Спирина Елизавета «Таня»

Таня неохотно открыла глаза. В окно чуть пробивался  солнечный свет. Одеяло было теплым и уютным. Сны красивые и чудесные. Возвращаться в  реальность совсем не хотелось.
С кухни уже доносились голоса матери с отцом. Кажется, они о чем-то спорили. Мама вновь жаловалась на мигрень.
— Хмм… — в подушку замычала Таня и, резко откинув одеяло, соскочила с дивана.
В ванной, прежде чем умываться, придирчиво посмотрела на себя. Короткие волосы, торчащие в разные стороны, сонный взгляд голубых глаз, темные круги под глазами.
«Ну и что, Таня? До чего ты себя довела? – задала она вопрос себе. – Кем ты стала? Ты посмотри. Люди в двадцать семь лет уже не одного ребенка имеют, а ты? Ни семьи, ни работы толковой, ни-че-го». Таня открыла на полную мощность кран, чтобы заглушить гнетущие мысли.
Таня зашла на кухню.
— Доброе утро, — сказала ей мама.
— Привет, — хмуро произнесла Татьяна, наливая чай.
— Скоро уже Новый год, а у нас ничего не готово.
— Да уж, люди подарки покупают, елку украшают, а мы… — подхватил отец, но Таня его перебила.
— А Новый год, он, папа, для счастливых! – с горьким сарказмом произнесла она, — а у нас какое счастье? Вот вы с мамой всю жизнь вместе  и жили хорошо. А у меня что? Ничего.
Таня с горькой усмешкой поднялась из-за стола, и, направляясь к умывальнику, подумала: «А кого я, в принципе, виню? Сама во всем виновата».
— Опять ты за старое? Ты же еще молодая, — у тебя счастье будет.
— Действительно, не переживай, — добродушно улыбнулся отец, — Новый год – новая жизнь. Не может же черная полоса вечно длиться.
— Да сколько их, Новых годов-то, уже было, а жизнь не меняется.
Ополоснув свою кружку, Таня зашла в комнату переодеться. Сидеть дома не хотелось,  поэтому, натянув свитер и брюки, накинув куртку, она выскочила из квартиры и вышла на улицу.
Мимо, смеясь, пронеслись ребята, с визгом швыряя друг в друга снежками.
«И я так когда-то бегала», — с улыбкой вспомнила Таня и направилась вдоль по улице.
Снег приятно хрустел под ногами, в воздухе кружились снежинки. Робкие синички перелетали с ветки на ветку, пытаясь найти пропитание. Навстречу торопились немногочисленные прохожие. Почти все с огромными пакетами в руках. «Продукты и подарки, наверное, к празднику заготавливают. А я девушка несемейная», — с грустью подумала Таня.
Тут ее взгляд наткнулся на одиноко сидящего возле подъезда пса. Он был лохматый и пушистый. Некогда красивая шерсть скаталась и не производила приятного впечатления. Жалобным взглядом он провожал спешащих по своим делам людей, втайне надеясь, что кто-то остановится и накормит его. Но никто не останавливался, и всякий раз бедному псу приходилось отыскивать остатки еды в мусорных баках. Пару раз он находил колбасную кожуру, но тут же ее отбирали у него другие собаки.
Совсем тощий, он жался от холода и почти дрожал. Таня остановилась возле него, невольно задержав свой взгляд. Пес посмотрел на нее жалобными глазами, в которых с каждым днем медленно угасала, но не умирала надежда.

— Ну что ты, бедный?! – подошла к нему Таня. – Ты тоже никому не нужен, да? Беспризорник, — дружелюбно произнесла она и потрепала по лохматой голове. Пес удивленно смотрел на девушку, недоверчиво шевеля ушами.
— Голодный, худой… Знаешь что, а давай я тебе что-нибудь поесть куплю! Хоть тебе подарок на Новый год сделаю. Он тебе больше всех нужен.
Пес встал на лапы и согласно замахал хвостом.
— Ну жди, бедняга, — махнула ему рукой Таня, собираясь на рынок.
Пес ждать не согласился и побежал за Таней.
«Что же ему купить? — тем временем размышляла она. – Косточки, наверное…»
В мясном киоске было тепло и пахло едой.
