Дырда Анатолий, произведения

Дворовый пес

Зима. Деревня. Дом под снос,
Подпертый сбоку голой степью.
Четвертый день дворовый пес,
Скулит, гремя железной цепью.
Следов не видно у ворот,
И дверь не хлопает привычно.
Ну, что ж хозяин не идет,
С цепи не спустит, как обычно?
Пес знал повадки старика,
Случались разные промашки,
Не раз пролеживал бока
Он после выпитой рюмашки.
Жил бобылем, как домовой,
И дети все о нем забыли.
Соседи дачники домой,
Собрав пожитки, укатили.
И бедный пес припомнил вдруг,
Ведь в дом старуха заходила
И тишина с тех пор вокруг,
Как отрешенная бродила.
Стекло оконное мороз
Резным украсил благолепьем,
Четвертый день дворовый пес,
Скулит, гремя железной цепью.


Вот незадача! Как же мне,
Спустить его с железной  цепи?
Не по своей же он вине
Четвертый день ошейник треплет.
Вошел с опаской, зная нрав,
Пес замолчал, завороженный,
Собачью злость в себя, вобрав,
Смотрел надеждой обреченный.
Он понял, видимо тогда,
Рука, знакомая до боли,
С цепи железной никогда
Его не выпустит на волю.
Он не сорвался сразу в бег,
Обнюхал дверь, крыльцо, ступени,
Где нет следов… целинный снег
И от кустов резные тени.

Щенок в подарок

Не дарите ребенку щенка,
Если к этому вы не созрели!
Радость детская не велика,
Не продлится она и недели…

Он игрушкой займется другой,
Вам щенок и подавно не нужен,
Отшвырнете беспечно ногой
И захлопните двери снаружи…

А ведь это комочек живой,
Он и жизни еще не изведал,
Крутит, вертит своей головой
И не знает, что друг его предал.

Хорошо, если чья – то душа,
Остановится, вздрогнет, нагнется
И на руки возьмет малыша,
И находке своей улыбнется.

Но, судьба благоволит пока
Единицам из этой артели…
Не дарите ребенку щенка,
Если к этому вы не созрели!

Приручил — отвечай!

