Новиков Владимир «Такие разные слёзы»

Когда наша собака была щенком, в доме от ее зубов страдала вся мебель. Я думаю, всем любителям собак знаком этот период, когда у собачки чешутся зубы и почесать их, по ее мнению, способны только ножки нового дивана или старый бабушкин комод. Нет, мы никогда не ругали нашу Адочку за испорченную мебель, просто в один печальный день ее зубки погрызли нашу память.
А дело было так. Однажды, моя мама забыла закрыть ящик тумбочки, в котором она хранила свои старые черно-белые фотографии. И, естественно, Ада добралась до этой кипы и своей тогда еще маленькой челюстью распотрошила мамину память о школе, студенчестве, молодости…
Мама простила нашего домашнего вредителя, она бы и не сильно расстроилась, если бы под собачьи зубы не попала одна фотография. Это был портретный снимок моей мамы в шестнадцать лет. Это была ее самая любимая и самая дорогая фотография.
Помню, в тот день я зашел в комнату и увидел маму, сидящую в кресле. Она держала в руках на треть изгрызанную фотографию, с которой клочьями свисали изжеванные бумажные лоскуты и плакала. Мне тогда было ее очень жаль.
Прошло десять лет. Десять лет Ада жила с нами. За эти годы произошло огромное количество веселых, добрых и грустных событий, связанных с нашей собакой. И вот пятого сентября две тысячи тринадцатого года наша Ада умерла. Умерла от рака. Помню, как в день ее смерти я зашел в комнату и увидел там мою маму. Она сидела в том же самом кресле, в той же позе, держала в руках ту самую фотографию, гладила пальцами следы от собачьих укусов и плакала.
Я вспомнил тот день десятилетней давности, и мне показалось, что я вижу практически ту же самую картину. Та же фотография, вроде бы те же слёзы… Но все же, такие разные слёзы.

Comments are closed.