Жавнерчик Дарья, рассказы

Одна судьба на двоих

Сумерки опускались на небольшой город, коих тысячи в этом мире. Уныло идущие прохожие спешили домой, в свои маленькие вселенные. Их безразличные взгляды проскальзывали мимо одной маленькой темной подворотни, а ведь там тоже была вселенная. Вселенная маленького мальчика. Он был единственным в ней жителем, королем и просто человеком. Если бы кто-нибудь сюда заглянул, то увидел бы маленький навес, накрытый старыми тряпками и мальчонку лет двенадцати. Худые руки прижимали к груди крошечный меховой комок, и если прислушаться, то можно было услышать как мальчик еле слышно шепчет:
— Не бойся, я с тобой! Тебя больше никто не обидит, скушай вот булку, я специально тебе оставил.
Комочек, тихо мяукнув, потянулся за крошками с руки паренька. Маленький, бывший когда-то рыжим, котенок появился у мальчика только сегодня. Он его увидел в парке, когда оголодавшее животное пыталось стянуть хоть кусочек хлеба у противных ворон. Жадные птицы не хотели делиться и их крепкие клювы то и дело доставали до грязного бока кота. Мальчику стало жаль его и, крикнув на птиц, он подобрал котенка и понес в свой переулок. И уже там предложил ему с трудом добытую булку.
Прошло несколько дней, мальчик привык к своему мохнатому другу, тот же в свою очередь отплачивал лаской и доверием. Каждый вечер паренек делил с котенком свою трапезу, и он понимал, что в его вселенной появился еще один житель.
Во время очередного шатания по улицам в поисках заработка или еды на мальчика обратила внимание полиция. Двое мужчин в форме вели его в отделение, а мальчик все оглядывался и просил:
— Отпустите! Я сам к вам вернусь, у меня друг там!
— Друг? И сколько ему лет?
Мальчик замялся:
— Это котенок…
Полицейские только хмыкнули и, чтоб уже наверняка, взяли паренька под руки и отвели в детскую комнату.
По истечении нескольких часов мальчика определили в государственный приют. Казалось бы, что может быть лучше? И еда, и крыша над головой, но на сердце неспокойно, ведь где-то там остался друг…
Полная дама, представитель приюта, недружелюбно оглядела мальчика, и на его вопрос, можно ли завести котенка, рыкнула твердое:
— Нет!
Четыре дня не появлялся в своей подворотне мальчик. Бывший когда-то рыжим котенок терпеливо ждал своего маленького хозяина, ни отходя ни на шаг от навеса, а мальчик все не приходил…
На пятый день мальчик, уже в добротной одежде, весело вбежал в бывшую «свою» подворотню:
— Кис-кис-кис, — звал он, не переставая несколько часов, но мохнатый дружок все не прибегал. Устав, мальчонка присел на старый тюфяк. И тут его взгляд наткнулся на клочок серо-рыжей шерсти из-под тряпки, служившей ему когда-то одеялом. Радостно крикнув:
— Лентяй! Даже не отозвался! – мальчик отогнул покрывало.
Маленькое исхудавшее тельце его друга, сжавшись в комочек, как в первую ночь, неподвижно лежало. И только легкий ветер шевелил грязную шерстку котенка, создавая иллюзию, что он все еще дышит.

javnerchik

  Котенок

На улице шел обычный для осенней погоды дождь. Я сидел за столиком кафе, в котором обычно проводил обеденное время между рабочей суетой. Пустая тарелка от салата все еще стояла передо мной, а я потягивал кофе из миниатюрной толстостенной чашки. Я взглядом провожал редкий прохожих и почти засыпал под тихую музыку и гул машин за стеклом. Тренькнул колокольчик, возвещая о приходе очередного посетителя. И снова я погрузился в полудрему.
— Брысь! – вернуло меня восклицание официанта  в реальность.
Я отвлекся от окна и посмотрел на происходящее. Видимо, с посетителем зашел тощий котенок и попытался найти для себя еду. Злобный официант отпугивал малыша полотенцем, которое обячно накрывало руку. Котенок жался к полу, но не уходил. Я обожаю котов и сердце сжалось от вида этого маленького несчастного существа, борющегося за свою жизнь. Я встал и поднял котенка на руки.
— Так это ваш? – спросил официант и менторским тоном добавил – В кафе с животными нельзя.
Я хмыкнул, залпом допил кофе и кинул деньги на столик.
— Сдачи не надо, — я вышел на улицу и понес доверчиво прижавшегося ко мне котенка домой, наплевав на оставшийся рабочий день.
Дома первым делом я дал ему молока и, пока он ел, сходил к соседке за средством от блох. На удивление котенок стойко пережил помывку, всего два раза вцепившись в руку слабыми еще коготками боясь упасть в, как ему казалось, огромный бурлящий водоворот.
Ночью, уже сухой и пушистый, приятно пахнущий шампунем зверек пробрался ко мне на подушку, задев нос хвостом, чем заставил меня чихнуть. Так у меня появился друг. Вдруг.

Comments are closed.