Первая декада Марта выдалась на редкость теплая. Поговаривали о ранней весне, но не исключали и возвращение заморозков, что не замедлило произойти во второй половине месяца. Возврат к прошлому,  всегда сопряжен с каким – то дискомфортом, но к этому прошлому Бубнов возвращался с доброй улыбкой на лице, оно вызывало в нем трепетное чувство любви и восторга.Шесть лет тому назад, он притащил домой маленького серенького котенка.Имя ему дали, почему – то попугаичье – Кеша.Кешу полюбили все и сразу. Очевидно, почувствовав эту любовь, Кеша решил, что ему позволено делать все, что заблагорассудится.     Тазик с решеткой, предназначенный для удовлетворения естественных  потребностей Кеши, поставили в туалете. Кеша упорно и методично производил пахучие лужицы рядом с тазиком. Что только не предпринималось с целью заставить его пользоваться этим не хитрым приспособлением, Кеша был непреклонен. Его тыкали симпатичной мордашкой  явно, ему не нравившиеся произведения искусства, затем в тазик, при этом проводились разъяснительные беседы, Кеша, как прежде игнорировал наши усилия.   Кто бы мог подумать, что проблема разрешилась при помощи, нет, вы не поверите – никчемной газетенки « Центр плюс». Мелко порванная на мелкие кусочки газета помещалась в тазик и Кеша, выражая презрение к подобным изданиям, с явным удовольствием орошал их, чем доставлял не меньшее удовольствие нам. Все прошлые необдуманные поступки Кеши был забыты и прощены. Кеша стал стопроцентным носителем положительных эмоций.
Другого представителя братьев наших меньших по кличке Барри Бубнов взял из клуба, спустя три года. Барри – это шоколадный с подпалинами доберман. С появлением Барри, Кеша, не без обиды решил, что теперь все внимание будет переключено исключительно на этого коричневого  крокодила, поспешил, пока не поздно, занять все ключевые позиции в квартире. Спальню он устроил в одном из отделений платяного шкафа,пищу принимал на холодильнике « Юрюзань». Там он чувствовал себя в совершенной безопасности.  И с удовольствием, после сытного обеда, с  презренным равнодушием, наблюдал за вынужденным сожителем. Барри, в свою очередь, ложился напротив холодильника и бдительно следил за малейшим движением этого, так дурно пахнущего раздражителя. Когда же Кеша, надеясь, что мучитель его находится в блаженной дреме, спрыгивал с холодильника с намерением отбыть в свою спальню, Барри, скользя по паркету на своих длинных лапах, стремительно следовал за ним, но Кеша всегда оказывался проворнее своего недруга и успевал скрыться в шкафу.  Кто и когда встроил в башку Барри будильник, неизвестно, но что самое поразительное, этот будильник срабатывал ровно в шесть часов утра, Утренние минуты сна считаются самыми сладкими, особенно, когда за окном шелестит дождь. А зимой! Непременное желание закутаться с головой и использовать драгоценные минуты для блаженного сна.  Ровно в шесть Барри спрыгивает со своего кресла, которое он облюбовал для отдыха и, цокая когтями по паркету, подходит к кровати,где мирно досматривает свои сны Бубнов. Длинный холодный нос Барри бесцеремонно лезет под одеяло и тычется в теплую руку Бубнова, если не находит ее, то уж лицо всегда в его распоряжении. В случае бездействия Бубнова, он хватает домашний тапок и начинает массировать различные участки тела Бубнова, требуя немедленного подъема.     За окном непроглядная тьма, под одеялом тепло и уютно. Всякий раз,когда эти издевательства повторялись, Бубнов раздраженно думал, зачем он притащил этого чета в дом на свою голову. Спал бы  еще, по крайней мере, час, полтора, как все нормальные люди, но все эти грустные мысли,безусловно, обидные, не доходили до Барри. Он все настойчивее требовал немедленного подъема Бубнова. Проклиная все на свете, Бубнов откидывает рывком одеяло  и спускает босые ноги на холодный паркет.   Пес, празднуя полную победу, хватает второй тапок, первый он оставил где – то под одеялом, и начинает носиться с ним из стороны в сторону.Попытка отнять у него тапок оканчивается неудачей. Барри, фу!!!, кричит в сердцах Бубнов, отдай тапок! Я что тебе говорю! Наконец отчаянные возгласы Бубнова доходят до сознания Барри и он позволяет взять тапок.
Сна, как не бывало… Кеша питается исключительно рыбой. Иногда соизволит полакомиться  свежей телячьей или докторской колбаской, но совершенно не признает мяса, потому и мышей не ест, а только придушит и все. Бубнов слышал от кого – то, что в такой их привередливости виноваты сами хозяева. Надо с самого детства приучать котенка есть то, что ему дают. Собственно Бубнов невольно следовал этому утверждению, но все тщетно, Кеша с удовольствием ел только минтай. Знатоки все же не унимались и советовали подержать кота на голодном пайке два – три дня, тогда на четвертый день такого воздержания, он будет жрать не только мясо, но и стельки из ваших башмаков. Бубнов опробовал и этот варварский метод, но Кеша   не жрал ни мясо, ни стельки,а с удовольствием уплетал только минтай.Когда Кеша прибывает в хорошем расположении духа, а это случается, обычно после обильного употребления излюбленного блюда, он позволяет Барри
приблизится к нему. Обычно эту картину можно наблюдать на кухне. Кеша, довольный и преисполненный достоинства, восседает на стуле. Барри, обескураженный тем, как это он просмотрел и допустил появление этого невыносимого существа на кухню, медленно подходит и кладет свою длинную морду на холку Кеши. Кеша прогибается, поскольку Барри намеренно давит своей мордой и пытается освободиться из – под живого пресса.В конце концов, он не выдерживает такого издевательства и, ощерив пасть, начинает шипеть. Барри с изумлением поднимает нос и, склонив морду набок, искоса наблюдает за дальнейшими действиями кота. Кеша, освободившись от своеобразных ласк этого урода, принимает оборонительную позу. Новая попытка повторить столь унизительный для Кеши маневр, заканчивается молниеносным ударом когтя в нос. Барриному возмущению нет предела, он, выгнув спину, обескураживает бедного кота громким лаем,затем ложится под стол и пристально с обидой в глазах смотрит на этого когтистого идиота.
У людей  конфликты решаются  иногда по — звериному,у животных все гораздо проще и человечнее.

Comments are closed.