Павлович Сергей, рассказы о животных и Природе

Щенок

Я маленький щенок, я потерялся. Я сижу сейчас в каком-то чужом дворе, возле детской песочницы и горько скулю и плачу. У-гу-гу-у! До того как потеряться, я дружил с очень хорошим, веселым и заботливым Васей. Как нам было хорошо вместе! Мальчик всегда ухаживал за мной, мыл меня в большом тазу, а потом ласково расчесывал мягкой расческой, чистил мне ушки, лапки, стриг коготки. Вася любил целовать меня в мордочку, все время гладил мою спину и повторял:
— Дружок, дружочек мой!
Он постоянно выводил меня на прогулку в парк, играл со мной в мячик, учил меня сидеть и смирно лежать. А какое было собачье счастье, когда Вася брал меня с собой на рыбалку! На речке можно было и поплавать, и половить ртом брызги воды. А потом мы возвращались, и я нес в зубах маленькое ведерко с уловом. Я никогда не дружил с котами, и мальчику это тоже нравилось. Но все это было раньше, а теперь я потерялся, хм, хм, гу…
Я даже не знаю, как это произошло. Помню, я погнался за маленьким мальчиком на самокате. Мне очень-очень нравилось, как мелькали его ноги, из-за чего мне и хотелось догнать его. Мальчик сначала ехал прямо, потом повернул несколько раз. Вначале я еще слышал голос Васи:
— Дружок, нельзя! Дружок ко мне!
Потом этот голос пропадал несколько раз и снова появлялся. Но я не мог оторвать свой взгляд от мелькающих пяток мальчика на самокате и бежал еще быстрее. Васю я уже не слышал давно, а когда остановился сам, то понял, что нахожусь в каком-то чужом дворе. Я стал бегать вокруг всех предметов и обнюхивать их, но родного запаха не чуял. Прошло, наверное, уже много времени, потому что мне захотелось кушать, когда я понял, что безнадежно потерялся. Мне стало плохо, очень плохо! Гав!
Я сидел возле детской песочницы и тихо плакал:
— Где же ты, мой друг Вася? Найди, забери меня отсюда!
На улице становилось прохладно, стало понемногу темнеть. Я залез в детский домик на игральной площадке, забился в угол и собирался коротать свою первую ночь не дома. Мне холодно, грустно и одиноко. Гав! Ой!
Утром из подъездов дома стали выходить  дети, они собирались в школу. Я вышел на тротуар и глазами стал искать Васю, хотя  понимал, что он далеко от меня. Многие ребята обращали на меня внимание: некоторые гладили, а две девочки-сестрички даже кинули в мою сторону конфету. Я сразу набросился на нее. Но дети прошли, и снова стало пусто и тихо.
Только один дворник все мел и мел опавшую листву своей большой метлой, которую я очень боялся.
— Ишь ты, не из наших! У нас сроду таких щенков во дворе не было. Видать, приблудный! – сказал дворник и позвал меня, свистнув в мою сторону. Но я боялся его метлы и не подошел. Тогда он оставил на большом камне кусочек хлеба с запахом колбасы для меня. Как же было вкусно, но мало! Гав!
За предыдущий вечер и сегодняшний целый день я стал привыкать к жизни в этом дворе. А куда было деваться? С одной стороны двора был глухой забор, за которым «кипела» стройка, тротуар выводил на улицу с проезжей частью – это я тоже обследовал. Поперек двора стоял дом, а рядом детская площадка. Чуть поодаль была возвышенность из железа с мусорными баками. Здесь в обед я подобрал вкусную косточку, но ее тут же забрали у меня местные псы. Когда дети возвращались из школы, один хулиганистый мальчуган сильно пнул меня в бок просто так. Как же мне было больно, и я снова вспомнил своего друга Васю.
— Вася, где же ты? Почему ты меня не ищешь?! – скулил и скулил я. – как плохо, больно и одиноко быть брошенным щенком, собакой и даже котом!
Но вот вечером на поводке вывели погулять огромного добермана-пинчера, собаку-ищейку. Пес был с бородой и в очках, а на шее висел специальный наградной ремешок. Сразу было видно, что это заслуженный пес, любимец семьи. Вчера я его здесь не видел, а сегодня он сам подошел ко мне и обнюхал меня.
-Ты откуда взялся в нашем дворе, малыш? Гав! Ряв! – живо спросил он грубым сипловатым голосом.
— Я вчера потерялся, — тихо проскулил я.
— Не отчаивайся, я помогу тебе найти твоего хозяина! На тебе еще остался его запах! Гав! Только чуть позже: скоро мой хозяин отцепит поводок, тогда и побегаем! – мудро решил доберман-пинчер. Я в ответ завилял хвостом и залился громким щенячьим лаем.
Через некоторое время послышались слова хозяина добермана:
— ну что ж, Цезарь, побегай немного, только далеко из двора не выбегай! – и он снял с собаки поводок,  а сам уткнулся в толстую газету.
Цезарь скомандовал мне:
— Вперед, не отставай!
И выбежал из двора в сторону проезжей части. Только сразу за забором он свернул, подождал и еще раз понюхал меня. Мы еще несколько раз сворачивали, пробежали через какой-то чужой двор, потом уже Цезарь вбежал на тротуар и последний раз свернул. И мы вдруг очутились во дворе, очень похожем на мой родной двор с домом, где жили мы с Васей. Только Васи нигде не было видно.
— Ну, вот ты и дома, старина! Сиди здесь и никуда не убегай. Твой хозяин тебя тоже ищет! Гав! Ряв! – выпалил запыхавшийся мой новый друг.
— Цезарь, спасибо большое! А как же вы найдете дорогу к хозяину, дедушка?
— Ты, наверное, забыл, что я настоящий доберман-пинчер! Гав! – крикнул Цезарь уже за домом на улице.
А чуть позже я не поверил своим ушам.
— Дружок! Дружочек мой! Нашелся! Как долго я тебя искал! – подхватив меня, громко плакал Вася. Мой Вася! Мой лучший в мире Вася! И его слезы, падавшие мне на нос, были не солеными, а очень сладкими. Гав! Гав!
Умная белочка

