Евгений Варламов, «Эвтаназия»

Об авторе.

Евгений Варламов живёт в городе Туле (Российская Федерация). Ему 58 лет. «Военный пенсионер, рассказывает о себе Евгений. — Писать начал в 2007 году после выхода в отставку. Стихи пробую писать только с февраля 2011 года. Публиковался в электронном журнале «Точка Zрения» № 43 и в журнале «Новая литература». Получил грамоту от поэта Эльдара Ахадова за участие в поэтическом конкурсе «Озарение», занял второе место в конкурсе короткого рассказа сайта «Неогранка» . Победил в конкурсе короткого рассказа на сайте ОЛСР. Интересуюсь литературой, живописью, музыкой».


Эвтаназия

Ночью Люсе стало хуже. Она тоненько завыла, и неловко заворочалась, пытаясь укусить себя за живот. На соскочившего с постели Дениса она посмотрела глазами, полными такой муки, что у того сжалось сердце.
— Люсенька, милая моя, тебе так больно? Сейчас таблеточку выпьем.

Денис достал болеутоляющее, размял таблетку в столовой ложке и плеснул немного воды из стакана. Размешав пальцем , влил раствор в угол рта собаки. Прижал ладонью ее нежные, влажные губы и другой рукой погладил любимицу по горлу. Люся сделала рефлекторное глотательное движение и проглотила горькое лекарство. Ее хозяин сел около нее на пол и приготовился ждать облегчения боли.

А мысли вернулись к недавнему…

В ветлечебнице врач сказал с укоризной.
— Что ж вы так поздно? Можно было и спасти собаку, а теперь все! Кирдык!

Его помощница в белом халате бросила писать в большой тетради, подняла усталые глаза и сухо спросила:
— Усыплять будем?

Денис посмотрел на Люсю, мелко дрожащую на оцинкованном столе то- ли от холода, то- ли от боли, то ли от страха. Большая, песочной масти сука породы «боксер» была уже довольно стара .Ей исполнилось одиннадцать лет, что по человеческим меркам равнялось, примерно ,восьмидесятилетнему возрасту. Она была необычайно умна и понимала почти все, что слышала. Так, по крайней мере, казалось Денису. Люся была с детства обучена командам, т.е. прошла общий курс дрессировки, но они ей были не нужны. Денис просто говорил ей, как ребенку:
— Люся.не ходи туда, иди со мной…..И собака послушно подходила к Денису и сдерживая свое сильное тело, медленно шагала рядом с хозяином, задевая бархатной шкурой его ногу.

Диагноз был озвучен-рак! К сведению тех, кто этого не знал. Да, у собак имеется полный набор болезней, которыми болеют люди. И лекарства от болезней почти те же. И лекарства от собачьего рака нет, так же, как от человеческого. И если время для хирургической операции упущено, пациент умирает. Но есть некоторое отличие. Для животных разрешена эвтаназия, то есть безболезненное умерщвление. И у Дениса был уже печальный опыт.

Несколько лет назад в семье появился Барик, или Барри Фон чего-то там…,как значилось в щенячьей карточке. Это был веселый щенок пекинеса, который нравился буквально всем, да и сам он любил всех и каждого. Радость жизни просто била из него фонтаном. Неутомимый и жизнерадостный он носился по квартире или по лесопосадке с упоением молодости и здоровья. Казалось, он неиссякаем. Барик сопровождал свою хозяйку везде. Описывая круги вокруг неторопливой женщины, он с веселым лаем встречал и сверкающую стрекозу, и зеленую лягушку, и соседского кота. Догнать и облаять — вот его девиз!

Но скоро случилось ужасное.

Жена Дениса отправилась в соседний поселок с визитом к знакомой. На подходе к поселку Барика сбил огромный КАМАЗ. Грузовик умчался даже не затормозив, а рыдающая женщина схватила еще дышащие останки пекинеса на руки и срочно возвратилась домой. В соседнем подъезде тогда проживала чета ветеринаров. Они были молоды, доброжелательны и энергичны. Быстро осмотрев несчастного Барика, ветеринары пришли к выводу. что в изломанном и расплющенном тельце жизнь теплится только чудом. И если хозяйка хочет. чтоб животное умерло, не приходя в сознание и не испытывая болей, то они готовы Барика немедленно усыпить. Денис помнил, как ветеринар ввел в вену пекинеса снотворное и через несколько минут в блаженном сне маленькое сердце перестало биться.

Денис вернулся в реальность и увидел, что ветеринары районной ветлечебницы смотрят на него с равнодушием людей, которым опостылела их будничная и нелегкая работа и им, в сущности, совершенно все равно, усыплять — не усыплять… Лишь бы день до вечера… Словно очнувшись, он отрицательно помотал головой и, сглотнув, хрипло сказал:
— Нет! Я сам!
— Ну сам, так сам., -сказал повеселевшим голосом ветеринар.
— Только не тяни, а то у нее сильные боли начнутся и гной потечет. Неприятно будет.

Денис кивнул, осторожно снял Люсю со стола и, чмокнув губами, направился к выходу.
— А деньги? Воскликнула женщина.
— Да, да! Вот!

Расплатившись и потрепав Люсю по голове, Денис вышел в полутемную приемную, где никого не было и хлопнув тяжелой дверью, вышел на улицу. Люся неотступно следовала рядом. Присев на скамеечку, Денис опустил руку на голову собаки и подумав, сказал:
— Ничего, Люсенька, может ты и выздоровеешь. Есть и другие врачи.

Но и другие врачи ничем помочь не смогли.

