Archive for Декабрь 1st, 2013

Наумова Раиса «Динка и Бассет»

Воскресенье, Декабрь 1st, 2013

Я не раз писала, что каждое животное имеет свой нрав, свой характер, особенно манеру поведения. Сейчас речь пойдет о собаках, которые, в силу жизненных обстоятельств, потеряли хозяев и оказались на улице. Особенностью этих животных явилось то, что они, став, по существу, собачьими бомжами, не утратили чувство собственного достоинства, не опустились, вызывая, тем самым, уважение окружающих.
Ну, во-первых, конечно, Динка. Это была рослая, коричневого окраса собака по происхождению дог с небольшой примесью «дворянской» крови. В 80-х – начале 90-х годов она являлась своеобразной достопримечательностью нашего поселка. Была у этой собаки особая аура, привлекавшая к ней внимание. Когда она пробегала по улице, все невольно оборачивались и доброжелательно смотрели ей вслед. Динка была необычайно умной собакой, ее любили и взрослые, и дети. Помню весьма колоритную сценку. Динка играла на улице Шоссейной. Я остановилась и с изумлением наблюдала ее замысловатые трюки с железным обручем, который она то подбрасывала, то ловила, то катала по земле. Все это проделывалось с такой ловкостью и артистизмом, что ей бы могла позавидовать и цирковая собака.
Жила Динка довольно долго и умерла, вернее всего, от старости. Но дети, проживавшие по улице Шоссейной, не могли смириться с ее смертью и решили, что это чей-то злой умысел. Помню, как одна девочка с распахнутыми от ужаса глазами дрожащим голосом рассказывала своим подругам о том, что Динку убили и бросили в подвал. Да, смерть этой собаки стала настоящей трагедией для местной детворы.
С другим колоритным представителем собачьего племени я познакомилась весьма необычно. Перед райгосадминистрацией в году так 1996 была оформлена фотовитрина, на которой засняты изъяны, существующие в облике нашего поселка: мусорные свалки, руины построек, бурьяны на обочинах дорог. И, как вершина этого безобразия, была запечатлена «собачья свдьба», состоящая из бездомных псов. Среди лохматых шавок и «кабыздохов» в центре фотографии на асфальтовой дорожке стоял породистый бассет-хаунд. Вид пес имел весьма представительный, на его же морде запечатлелось философско-снисходительное отношение к окружающему его несовершенному миру.
– Смотри, бассет! – воскликнула моя знакомая. И с тех пор мы так и стали звать пса-философа: «Бассет».
Был Бассет приземистым псом с длинным туловищем, рыжими подпалинами и большими вислыми ушами. Многие восторгались этим образчиком ценной породы, а одна приезжая дама мечтала забрать его с собой. Остановили ее только дальность расстояния и проблемы с таможенниками (она жила на Крайнем Севере России).
Говорили, что хозяином Бассета был пожилой человек, и жил он за «линией». Когда умер, собака оказалась на улице.
Позднее я узнала, что Бассет получил прозвище «мясной рэкетир». Оказывается, предприимчивый пес собирал дань с торговцев на местном рынке. Делал это он весьма степенно и без лишней суеты – обходил лотки с мясом и немного укоризненно смотрел на торговцев. Нет, он не заискивал, не визжал, прося подачку, даже хвостом не вилял, просто смотрел, и было в его умудренном жизнью взгляде что-то такое, что торговцы не могли отказать и улыбками, и с шутками кормили пса.
Сейчас уже не видно на рынке «мясного рэкетира». Пес ведь был очень стар. Будем надеяться, что он, как и Динка, успокоился в мире ином, и его душа обитает в собачьем раю.
А пример этих двух собак поучителен и для людей и говорит о том, что, как ни бывают подчас жестоки жизненные обстоятельства, надо найти силы противостоять им и жить с достоинством.