Каждое лето, или хотя бы один летний месяц в году вся наша семья: папа, мама, я и сестричка Оксанка проводим в деревне у дедушки с бабушкой. У них огромный красивый деревенский дом, огород, фруктовый сад. Деревня стоит на краю смешанного леса и на берегу реки Удай. Места здесь красивые, и жители города – частые гости в этой местности. Меня зовут Сережей, мне одиннадцать лет, моей сестричке Ксюшке четыре годика. Мы с сестрой в деревне с малолетства, поэтому нам доверяют, и иногда мы ходим с ней в лес или на реку ловить рыбу. Несмотря на то, что она еще маленькая, мы с ней хорошо дружим, понимаем и защищаем друг друга.
И вот, в один из выходных дней, в воскресенье, мама решила удивить всю семью и приготовить грибной суп из свежих грибов.
— Сережа, возьми Ксюшу, сходи с ней в ближайший лес на свою любимую грибную полянку. Много грибов не режьте, мне нужно десять подберезовиков, десять подосиновиков и десять боровиков. Лишнего у леса не берите! – объяснила мне мама.
— Мамочка, да знаем мы, что лес надо беречь! Что ты с нами как с маленькими разговариваешь?! – по-взрослому ответил я.
— Смотрите, осторожней в лесу, дальше полянки не ходите. Ксюшка, бери свое лукошко, – напутствовала мама нас.
Я взял сестренку за руку, она взяла свое маленькое настоящее грибное лукошко, которое смастерил ей дедушка, и отправились в лес. По дороге сестричка пела свою любимую песенку:

-До чего же хорошо-то!
Хорошо-то до чего!
Сосны светят позолотой,
Солнце сеет торжество.

