Ладная Влада «Богинечка»

Верните мне моего кота, — и я соглашусь жить вечно.
Армен Джигарханян

Глаза её цвели, как жёлтые маргаритки.  А сама она была, как опаловая туманность. Богинечка – так её звали.  Она была кошкой.
У неё было две маски.
Одна – восторженного ребёнка. В этой маске она любила играть. Забраться на полку с куклами и вполне убедительно изобразить  плюшевую игрушку. Умело спрятаться  и наслаждаться нашей беспомощностью, когда мы её искали.  Ловко пройти по туалетному столику меж склянок с духами и кремами, так, чтобы ничто даже не звякнуло.
В этом образе она была послушна, уважала старших, хорошо кушала и вообще вела себя, как примерная первоклассница. Правда, когда она образцово-показательно бегала за бантиком, видно было, что снисходит. «Это не я веселюсь. Это я веселю тебя»,  — явственно читалось на её физиономии.
Она года два к нам присматривалась, прежде чем продемонстрировать вторую маску.
Вторая – высокомерно-тоскующая. Было видно, что Богинечка  томится среди низших существ, каковыми были мы, люди. Что она одинока. Что растеряна, потому что высокая миссия или злая судьба забросили её на эту Богом забытую Землю. Своё предназначенье она, видимо, исправно исполняла, сообщала какие-то данные туда, в свой мир.  Но безмерно скучала по дому. Как она смотрела в звёздное небо! Как  инопланетная принцесса, которая знает, что никогда не увидит родные места. Я ни у кого из земных обитателей не видела такого осмысленного взгляда, как у моей кошки.  Но было понятно, что это  принципиально иная, чужая цивилизация.
Это была Царевна-Лебедь, Мата Хари, лесная колдунья, робот-трансформер и  леди Макбет в одном флаконе.
В этом образе она любила меня удивлять. Открывать любые двери. Находить  потерявшуюся вещь. Посылать мне мысленные советы, помогавшие разрешить трудную ситуацию.
Богинечка никогда не ошибалась в людях. Если она выходила здороваться с человеком, а когда он уходил – прощаться, — человеку можно было доверять. Не обманет.
Если игнорировала или шипела – следовало обходить его десятой дорогой.
Она была храбрая. Настоящая бойцовская кошка. Мы гуляли на улице,  и какой-то злыдень стал хлестать поводком свою собаку. Богинечка почти без разбега вскочила дядьке на плечи и когтями разорвала ему лицо.
Маленькая кошка защитила огромного пса и до поноса напугала хозяина.


Она себя так ощущала. Защитницей всех угнетённых. Великодушная королева, в чьём государстве должны царить  красота и гармония.
Наверное, она весь наш мир воспринимала, как свою державу, где она должна наводить порядок.
Будущее было для неё таким же прозрачным, как моё окно.  Если тянула на меня лапку – жди денег или подарка. Если поворачивалась попой – задуманное дело пойдёт прахом. Она предсказывала гостей и погоду. Триумфы и катастрофы.
Когда я попала в аварию – далеко от дома, — Богинечка сходила с ума, металась чуть ли не по потолку, а ведь всегда была такая спокойная.
При ней я стала видеть вещие сны. Может, она мне их переадресовывала, как эсэмэску.
Никому, кроме меня, не позволяла до себя дотрагиваться. Даже самым верным из моих друзей.
Не любила новостей и детективов по телевизору – сразу убегала. Но обожала старые советские мультики.
А больше всего любила забраться на мои книги и рукописи. Я работала, а Богинечка начинала петь свои шаманские песни, и под них я прямо впадала в транс и фонтанировала идеями. Муза поэта, а не кошка.
Но самое удивительное происходило, когда она ложилась мне на грудь. У меня перед глазами начинали мелькать картины.
Сплетение в косу сотен водопадов и сотен радуг в окружении тропических цветов, похожих на бабочек, и бабочек, похожих на цветы.
Гигантские статуи Будд, улыбающиеся, словно Мона Лиза: изощрённо, нежно и губительно. Может, так улыбается самка богомола своему самцу?
Лабиринты времени, где варианты великих событий лениво тасовались, как ветхая колода карт.
Изнанка тьмы, где жили шорохи и предсказания.
Фиолетовые города, которые росли из земли, как деревья. В них жили зелёные и сапфировые кошки с крыльями ангелов. Кошки носили египетские ожерелья из сердолика и лазурита. Они выгуливали крошечных алых дракончиков,  ворковали, как голуби, и запускали пушистыми лапками фейерверки и мыльные пузыри.
А потом я тяжело заболела.
Богинечка лежала рядом, обняв меня и прижавшись всем телом к больному месту, и не подпускала ко мне врачей. Кусалась, царапалась.
Потом оказалось: врачи поставили мне неправильный диагноз, и если бы меня начали лечить по их методе, я бы погибла.
Так было до тех пор, пока не появился Он. Врач, который понял, что со мной,  и вылечил меня. А потом  сделал мне предложение.
Мы до сих пор вместе.
Богинечка прожила со мной почти двадцать лет. Но, оказалось, старость приходит даже к богиням.
За неделю до смерти она забралась на мой письменный стол, как на трон, и больше с него не спускалась.
В последний  день её парализовало. Она не жаловалась и не стонала. Терпела. Только вздыхала тяжело, как человек.
Я с ней просидела сутки, гладила её и читала ей сказки, которые она любила. Но от усталости уже буквально падала со стула. Прилегла на полчаса.
И увидела во сне Богинечку, которая бегала по берёзовой роще и ловила мотыльков. Такая же прелестная, как двадцать лет назад.
Под конец  я уж не могла смотреть на мучения моей кошки.
-Хочешь, придёт доктор, сделает тебе укол – и ты заснёшь? – взмолилась я.
И в голове у меня раздался голос: «Потерпи. Уже скоро».
Через пятнадцать минут Богинечка умерла.
Я похоронила её в той берёзовой роще, которую она мне показала во сне.
И уже после заметила, что Богинечка  лежит под сосной в форме лиры. Значит, я выбрала  для кошки правильное место.
Ведь  она была Музой поэта.

Comments are closed.