Волкова Маргарита «Мой пушистый музыкант»

Воскресенье, Декабрь 1st, 2013

Как-то раз после школы я пошла к подружке. Я зашла к ней домой и увидела маленьких котят. Больше всех мне понравился маленький серенький котенок. Подруга сказала, что его зовут Вискас. Дома я спросила у мамы, не хочет ли она взять такого милого котенка к нам. На что мама отрицательно покачала головой.
Три дня я ходила к подруге, чтобы смотреть, как живет Вискас. Наконец-то после долгих уговоров мама разрешила мне взять кота. Мы его назвали Лунтиком, так как первая кличка мне не нравилась. Один день он у нас был Лунтиком, но потом мы решили назвать его Фунтиком. Но что-то и это имя к нему не подошло. После долгих раздумий мы дали ему музыкальную кличку – Моцарт!  А сокращенно я его зову Мосей.
Моцарт родился 26 августа 2010 года. Сейчас ему уже 3 года, а по-кошачьи – это уже 15 лет!
Мой Моцарт любит музыку. Когда я включаю музыку, он начинает «подпевать» на своем кошачьем языке.
Однажды когда мне было очень грустно и я заплакала, мой кот решил меня пожалеть. Он залез ко мне на плечо и лизнул, а потом неожиданно укусил!
Как-то раз мы привезли кота на дачу в первый раз. Мой Моцарт обнюхал весь дом и решил выйти на улицу. На улице его ждал будущий  друг – соседский кот. Но, думаю, что, когда Мося вышел на улицу, он вообще не ожидал, что здесь есть другие коты, кроме него. Вдруг появляется Рыжик и говорит «Привет» на кошачьем. А наш Моцарт уже на человечьем удивляется неожиданному другу – «Ооой!»
Еще мой Мося любит играть с лазером. Я беру лазер, начинаю светить и Моцарт начинает бегать по всей квартире. Я смотрю и смеюсь над ним, над тем, как он везде бегает, как будто на катке!
Также Моцарт любит играть в прятки с другими котами. Однажды у нас был в гостях котенок. Мося очень долго играл с ним в прятки. Они были напротив друг друга, а между ними была занавеска. Коты открывали эту занавеску, находили друг друга, а потом снова закрывали. По-моему, не только они, но и мы – зрители, получили от этой игры массу удовольствия!
С моим котом было еще много веселых историй, но всех я и не смогу перечислить. В общем, мой Моцарт – очень веселый, любознательный и добрый. Мне с ним очень хорошо. Он прощается со мной, когда я ухожу в школу. А я очень скучаю по нему. После уроков я бегу быстрее домой, чтобы обнять своего любимца!

volkova1

volkova2

Гришагина Анна «Симона»

Воскресенье, Декабрь 1st, 2013

У многих людей есть домашние животные: коты, собаки, хомяки и другие. Например, у меня дома живет кошка. Ее имя Симона, но мы называем ее Симой. Это ласковое и красивое имя мы придумали, когда только ее купили. Дело было так.
На базаре нам сначала приглянулся черный маленький котенок, но дойдя до конца ряда, мы увидели маленького котенка, лежащего в корзинке. Этот котенок нам очень понравился. Оказалось, что это девочка. Она была очень своеобразной внешности. Одна половинка ее пушистого тельца была светло-персикового цвета с коричневыми, черными и белыми маленькими пятнышками, а другая коричнево-черненькая. Ее милые, большие от страха глазки, похожие по цвету на планету Марс, так жалобно смотрели на нас. Когда мне ее дали на ручки, то дрожащий, похожий на маленькую метелку, хвостик немного успокоился. Не было даже сомнения: мы тут же купили котенка. Я положила его к себе в куртку. Наш котенок закрыл глаза, и сладко заснул. Пока мы ехали в машине, я чувствовала, как бьется ее маленькое сердечко. Всю дорогу она согревала меня своим теплом.
Дома мы стали придумывать для нее имя. Я предлагала – Мурка, мама – Леди, а папа все искал клички в интернете. Но потом мы подумали и решили: для особенной кошки нужно особенное имя! Так моя любимица стала Симоной.
В сентября этого года Симоне исполнилось три года. Когда мы ее приобретали, то даже не догадывались, что с ней у нас будет много приключений.
Однажды Симона носилась по всему дому и забежала в мою комнату. Она увидела муху на цветке. Кинулась на муху и опрокинула горшок с цветком. Нам повезло, что горшок не разбился. А Симона все-таки поймала муху на лету. Я не успела глазом моргнуть, как кошка съела муху. После этого случая мы прозвали Симону «мухоловом».
Позже мама дала Симе еще одну кличку – «котик в штанах». Мама прозвала ее так потому, что у Симоны на задних лапках такой пушистый мех, что если приглядеться, похоже на штанишки.
Этим летом на день рождения мамы был еще такой  случай.
Стоял жаркий день. Мама открыла окно на балконе (мы живем на девятом этаже). А сама пошла на кухню готовить. Симона была на балконе, она прилегла на любимый шкаф и стала наблюдать за воронами, каркающими на дереве. Когда одна из ворон полетела на другую ветку, Сима решила присоединиться к ней и одним прыжком устремилась в окно. Услышав шум, мама выбежала на балкон и в полете успела поймать глупую кошку. После чего мама сразу закрыла окно. Потом мы повесили сетку на окно.
С нашей Симой было еще много происшествий. Надо заметить, что с ней никогда не бывает скучно!
Вот такая у нас кошка живет. Вискас ест, водичку пьет!

