Артемов Виктор, стихи о животных

 Друг

Мой лучший друг
Не говорит ни слова,
А только лает.
Такого может натворить,
Никто заранее не знает.

Вчера забрался
На кровать,
И место мне не уступает.
Разлёгся, здесь он
Будет спать,
А мне свой
Коврик предлагает.

Его весёлая мордашка
Мелькает среди
Грядок в огороде.
Он взялся бабочек гонять,
Забыв совсем,
Что мы не на природе.

Салат затоптан с луком,
Капустная рассада на боку,
А пудель носится,
Там очумело кругом,
Свой хвост, хватая на бегу.

Браню я псишку, улыбаясь,
Но что поделать с ним?
Когда я, рано просыпаясь,
Спешу на карасиный клёв,
Он рядом семенит:
И как товарищ мой – не заменим!

artemov

Находка

В таёжной избушке,
Поленья, стреляя, трещат,
В наструганной стружке,
Пристроили  маленьких двух медвежат.
Мы их подобрали,
Сегодня наткнувшись в Урмане,
Они потерялись и голодали,
От матери где-то отстали в тумане,
Наевшись сгущёнки, уже не дрожат.
Мы долго судили, мы долго рядили,
И даже хотели их в город забрать.
Но всё же решили,
Попробовать медведицу ту поискать.
Искали в распадке, искали в Урмане,
На третьи сутки мы всё же нашли.
Точнее, она появилась на нашем же стане,
И ноги оттуда к избушке едва унесли.
Схватили в охапку скорей медвежат,
Навстречу немного прошли.
Пусть эти ребята уж к ней поспешат,
Попробуй-ка, ей расскажи,
Что мы их в тумане случайно нашли.
Они уходили от нас, слегка косолапя,
Мы же с тревогой смотрели им в след.
Надеясь,
Пусть выпадет этим зверюшкам удача,
Медвежий прожить им свой век.

Лисёнок

Лисёнок рыжий,
Из любопытства,
В палатку сунул нос.
Он не нахальный был,
И не бесстыжий.
Имел всего один вопрос.

Отсюда пахло колбасой,
Копчёным,
Московским сервелатом.
А он с утра голодный,
Умытый лишь росой,
Не захотел довольствоваться,
Привычным, лесным салатом.

На меня
Смотрели бусинки глаза,
В них читался
Неподдельный интерес.
Но запахом манила колбаса,
И лисёнок в палатку потихоньку влез.

Схватив копчёностей деликатес,
Давай тащить его к палатке входу.
Мне было видно:
Бил его немного нервный стресс.

Удрал лисёнок с колбасой,
Мелькнув хвостишкой рыжим.
И я за ним ступал ногой босой,
Он всё же был нахальным,
Но вовсе не бесстыжим!

Они ведь людям верят

Пчелиный рой,
На ветке комом.
Здесь осторожно, стой!
Их заманить бы надо
Новым домом.

Они же грозно,
Жужжат басами.
Но всё же можно,
Собрать руками.

В мешок из полотна,
Нести быстрее,
И в улей опускать до дна,
И не боясь, смелее.

«Леток» заткнут,
Затихнут обживая.
К хозяину привыкнут,
Летают, не обжигая.

С цветков качают мёд,
Им соты наполняя.
Уходят снова в лёт,
Трудится не переставая.

Накормят всю «семью»,
Хозяину отмерят.
Прокормят и его семью,
Они ведь людям верят!

Я пса позвал

Бездомный пёс,
Поджавши хвост,
Смотрел в глаза просяще.
Он просьбу
До меня свою, донёс
И был тот пёс
Совсем не прост.
Хотя и жизнь его
Сложилась вовсе не блестяще.

Я пса позвал
И он за мной пошёл.
Шаги свои с моими
Осторожно он сверял
И думал видно пёс:
Что может он, хозяина нашёл?

Глаза доверчиво смотрели,
И лапу мне он робко протянул.
Мы с ним у дома,
Немного посидели,
И в лифт, тот пёс,
Без робости со мной шагнул.

Он много лет со мной живёт,
Мне другом верным стал.
Доволен пёс своей судьбой,
И я соседством эти вовсе не  устал.

А сколько их, бродячих псов,
На совести их бросивших людей.
У них отняли не только кров,
И из друзей отправили опять туда,
Где властвует закон зверей.

Comments are closed.