Люсе становилось все хуже с каждым днем. Денис уже подумывал над тем, как бы достать морфия, или чего там колют ,чтобы не было больно, когда однажды вечером соседка, пришедшая к ним в гости, не сказала:
— Хватит собаку мучить, Она уже еле ходит, а похудела-то как! Кожа да кости! У меня есть знакомая, которая работает усыпителем. Бизнес у нее такой. Между прочим, недорого берет. Позвоните ей, договоритесь.

Жена тут- же сделала стойку, записала телефон и вечером Денис позвонил. Договорились, что «специалистка» приедет на следующий день.

Ночью Денис несколько раз вставал, подсаживался к тяжело дышащей и постанывающей Люсе и гладил ее теплую, приятную спину.

Усыпительница оказалась большой, краснолицей женщиной лет сорока. Она не стала откладывать дело в долгий ящик. а сразу принялась командовать.
— Так! Здесь, в прихожей, постелите что-нибудь на пол. А то из нее потечет, самим потом неприятно будет убирать. А так- выкинете тряпку. и все. Положите собаку на подстилку. я укол делать буду.

Под напором ее слов Денис автоматически постелил на пол кусок зеленого войлочного коврика, который давно собирался выкинуть.
— Вот и пригодился, подумал он.

В это время Люся тихо лежала на своем коврике и смотрела печальными глазами на эту суматоху. Встретившись с ней взглядом, Денис почувствовал укол в сердце.
— Бедная моя собачка, подумал он. — Как я перед тобой виноват!

С тоской в душе он подозвал Люсю к себе и уложил ее ничком на коврик.
— На бок, на бок ее ложите, закричала Усыпительница. роясь в своей сумке.

Денис повалил покорное тело на бок и машинально пощупал нос собаки. Нос был горячий и сухой.
— Это плохо, подумал он.
— Да нет, все равно уже.

От мысли, что через несколько минут Люсеньки не станет, в горле стал расти ком, мешающий дышать. Слезы подступили к глазам, но Денис усилием воли подавил этот приступ тоски и стал гладить Люсю по шелковистому боку.

Он вспомнил головастого щеночка, которого купил в городе, вспомнил, как маленькая, неловкая Люся смешно расставляя ноги и испуганно оглядываясь, делала лужи в прихожей. Как подрастая, она так неудачно схватила Дениса за руку, что та отнялась на целых полтора часа. Как училась выполнять команды, не отлынивая, как некоторые собаки, а с удовольствием и преданностью. Вспомнил о подхваченной под Новый год чумке, из-за чего вся семья не заметила приход этого нового года, так как пришлось возить щенка в ветлечебницу ,делать уколы и подтирать дурно пахнущие лужи. Вспомнил, как гуляли они с Люсенькой по весеннему лесу, и гулкий лай собаки слышно было издалека.

В поле его зрения показался шприц и женский голос сказал:
— Подвиньтесь, я уколю.

Денис покорно подвинулся, освобождая место специалистке. Она вонзила шприц в ляжку собаки и нажала на поршень. Профессионально придерживая кожу, выдернула инструмент и сказала:
— Ждем. Сейчас она должна уснуть.
— Что-то не так, подумал Денис.
— Как-то не так она делает. Ну, ей виднее.

Люся засыпала. Ее карие глаза медленно моргнули,большие губы обвисли, приняв умиротворенное выражение. Через несколько минут собака крепко спала.

— Держите крепче, сказала женщина и Денис покорно прижал обмякшее тельце к коврику.
— Зачем это?, подумал он, но спросить не успел. Женщина поднесла к Люсе очередной шприц с длинной иглой и с силой вонзила его в собачью грудь. Люся, не просыпаясь, закричала с такой тоской и болью, что Денис внутренне содрогнулся. Корпус собаки задергался так, что Денису пришлось еще крепче вцепиться в нее, чтобы не дать содрогающемуся телу сдвинуться с коврика. Из пасти Люси потекла желтоватая слюна вместе с пеной. Судороги все не кончались, к тому же Люся открыла глаза и невидяще повернула голову к хозяину.

— Люсенька! — закричал Денис, — я с тобой, здесь!
Слезы потекли по его щекам и, внезапно придя в ярость, он схватил за воротник платья не успевшую подняться Усыпительницу и резко дернул ,заставив ее повалиться на пол возле умирающей в муках собаки.
— Что же ты сделала, сука!, закричал он.
— Разве так усыпляют? Ей же больно! Больно, понимаешь ты?

Не ожидавшая такой реакции женщина вскочила с пола и визгливо закричала на Дениса:
— Ты что, дурак? Все так делают. Сначала снотворное, а потом прямой укол в сердце цианидом. Я-то в чем виновата? Сами пригласили, а сами…

Она всхлипнула и с болью в голосе сказала уже почти спокойно:
— Вы-то что, а я сколько греха на душу уже приняла. Не отмолить….

И заплакала.

Судороги закончились, Люся лежала, вытянувшись, у задних лап на коврике расплывалось мокрое пятно.
— Отмучалась, сказала женщина.

Денис потерянно смотрел на то, что когда-то было веселой, умной и ласковой собакой, любимицей детей и взрослых. Он не заметил, как, получив деньги, ушла Усыпительница, как жена, с виноватым видом, прошла на кухню. В квартире было тихо и пусто.

Как и в его сердце.

2 комментария to “Евгений Варламов, «Эвтаназия»”

  1. Оставляем комментарии, голосуем за Валерия!

  2. S.Angely:

    Сильно!