grishagina1

grishagina2

Харитонов Роман «Марфа»

Воскресенье, Декабрь 1st, 2013

Светлана присела у края берега и попыталась достать кончиками пальцев до воды.
-Тише, тише! Ты что?! – Я испуганно схватил её под локоть. – С ума сошла! Берег ведь скользкий. И глубоко к тому же. Не успеешь оглянуться, как унесёт. Смотри течение какое.
Течение здесь было и в самом деле страшноватое. Не сказать, чтобы особо быстрое, но какое-то неумолимое, неотвратимое как смерть. Ледяная до черноты вода плотной массой ползла вниз по течению. Туго закручиваясь и волнуясь, рокочущим потоком она тяжело упиралась в крутой обледеневший берег, неохотно отталкивалась от него, создавая медленные водовороты, затем обволакивала, упрямо гнула мёртвый камыш немного ниже по течению и неудержимой, мощной лавиной катилась дальше.
Меня передёрнуло. Я оторвал взгляд от реки и огляделся. Картина вокруг была также на редкость безрадостная. Внезапное похолодание словно навеки заморозило серость и унылость поздней осени. Я крепко обнял Светлану за плечи и повел её обратно в дом. По промёрзшему, похрустывающему инеем берегу к узкому просвету в густой паутине заиндевевших прибрежных кустов, где начиналась тропинка, окаймлённая чёрными скелетами деревьев. Меня снова передёрнуло.
Внезапно из прогалины, к которой мы уже почти подошли, выкатился долговязый щенок. Мы остановились. Щенок, заваливаясь задом и путаясь в лапах, весело побежал по берегу вдоль кустов. В ту же секунду за ним выскочила Марфа. Взглянула на меня, виновато вильнула хвостом и припустила за щенком. Я невольно заулыбался, глядя как она нервно суетится вокруг него.
Я подобрал Марфушу таким же длинноногим, нескладным щенком лет восемь назад. Уже восемь! А ведь для немецкой овчарки роды в таком солидном возрасте, да ещё и первые – это только кесарево. А остаться после них живой-здоровой, дав жизнь такому же здоровому щенку, – так просто чудо.
Я смотрел, как моя Марфа беспокойно крутится возле щенка, и продолжал улыбаться. После кесарева она не вставала три дня. Я ночами не спал, ухаживал за ней, думал, не выживет. Но, к счастью, обошлось. Однако Марфа, несмотря на свои мучения, к щенку все эти дни никого не подпускала. Даже меня. Да и сейчас не подпускает, хотя прошло уже больше трёх недель. Смотрит настороженно, исподлобья и молча скалится.
А на днях, когда я всё же осмелился потрепать щенка, Марфа опустила голову и глухо, протяжно зарычала. Я чуть не заплакал от неожиданности и обиды. Я, конечно, понимал, насколько силён будет материнский инстинкт у немолодой собаки, впервые познавшей материнство, но всё же… Правда, после этого она весь день виновато ходила за мной и жалобно заглядывала в глаза. Хотя до этого случая она ни разу не рычала на меня, ни разу! Даже после того, как года три назад я её с перепуга довольно сильно отлупил за то, что она выскочила на дорогу прямо под колеса машин. Ну, мы с ней тогда, в общем-то, оба очень сильно перепугались. Марфушку даже рвало от пережитого потрясения.
Я всё смотрел на суетящуюся вокруг щенка мамку и улыбался. Светлана тактично молчала, и я не сразу заметил, что она дрожит под моей рукой.
-Ох, извини. – Спохватился я. – Побежали.