Мы дошли до леса и по знакомой тропинке стали продвигаться вперед. Вдруг перед выходом на грибную поляну на одной из сосен появилась белка. Она так громко кричала, как-будто специально хотела обратить на себя внимание, суетилась, то поднималась по сосне вверх, то спускалась почти до самого низа сосны.
— Цок-цок! Цок-цок! Чик-чик! – кричала белка.
Мы с Ксюшей остановились и стали наблюдать за ней.
— Сережа, она хочет нам что-то сказать! – сказала сестра.
— Возьми сыроежку под ногами, предложи ей, может она голодна, — сказал я Оксане.
Ксюша взяла гриб в руку и протянула белочке. Но белка снова быстро забралась на верхушку сосны, затем по веткам спустилась вниз, сильно цокая.
— Цок-цок! Цок-цок! Чик-чик! Чик-чик! – пищала она.
Мы стояли завороженные и смотрели, как по сосне суетилась белка. Она не уходила совсем, но и не спускалась к нам на близкое расстояние.
— Цок-цок! Цок-цок! – слышалось на всю округу.
Белка пять раз резко поднималась и спускалась по сосне. Время шло, мы знали, что нас ждет дома мама, волнуется, поэтому оставив белку, мы пошли дальше. Через несколько деревьев и кустиков орешника показалась наша любимая грибная полянка.
То, что мы увидели, было обидно до слез. Ксюша разревелась и прижалась ко мне. В центре поляны еще тлел костер. Вокруг него валялись пустые консервные банки, целлофановые пакеты, обрывки веревок, бумажки, куски хлеба, битое бутылочное стекло. Повсюду было разбросано несметное количество всяческого мусора. Много грибов было просто потоптано.
Только теперь, увидев поляну, я понял, что хотела сказать нам белочка, о чем хотела предупредить. Совсем недавно здесь было шумно и весело, отдыхали городские жители. Они распугали всю живность и нарушили все заповеди поведения в лесу! Позор им!
Я засыпал костер землей, схватил Ксюшу за руку, и мы побежали домой. Дома мы все рассказали маме, папе, дедушке и бабушке. После обеда всем большим семейством, взяв лопаты, грабли и пакеты для мусора, мы пошли в лес на наше излюбленное место. Все убрали, мусор сгребли, вырыли в стороне ямы и закопали его. Поправили кусты и молодые деревца, вкопали предупреждающую табличку «Люди, берегите лес! Он наше богатство!».
— Ну, вот и хорошо, что поляну убрали! А для вас, внучата, скоро вырастут новые грибы! –  сказал уставший дедушка Василий.
— До чего же хорошо-то!
Хорошо-то до чего!
Сосны светят позолотой
Солнце сеет торжество, — спела Ксюшка.
— Цок-цок, цок-цок! Чик-чик, чик-чик! – раздалось совсем рядом с поляной. Наверное, белочка была довольна нашей работой и согласна с нами.

