Богдан Галина, мини-повести*

*опубликована только небольшая часть одного произведения, полностью — в прикреплении к записи

Добрые люди

Иван Павлович умер вчера. Скоропостижно. Ничего удивительного — в его-то возрасте!
Но оставшийся сиротой померанский шпиц Штрудель о возрасте хозяина представление имел весьма отдаленное. Как и о смерти. Для него Иван Павлович был единственным, самым молодым, самым добрым и заботливым. И самым живым.
Каждое утро Штрудель получал миску свежесваренных куриных крылышек (общим количеством — две штуки) и витаминину. Затем его пристегивали к поводку и выводили на прогулку. Дворовых собак шпиц не жаловал. А вот с чистокровными общий язык находил.
И хозяин терпеливо высиживал на скамейке в ближайшем сквере около часа. Пока Штрудель общался с раскормленными до неприличия пекинесами, излишне нервными чишками и прочей собачьей аудиторией площадки для выгула. Затем, оценив очередную симпатию любвеобильного пса, хозяин провожал хозяйку избранницы до перекрестка и чинно раскланявшись, обещал Штруделю обязательно организовать повторную встречу.
На этом утренний променад заканчивался. Иван Павлович уходил по делам, а Штрудель укладывался отдыхать. Какие же сладкие снились ему в это благословенное время сны! Дай Бог здоровья хозяину!…

Добрые люди

Драники со шкварками

Comments are closed.