Archive for Декабрь 23rd, 2013

Зимина Ольга «Преданное сердце, бьющееся у наших ног»

Понедельник, Декабрь 23rd, 2013

Интересно, а что чувствуют люди, когда остаются одни, думал Пёс. Вот бывает же так, что и их судьба забрасывает в неведомые дали, где нет ни теплой постели, даже ни огонька…
Он бежал по земле, которую уже начал сковывать, вступавший в силу декабрь. Такая погода, всегда создает ощущение перемен. Кажется, вот-вот пойдет снег, и жизнь примет другой ход, откроется новый лист, и завтра все изменится. К лучшему, несомненно, к лучшему.
Испытывают ли люди холод и голод? Наверняка! В жизни может всякое приключиться, отвечал он сам себе. Но что будет, если осенним утром ты станешь ненужным? А почему? Все просто из-за того, что тебя не воспринимают всерьез. Каждый из нас, собак, испытывает то радостное чувство, когда возвращается Хозяин. Как здорово, когда мы идем вместе, неважно куда, ведь мое верное сердце бьется у его ног… Пёс сел под дерево, раскинувшее свои оголенные ветки в серое небо, и смотрел, как ветер гоняет почерневшую листву. Разве можно бросить друга, который каждой частичкой тела готов выражать свое счастье, в ответ на самую незначительную каплю внимания? А может, все люди также бросают друг друга, когда им становится неинтересно? Ну, нет, сказал он, люди находят другие объяснения, считая их более весомыми, для того, чтобы выставить собаку за дверь даже в самый лютый мороз.
Они говорят: «С ними так тяжело», «Какой он лохматый, я так устала чистить ковер», «Мне надоело каждое утро вставать так рано», вместо того, чтобы научиться отвечать за свои поступки… Пёс тихо вздохнул, и побрел дальше, в поисках того, о чем он не знает сам.
Разве можно купить настоящего друга, спросите вы у человека, «Это невозможно!» —  ответит он. А как поступаете вы, пуская нас в свою жизнь? Люди в своих мудростях и афоризмах выражаются о бесценной любви и настоящей дружбе…  А как же мы? Разве мы не вправе жить, а не просто существовать как предмет роскоши, или игрушка, а иногда даже как боксерская груша.
…Выходит, что люди покупают нашу любовь, и когда она им надоест, они оставляют нас? В отношениях с животными, человек очень часто чувствует себя Царем природы, смея решать, как поступить в любой ситуации. Может люди разучились любить? И как тогда существует человечество, если людям так быстро надоедает все. Люди лгут друг другу, лицемерят, хитрят, видимо это и позволяет им терпеть тех, кто им не нравится. Но не с нами, с нами все проще. Громко тявкнул, куснул кого-то или не понял хозяина – Человек решит сам, что с тобой делать. Конечно, не все такие. Но, кажется, что времена, когда собак уважали, канули в лету.
А почему я здесь
, вдруг вспомнил Пёс. Я просто оказался не к месту, мой хозяин всегда был добр, но несколько дней назад он выпустил меня, вынес огромный чемодан из дома, захлопнул дверь автомобиля и уехал, я бежал за его машиной пока не потерял след. Он уехал и не вернулся…  Наверное,  пройдет время и он снова купит того, кто будет его любить так же преданно, как люблю его я. А я так и буду скитаться в поисках своего доброго сердца…

zimina

Ковальчук Руслан, стихи о животных

Понедельник, Декабрь 23rd, 2013

№1
Как-то у мостика в городе энном,
Плакал котёнок, под ламповым светом.
Том его звали шутливо мальчишки,
Ведь не поймал он ещё даже мышки.
Выжить ему не казалось возможным,
Раз он для всех представлялся ничтожным.
Бродим мы так вот мимо детей,
Слёз их не видя, проходим скорей.
Бей его голод, сожри его смерть,
Мир не заставит всё это болеть.
Лёд оковал сердца у людей,
Слёзы им чужды земных всех детей!

№2
В его глазах, разящих в душу
Царят спокойствие и боль.
Я вижу в них сплошную стужу,
Борьбу, гонения, любовь.

Смерть матери в бою с собакой,
За жизнь любимого сынка,
Ночёвки осенью прохладной
И поиск вечный уголка.

Я вижу в них прошедший ад,
В котором он от голода ревел.
Я вижу в них полнейший страх,
Хоть это он так скрыть хотел.