Зимовье Дуськи

Вот и опустел дачный поселок и его окрестности. Шуршат под забором и на дороге листья, раскачиваются на ветру пустые качели, каркают вороны на оголенных ветках деревьев. Люди уехали в город и забыли на даче кошку Дусю. На веранде уже не «летали» вкусные запахи, а в мисочку из-под молока нападали желуди и шишки.
Дуська жила под верандой и, наверное, умерла бы с голоду, если бы ежик Кнопка не надоумил ее ловить мышей. Они с ежиком были старыми друзьями. Летом Кнопка часто захаживал полакомиться молочком из кошкиной миски.
— Ты чего же это, — удивился кнопка, — так и будешь всю зиму греться у холодной керосиновой лампы и ждать с моря погоды? Чего-чего, а мышей здесь не меньше, чем желудей и шишек. А на зиму зароемся в листья и старые газеты, так и проспим до весны.
Но кошки совсем не умеют спать всю зимы без просыпу. Однажды Дуська сидела на веранде, а по деревьям скакал бурундук Борька. Бурундук спрыгнул на край бочки, зацепился задними лапками и, повиснув так, стал пить из бочки воду.
— Ты что тут делаешь, в такое время? – спросил Борька, увидев кошку.
— Меня забыли! Мяу! Мрр! – коротко мяукнула Дуська.
— Бедняжка, — пожалел бурундук, — как же ты перенесешь наши морозы! Сороки-белобоки говорят, что нынче зима будет лютая. Хочешь, полезай ко мне в дупло, как-нибудь разместимся.
Но дупло бурундука находилось далеко в лесу, и Дуська боялась прозевать людей, когда они приедут за ней из города.
— Нет, лучше я подожду своих, — ответила она Боре, — у меня в Волжском такой мягкий диван… Мяу! Мрр! Мрр!
Шли дни… Они просто медленно тянулись. Повалил тяжелый, темный снег, и только когда он разом закрыл мерзлую землю и все, что было вокруг, кошка поняла, что за ней никто не приедет.
Но, к счастью, мыши не перевелись и со снегом, правда, под домами других дач их было больше. Дуся ходила на охоту и очень терпеливо выжидала какого-нибудь простофилю мышонка себе на обед. Недаром ее прабабка слыла знаменитой мышатницей.
Когда были сильные морозы, кошка распушала на спине и на боках свой не очень-то пышный мех, а нос прикрывала кончиком серого хвоста.
Ах, какие сны согревали ее в эти часы! Вот она мурлычит на плече у Никиты, вот Никитина мама берет ее себе на колени, все смотрят телевизор. Эх! Мрр! Мрр!
Осыпая снег с огромных задумчивых елей, однажды наведался знакомый бурундук Борька.
— Жива! – обрадовался он кошке. – Ну, теперь до лета совсем ничего не осталось. Сороки-белобоки говорят, что весна на носу.
С каждым днем солнышко все настойчивее теснило снег с крыши веранды, и Дуся просиживала там до тех пор, пока тень от дачного домика не наступала на крышу. Кошку больше не томили прошлогодние сны, она уже не помнила и не ждала никаких спасителей.
…Люди нагрянули внезапно, как и уехали. Никитка первым подбежал к дому и увидел забившуюся под дрова кошку.
— Папа, папа, — закричал он, напрягаясь от радости, — наша Дуся! А ты говорил, что ее съели волки!
«Они думали, они думали! Я знаю, что все было совсем по-другому!» — хотела выкрикнуть кошка, но только сузила глаза, облизнулась и мяукнула. Мяу!

Встреча в роще

Тишину июльского утра огласили веселые голоса ребят. Юннаты медленно разошлись по лесу и, совершенно очарованные его сказочной красотой, начинали говорить все тише и тише, почти шепотом. Стали слышны голоса лесных птиц. Юным натуралистам надо много сделать сегодня: наблюдать, записывать, зарисовывать, фотографировать интересные и важные моменты своей работы. Елена Сергеевна – старший воспитатель, учитель биологии, назначила сбор на двенадцать  часов под старым знакомым дубом. Дети увлеченно начали углубляться в зеленое море высоких деревьев, кустарников и трав. Ребята долго рассматривали дерево с кудрявой кроной, украшенной зонтиками белых цветов, рябину. Восторгались многочисленными белоснежными березками, называемыми в народе ласково невестами. Втягивали в себя смолянистый запах медных сосен, пушистых елей. Одновременно собирали паучков, жучков, ловили сачком бабочек и светляков. Были сегодня и удивительные встречи. Осторожно из чащи на ребят вышел величественный лось, пробегал по веткам осины редкий в этих местах горностай! Видели юннаты и зайцев, и пышнохвостую рыжую лисицу. Замечательные будут рисунки и фотографии! А в голове звучит как дробь дятла или кукование кукушки:

В лесу дятел выстукивает у сосен кору.
Мелодию иволга флейтой сыграла свою.
Ау!
Хором сороки затрёкали, как на беду.
Мошки от птиц спустились в лесную траву.
АУ!
Грибы на лесной поляне растут на виду.
Вот белка с мохнатым хвостом сидит на суку.
Ау!
А ёжик разрыл под осиной труху…