— Три косточки… пожалуйста, — попросила Татьяна у продавщицы, доставая деньги из кармана.
Пес уже ждал свою новую знакомую на улице. Увидев, что Таня вышла из магазинчика, он приветственно замахал хвостом.
— Ну, сейчас поешь, — улыбнулась ему девушка, — пойдем только отсюда, а то слишком уж здесь многолюдно.
Пес послушно пошел за Таней. Как только они вышли за пределы рынка, Таня достала из пакета косточки и положила их на снег.
Увидев их, пес, казалось, обезумел от счастья и с жадностью набросился на еду.
Таня тем временем с жалостью наблюдала за ним, думая о том, как много в мире несчастных существ, нуждающихся в помощи, и тех, кому не от кого ее ждать.
Пес обнюхал в который раз снег, где только что, две минуты назад, лежали вкусные косточки.
«Где они?! – казалось, говорил его растерянный вид, — куда пропали?»
— Поел? – улыбнувшись,  спросила Таня, — не наелся?
Пес поднял глаза на девушку, внимательно прислушиваясь к ее словам.
— Ты не переживай, я тебе потом еще куплю или из дома что-нибудь принесу. Ты где живешь?
Пес слабо махнул хвостом, не давая однозначного ответа.
— Ну а где ты можешь жить? В подвале каком-нибудь… Давай мы с тобой у того же подъезда встретимся, — произнесла Таня и направилась к дому.
Пес, не желая расставаться со своей благодетельницей, засеменил за ней.
— За мной идешь, бедняжка. Как тебя хоть звать-то? – задумала на мгновенье она. – А пускай Дружок будет! Друзей у меня немного, а ты самый верный будешь.
Пес согласно гавкнул. Ему тоже не хватало настоящих друзей.
Дружок проводил Таню до подъезда, и когда дверь за ней захлопнулась, улегся тут же, под крышей.
Спустя час девушка вернулась с целой кастрюлей каши и покрошенными туда ломтиками сосиски. Увидев такое количество еды, пес залился радостным лаям и приступил к трапезе. Таня с улыбкой глядела на него, время от времени приговаривая: «Кушай-кушай, совсем оголодал. Я тебе потом еще принесу. Мне бы работу хорошую найти, тогда я бы тебе хоть каждый день мяско покупала, а так пока ничего лучше каши предложить не могу».
Но псу было достаточно и этого. Каша, по сравнению с его скудными обедами колбасной оберткой и испорченными полуфабрикатами, казалась поистине королевским обедом. Вылизав всю кастрюлю, Дружок благодарно лизнул Танину руку и развалился у ее ног. Небо уже совсем растянуло, солнце сияло ясно и радостно. Снег сверкал под лучами, создавая праздничную атмосферу. Девушка некоторое время постояла вместе со своим другом, вдыхая зимний, морозный воздух, а затем направилась домой. Нужно было еще сделать уборку: протереть пыль, вымыть пол. Что ни говори — скоро праздник, а в Новый год нужно входить с чистыми помыслами, светлыми мыслями и  радостными надеждами, ну и, конечно, с прибранной квартирой, а вдруг «новая» жизнь испугается и сбежит?
Вечером Таню ожидал сюрприз. Позвонили из фирмы, куда девушка два дня назад отправляла свою резюме, пытаясь найти работу, и пригласили на должность администратора.
Таню эта новость очень обрадовала. Будет работа – будет заработок, будет чем порадовать себя и близких, а значит, и того бродячего песика.
Мысль о голодном и замерзающем на улице псе заставила девушку встрепенуться. Таня мигом бросилась к плите и принялась варить вторую порцию каши.
— Куда ты ее варишь? Всю крупу уже извела, — проворчала мама.
— Да там пес бродячий на улице, голодный, замерз совсем. Надо же о нем кому-нибудь позаботиться.
— О нас бы кто-нибудь позаботился, — пробормотала она, плотнее закутываясь в шаль.
— А вот я ему помогу, и мне, может быть, кто-нибудь поможет, — улыбнулась Таня.
Пес по-прежнему лежал у подъезда, дожидаясь Татьяну. Увидев ее, он вскочил и радостно замахал хвостом.