Но хватит «глупостей» о звере,
Далёк нам мир его проблем.
Вот жизнь людская-это горе,
Она лишь стоит всех поэм!

(далее…)

Лукьянова Елена «Как покупают лошадей»

Понедельник, Декабрь 23rd, 2013

Большую часть своей сознательной жизни я гордилась тем, что сон и аппетит не теряю ни в каких обстоятельствах — хоть какая-то сбалансированность в моей несбалансированной психике. Теперь я знаю, какие ситуации могут заставить меня потерять и то, и другое…

То, что эта лошадь будет нашей — и чёрт с ним, с тем, что коневоз из Беларуси, где лошадь стоит на бойне, вылезет больше, чем в пол-стоимости самой кобылы — я решила в одну минуту. Мужу потребовалось больше, минут пять. На размышление о том, есть ли в нашей конюшне свободные денники, или придётся переставляться с обеими лашатками куда-то в другое место. Через десять минут я уже писала минским товарищам о том, что вот эту, рыжую с белой проточиной и белой ногой, мы выкупаем. Через пять минут получила ответ: «созвонюсь утром и узнаю, есть ли еще эта кобыла».

Бабамс! Где-то в высоте отчётливо нарисовался нож гильотины, готовый перерубить наши планы и эту мощную рыжую шею. «Ну вот, — вздохнул муж, которому я тут же процитировал пришедший ответ. — Теперь ночь не спать».
18 июня, 22.48, квест «Наперегонки со смертью» стартовал.
Утро началось с моих вопросов: «Звонили, что говорят?».
Получаю ответ, что, тяжело было объяснить по телефону, какую именно рыжую спрашивают, но сказали, что есть такая.
Уф. Уже чуть легче…

Вечером новая информация — завтра всех не выкупленных коней увезут, потому оплату надо перевести прям с утра, до десяти часов. Когда я прочла это, часы показывали начало девятого. Банки были давно и благополучно закрыты.
«…..!!!», — сказала я, долго и методично превращая в матовую лампочку и лихие девяностые, и экс-глав великой державы, и парад суверенитетов, закрывший возможность вот прямо сию минуту перекинуть через интернет-банкинг любую сумму на территорию суверенной Беларуси.
Тики-так. Часики перевернулись, вниз посыпались песчинки жизни, незримый нож начал медленно скользить вниз…
В 7.30 я была на ногах.
В 8.45 стояла перед ближайшим к дому офисом Вестерн Юнион.
В 9.15 отправляла в Минск смс-ку с кодом получения.
Впереди был рабочий день, четыре клиента. Время сыпалось, нож скользил вниз…
В 11.25 из Минска пришло сообщение о том, что кобылу договорились забирать после трёх часов.
В 13.42 ВЮ оповестил о том, что перевод выдан получателю.
В 14.39 — сообщение о том, что за лошадь поехали вносить деньги. Вроде, успеваем. После суток на сигаретах и двух полубессонных ночей до момента «Бобёр, выдыхай!»  оставалось совсем немного…

В 17.30, как только я закончила крайний приём, позвонили из Минска, голос девушки, поехавшей вносить выкуп,  звучал виновато-растерянно: «Они оставили другую лошадь, она очень похожая».
Тадамс.
Дзынь.
Часики разбились. Две секунды на попытку справиться с шоком. Смерть выиграла. Мы опоздали. Зелёных лугов рыжей, с белой проточиной и белой ногою… беги, девочка…
«Значит, мы берём другую».
Девушка начинает рассказывать мне, что лошадь ласковая, контактная, здоровая и целая — по крайней мере, визуально…
«Мы её берём, оплачивайте».
Мы опоздали?
Мы успели?
Не знаю.
Их там много, они идут потоком. Через весы. Три доллара за килограмм. Хоть живого веса, хоть мёртвого.
Это бизнес и не  важно, кто покупатель.
Всех не спасёшь, я знаю…

Это очень глупо — покупать лошадь, «не глядя», по фотографии и описанию.
Это дважды глупо — покупать лошадь совсем не глядя, даже без фотографий.
Я знаю.
«Ну и правильно всё сказала, — ответил муж, которому я тут же перезвонила. — Хоть кого-то вытащим».

П.С. Через две недели я выкуплю с той же бойни второго коня – которого должны были забрать вместе с моей кобылой. и за которого в последний момент передумали вносить оплату.
Но тогда я ещё об этом не знала.