Но время бежит быстро, необходимо собираться под дубом. Вот огромный знакомый дуб – старейшина этого леса. Его толстый могучий ствол испещрен множественными извилинами крепкой коры. Когда все собрались, стало шумно. Ребята, перебивая друг друга, рассказывали Елене Сергеевне про увиденное. Было весело, интересно, дружно по-домашнему.
Вдруг в этот ребячий гомон из стороны ворвался крик потревоженной птицы. Увлеченные своими впечатлениями юннаты сначала даже не услышали грубый оклик:
— Че разгалделись,  как воронье?! Куда приперлись? Всю дичь распугали!
Слева вышел высокий неопрятный мужик с красным лицом пропойцы, заросшим многодневной рыжей щетиной. Браконьер!
— Все силки мои потоптали, а кто подсадную птицу взял?! Я спрашиваю!
Приподнятого настроения уже как не бывало, ребят одолевали мысли о беззащитных обитателях этой рощи. Все, что исчезает в природе, зачастую исчезает навсегда! Но, к сожалению, кое-кто нередко забывает это…
Елена Сергеевна и ребята не испугались браконьера. Они стали единой, целой, смелой командой. Командой защитников родной природы. Все начали шуметь, кричать, выкрикивать грозные слова в сторону браконьера, многие взяли в руки обломки веток, стали полукругом обступать незадачливого птицелова. И он не выдержал, бежал, бросив сеть!
— Дорогие мои ребята, — чуть волнуясь, начала Елена Сергеевна, — спасибо вам, смелые юннаты! Нам в наследство оставлена прекрасная, единственная, неповторимая природа нашей родины. И мы, безусловно, обязаны сберечь ее для тех, кто будет жить после нас! Обязательно сберечь!

Родничок

Никита с Васей каждое лето проводили у своего любимого дедушки в предгорьях Южного Урала. Здесь прекраснейшие смешанные и широколиственные леса, много лесных птиц и животных, чистый воздух. Братья собирали щедрые дары лесов, ходили на рыбалку, охотились с фотоаппаратами. Но больше всего ребята любили бывать у родника, пробившего себе путь в одном из ущелий горного массива, недалеко от поселка. Это был необыкновенный родник: его вода была чистая, ясная, прозрачная, она шумела и пленяла своей игрой на солнце. И каждый человек, животное или птица, оказавшиеся поблизости, утоляли жажду его водой.
Приходя в гости к роднику, Никитка и Василек всегда заворожено наблюдали как радостно бежал он с горы в знакомое ущелье. Каким маленьким и беззащитным казался родник среди сгорбившихся, нависших над ним гор. В этом месте под доброе журчанье воды, было всегда хорошо, спокойно, прохладно, счастливо. И вот последним летом братья загадали у родника, что вернутся сюда на зимних каникулах, чтобы посмотреть на зимнюю жизнь маленького чуда богатой природы.
— До свиданья, родничок, до скорой встречи! – счастливыми голосами говорили ребята, зачерпывая в ладони сквозь сверканье радуги струи воды. Спасибо тебе!
…Наступили долгожданные зимние каникулы, Никита с Васей уже в поселке у дедушки в гостях. Вторые сутки гудит в предгорье снежная метель, завывает каким-то страшным зверем, ребята греются на русской печке и мечтают о зимней встрече с любимым родничком. На третьи сутки метель утихомирилась, смолкла. Куда не посмотришь – кругом ослепительная до боли в глазах белизна. Кругом словно вымерло все живое. На улице минус двадцать градусов. Братья наконец-то вышли на прогулку и быстрей к любимому месту у ущелья.
В горах жизнь птиц и зверей наблюдать лучше всего у родника, спокойно фотографировать.
Ребята торопились, утопая по колено в рыхлом снегу. Интересно, замерз родничок или нет при такой низкой температуре воздуха? Еще издалека увидели братья поднимающийся из земли легкий, едва заметный парок.
Жив, жив родничок, не замерз! Никита с Васей подбежали поближе и увидели следы, должно быть утренние. Они сразу опознали следы лисицы, едва заметенные хвостом, чуть подальше слева – следы шустрой куницы, а у самого края родника следы сорок или ворон.
— Уже с утра одарил своей волшебной водой лесных жителей наш родничок, – не выдержал Вася.
— Смотри, как холодно блестит вода, словно стальной клинок. А на дне видны бесчисленные крупицы золотистого песка! – воскликнул Никита.
— И пока льется, шумит эта вода, будут сюда тянуться в любое время года следы зверей, птиц, человека… — одновременно подумали братья и счастливо улыбнулись.

One Response to “Павлович Сергей, рассказы о животных и Природе”

  1. […] С рассказами Сергея Васильевича можно ознакомиться, пройдя по ссылке «Родничок» […]