается. И, как ни странно, все этому поверили.

Старушки теперь начинали учащенно креститься при виде Джека, а молодые мамаши хватали своих малышей и в панике убегали с лавочек, хотя Джек вовсе и не думал приблизиться к ним. Вскоре он немного одичал и сам стал сторониться людей.

Истощенный пес, как живой призрак, бродил теперь по городу, среди моря людского равнодушия. Однажды, изнемогая от голода и жары, он забрел на Зеленую улицу. Но кто-то отчаянно засвистел, завидев его, и в Джека тут же полетели камни и палки. Люди что-то страшно кричали, окружив его, и Джек еле унес ноги. После этого он совсем перестал доверять людям.

Теперь он всякий раз шарахался от прохожих. Даже от тех, кто его совершенно не трогал. В последний раз его видели на перекрестке Голубой и Оранжевой – в самом оживленном месте города.
— Бегите! Он укусит! Дьявол! – закричала, завидев Джека, сама не зная, кому, какая-то старушка и крепко прижала к себе буханку хлеба, на которую дико покосился Джек.

Он шел по самой оси улицы, низко наклонив голову, навстречу сумасшедше несущимся автомобилям. Шоферы сердито сигналили ему, но он ничего не слышал. Или просто не хотел замечать этого. И всё шел, шел, шел…

Это была страшная картина: живое существо совсем не боится смерти и равнодушно идет ей навстречу.

Он шел до тех пор, пока не попал под серый, тяжелый грузовик. Его отбросило в сторону, и Джек, предсмертно взвизгнув, остался лежать на пыльном асфальте, до синевы раскаленном лучами полуденного солнца…

Юлия Рущак, «Муся и Тобик»

Среда, Ноябрь 2nd, 2011

 Об авторе.

Юлия Рущак живёт в городе Орске, Оренбургской области (Российская Федерация). Ей 26 лет. По профессии – специалист в области менеджмента и управления персоналом. Стихи и музыку пишет с 13 лет, прозу – с 18. Имеет ряд публикаций в российских и международных изданиях. Член МСТС «Озарение», координатор литературной группы «Вдохновение Урала», руководитель Творческого объединения «Голоса Оренбуржья».


Муся и Тобик

Мне было восемь лет, когда мы всей семьёй переехали жить из квартиры в частный одноэтажный дом. От прежних хозяев остались нам в наследство пес-дворняга по кличке Тобик и рыжий котяра Васька, которым было лет по семь.

С Васькой я быстро нашла общий язык. А вот Тобик… рычал и дня два вообще не выходил из своей конуры. Никого на свою территорию не пускал и даже ничего не ел.
Понимая, что питомец хочет кушать, я решила ему что-нибудь вынести вкусного, предварительно спросив у мамы, чего едят собаки.
Поскольку косточки никакой не оказалось, я, отрезав корку чёрного хлеба, пошла кормить пса. Позвала, а он даже головы не поднял.
«Бедненький! Тоскует по бывшей хозяйке и голодный совсем…» — подумала я.
Подошла совсем близко к его «домику» и протянула хлеб со словами:
— Кушай, Тобик! Это вкусно!

Но вместо благодарности, я услышала рычание.
Ребёнком я была упрямым и настойчивым. Для меня всегда важно, чтобы было всё, как я хочу. Вот и повторила свои действия. Реакция собаки последовала незамедлительно. С более громким рычанием он кинулся из своей конуры на меня. Благо цепь была не столь длинна, иначе Тобик бы меня укусил. Он рвался с цепи и громко лаял.
Мама тоже остерегалась пса и близко к нему не подходила. Миску с едой она пододвигала деревянной шваброй или граблями. Но Тобик отказывался выходить из своего «домика». Так длилось дня два. Потом пёс всё же стал выходить, но по-прежнему не подпускал к себе никого. И только спустя неделю, Тобик всё-таки принял нас.

Но поскольку пёс был уже «в годах», родители решили взять щенка. Однажды втроём с мамой и младшим братом мы отправились на рынок, где продавали домашних питомцев и птичек…
Как только мы вошли в ворота, сразу же увидели продаваемых щенков овчарки. Двое прятались всё время в простыню, а один был очень любопытным. Постоянно норовил вылезти из коробки.
— Вот этот классный! У него умные глаза. И потом будет защитником в доме! – утвердительно сказал брат, — Мам, давай его возьмём?

Но мама почему-то отрицательно покачала головой и пошла дальше. Расстроившись, мы с братом поплелись следом, всё время оборачиваясь на того красавца, который провожал нас тоскливым взглядом и повизгиванием.

(далее…)