В доме было натоплено. Я даже крякнул от удовольствия. Светка вдруг спохватилась, что забыла купить щенку молока с утра, укуталась потеплее и побежала в магазин.
-Буду через десять минут. – Сказала она, чмокнув меня в щёку.
Я улёгся на диване, включил лампу и раскрыл книжку. Читать не хотелось. А не хлопнуть ли рюмашку для настроения? Минуты две я боролся с соблазном, потом решительно закрыл книгу и встал. Не успел я сделать и шага к буфету, как внезапно слух резанул душераздирающий, захлебывающийся лай. Меня словно током ударило. Марфа! Я отшвырнул книгу и бросился к двери. Со всей силы врезался в косяк, кое-как засунул ноги в калоши, в панике запутался в ватнике, выругавшись, отшвырнул его в сторону и выскочил во двор.
Сводящий с ума, полный отчаяния и страха лай впивался в мозг, напрочь отбивая все мысли. Я мчался по ледяной траве, оскальзываясь и матерясь, сбивая с деревьев иней и обламывая чёрные ветки. Выскочив на берег, увидел, как Марфа с безумными глазами отчаянно мечется по берегу. Я подбежал и сразу же всё понял. Неуклюжий щенок, видно, подобрался слишком близко к краю обледеневшего берега, поскользнулся и упал в студёную воду. И теперь его, отчаянно барахтающегося, река медленно тащила вниз по течению.
-Как же это ты, а? – Немного успокоившись, спросил я, обращаясь к мечущейся под ногами Марфе. – Не уследила. Эх ты, мамаша.
Я попытался достать щенка, но не тут-то было. Берег был немного выше, чем мне казалось, а щенок немного дальше, чем надо было. Я занервничал: вода была очень холодная, а щенок ещё слишком мал. Он уже вяло барахтался, изо всех сил вытягивая шею.
-Как же это? – Растерялся я. — Как же ты так? Ну, ничего страшного. Сейчас вытащу, сейчас, успокойся.
Марфа судорожно металась, захлебываясь истерическим лаем. Опустившись на колени, я снова протянул к щенку руку, но опять не дотянулся. Я смотрел, как течение медленно уносит его, и не мог сообразить, что же делать дальше. Щенок, вытаращив глаза, беспомощно перебирал лапками, и видно было, что надолго его не хватит.
И вот тут я испугался. Чертыхнувшись, я вскочил, пробежал немного ниже по течению, чтобы схватить щенка, когда его будет тащить мимо, вновь встал на колени и приготовился. Вот сейчас. Я вытянул руку. Ещё чуть-чуть, ещё, ещё…
И не удержался.

(далее…)

Богдан Галина, мини-повести*

Воскресенье, Декабрь 1st, 2013

*опубликована только небольшая часть одного произведения, полностью — в прикреплении к записи

Добрые люди

Иван Павлович умер вчера. Скоропостижно. Ничего удивительного — в его-то возрасте!
Но оставшийся сиротой померанский шпиц Штрудель о возрасте хозяина представление имел весьма отдаленное. Как и о смерти. Для него Иван Павлович был единственным, самым молодым, самым добрым и заботливым. И самым живым.
Каждое утро Штрудель получал миску свежесваренных куриных крылышек (общим количеством — две штуки) и витаминину. Затем его пристегивали к поводку и выводили на прогулку. Дворовых собак шпиц не жаловал. А вот с чистокровными общий язык находил.
И хозяин терпеливо высиживал на скамейке в ближайшем сквере около часа. Пока Штрудель общался с раскормленными до неприличия пекинесами, излишне нервными чишками и прочей собачьей аудиторией площадки для выгула. Затем, оценив очередную симпатию любвеобильного пса, хозяин провожал хозяйку избранницы до перекрестка и чинно раскланявшись, обещал Штруделю обязательно организовать повторную встречу.
На этом утренний променад заканчивался. Иван Павлович уходил по делам, а Штрудель укладывался отдыхать. Какие же сладкие снились ему в это благословенное время сны! Дай Бог здоровья хозяину!…

Добрые люди

Драники со шкварками