— Замерз? Держи вот, я тебе еды принесла, поешь. Ой! Что это с тобой?!  — испуганно воскликнула Таня.
Дружок жалобно скулил. Правая передняя лапка у него была ранена.
— Ты когда подраться успел?! Что же мне с тобой делать?!
«Что же делать? Что же делать», — мысленно причитала девушка.
— Пойдем к ветеринару! Не могу же я тебя вот так на улице оставить! Ну-ка пошли за мной!
Таня повела прихрамывающего пса за собой. Ветеринарная клиника находилась не очень далеко, но и не сказать, что близко. Когда Таня с Дружком добрела до нее, то ветеринар собирался уже закрывать двери.
— Здравствуйте! Подождите, пожалуйста! Не могли бы вы пса осмотреть? Он лапку где-то повредил.
Мужчина внимательно посмотрел сначала на Таню, а потом на лохматого прихрамывающего пса.
— Ну что ж, давайте.
Таня вместе с Дружком прошли в приемную, где врач внимательно смотрел рану собаки.
— Ничего опасного нет. Нужно продезинфицировать рану и ежедневно по три раза смазывать  специальной мазью. Ну и, конечно же, нужно избавиться от блох. Представляете, сколько хлопот они ему доставляют?!
Пес согласно заскулил.
— Вот видите. Я так понимаю, он у вас бродячий?
— Да, — кивнула Татьяна.
— Это, конечно, очень похвально, что вы его сюда привели. Но собаке необходим домашний уход, на улице рана ни за что не затянется, и скорее всего произойдет заражение.
— Я возьму его к себе домой. Вымою, накормлю и буду лечить его лапу, — выпалила Таня.
Ветеринар заулыбался:
— Хорошо, в таком случае вот вам шампунь для собак и мазь. А лапку мы сейчас продезинфицируем.
Врач аккуратно обработал ранку и замотал ее бинтом.
— Ну вот, не болей, — улыбнулся он.
— Спасибо большое! Сколько с меня?
— А, — махнул рукой ветеринар, — нисколько. В наше время мало людей, способных подобрать собаку с улицу. Считайте, что это благотворительная помощь.
— Спасибо, — улыбнулась Таня, собираясь уходить.
— Постойте! Как вас зовут?
— Таня, а вас?
— Андрей, рад познакомиться.
— И я рада, — застенчиво улыбнулась девушка.
— Вы его денька через три приведите. Я лапу осмотрю, как она заживает.
— Хорошо, приведу, — пообещала Таня и вышла на улицу.
— Ну что, Дружок? Понравился тебе ветеринар? Мне понравился, — полушутливо произнесла Таня и вместе с лохматым другом отправилась домой.

— Это кто? – уставилась на собаку мать Татьяны, как только они вошли в квартиру.
— Дружок, — улыбнулась девушка, — я, когда вечером вышла на улицу, увидела, что у него лапа ранена. Пошли с ним к ветеринару. Он домашний уход прописал.
— И много он с тебя взял?
— Ни копейки!
— Как так?! – удивилась мама.
— Вот так. Хороший человек.
Дружок тем временем осматривался, с любопытством обнюхивая все вокруг.
— Как тебя хоть зовут хоть? – обратилась к нему Танина мама.
— Дружок, — ответила Татьяна. – Пошли, Дружок, в ванную – мыться будешь.
Спустя двадцать минут мокрый, но радостный пес за хозяйкой прошествовал в комнату. Та обтерла его полотенцем и намазала лапку мазью.
Вскоре пес обсох. Кто бы мог подумать, что Дружок – настолько красивая собака. Белый, пушистый с немного смешными ушами, он оказался настоящим красавцем.
Пока Дружок уплетал вновь сваренную кашу, Таня с улыбкой смотрела в окно.
На ночном небе мерцали прекрасные звезды, и чем больше Таня вглядывалась в бескрайнее небо, тем больше верила, что все у нее будет хорошо, что жизнь наладится. Да что говорить, она уже наладилась…
С такими хорошими мыслями Таня обернулась к песику. Чистый, вымытый, накормленный и обогретый, он сладко дремал на коврике. Ему, впервые, за долгое время снились радостные и добрые сны.

Comments are closed.