Колотовкина Надежда «Только мой. Навсегда со мной.»

У моего папы всегда была жуткая аллергия на животных. Страшная, опасная. Стоит только пушистому существу появится в поле зрения  отца, как он сразу начинал задыхаться. Из-за этого я никогда не могла иметь ни кошек, ни собак. Даже хомячков и тех не позволяли. Все детство я мечтала о любимом четвероногом друге. Но эту роль играла только моя кровать.
Город, в котором я живу очень холодный и маленький. Он находится на седом  Урале, обычный, рабочий городок. Вокруг него леса, красивые, хвойные, величавые. Эти леса знамениты своей живой фауной. Здесь обитает множество белок, лисиц, зайцев и еще больше птиц. Самых-самых разных.
Так вот, наверно из-за этих двух причин, папиной аллергии и богатой природы, я так часто была в лесу. Однажды я встретила большого лохматого пса. Когда я впервые увидела его, я подумала что это молодой медведь. Уж очень он был огромный, но я не испугалась, ведь он был по-детски неуклюжим.
Я назвала его Бутус. Над именем я даже не задумывалась, мы как будто уже были знакомы. Он стал моим лучшим другом. Но о нем никто не знал. Мы с Бутусом были хорошей командой, как ни странно, он многому учил меня. Например, искренности, верности, терпению. Я же построила настоящую будку для него. Сама. До этого я никогда не держала в руках молоток. Но в целях конспирации мы закидали ее еловыми ветками.
Я ни с кем не хотела делить своего пса. Он был только моим псом. Меня вполне устраивало то что я не знаю его породы, достаточно того, что я понимала его душу. Так проходили дни за днями, мы гуляли в желтых осенних листьях, валялись в пушистом зимнем снегу и радовались первому весеннему теплу. Но вот пришло лето, стало много свободного времени, открылись парки аттракционов, летние лагеря, появились новые друзья. Я заходила к Бутусу, но уже намного реже. Да и он частенько убегал от нашего «штаба».
И вот как то он пропал надолго. Я не видела его уже день, два, неделю, месяц. Сказать, что я волновалась, это как ничего не сказать. Я тревожилась,  паниковала. И наконец, решила рассказать маме о своем друге. Она выслушала меня и сказала подождать еще. Он же дикий, мало ли ушел по делам. Я отчаянно не понимала почему она говорит со мной как с трехлетним ребенком. Я плакала, умоляла ее пойти со мной на поиски или хотя бы дать фонарик что бы искать ночью. Она сказала нет и велела идти в постель.
Тогда я впервые ослушалась маму. Я убежала из дома. В тот самый лес, к той самой будке. Уже метров за пять я видела мех, пушистый, густой от радости я даже завизжала. Но подбежав ближе я поняла что это не Бутус. Это был настоящий медведь! Большой и злобно настроенный. Теперь визжала я уже не от радости. Он одним махом снес будку и направился ко мне. Луна отражала бешенный взгляд существа. Мне по-настоящему страшно. Одна, в лесу, никому не сказав. Это значит только одно – сейчас я погибну.
Вдруг из-за моей спины с диким лаем выпрыгивает Бутус! Он лает, бросается на медведя, царапает и кусает за все до чего может дотянутся. Я отползла и укрылась за густыми ветвями молодой ели. Я видела все: как медведь распарывает живот моему псу, как тот мужественно встает и совершает последний свой прыжок, забирая с собой к земле медвежий глаз. Как этот озверевший дикарь трусливо убегает в лес. Я вижу как Бутус еще дышит. Тяжело, хрипя и сипя всеми дырами. Я подбежала к нему и, смиренно преклонив голову, я целовала его лапы. Все моё тело было в ранах и ссадинах, соленные слезы заливаясь в них прожигали все насквозь. Я не могла смирится с этим. Мой Бутус. Мой пес. Мой лохматый друг и вдруг погиб? Я отказывалась верить. И вот он издал последний вдох.
Занималась заря, красивая, свежая летняя заря, а я все также сидела там не боясь возвращения того чудовища. Бутус был слишком тяжелым, чтобы перенести его тело куда-либо. Поэтому я закрыла его теми же еловыми ветками. Никогда еще я не плакала больше пяти часов подряд. Я понимала что вернувшись домой я получу сильное наказание. Но оно уже не будет наказанием, потому что то что случилось, унесло с собой не только жизнь моего лучшего друга. Оно унесло радость. Счастье. Лето. Теперь этого ничего не будет. Будут серые будни, безликие, одинокие. Будут новые знакомые. Новые враги. Но с тех пор я решила никогда не заводить животных. Бутус был, есть и будет моим первым и единственным самым лохматым другом.
Прошло уже семнадцать лет. У меня своя семья, работа. А еще два ребенка. Они просят подарить им щеночка. Слезно умоляют меня уже в течение четырех месяцев. А я все еще не могу переступить через себя. У меня на сердце до сих пор остался шрам. Мой Бутус до сих пор живет со мной. Сегодня я решила пройтись по птичьему рынку. Не знаю, что меня дернуло туда явится, но дойдя до конца ряда, я увидела старого, седого дедушку в коробке у которого, сидели четверо щенят. Трое были гладкошерстыми и активными, а четвертый был безобразно пушистым и спал. Когда я подошла к ним, этот четвертый сразу проснулся. И уставился на меня, так как смотрел Бутус. Дедушка сказал, что он ни на кого еще так не смотрел, и что раз пес сам меня выбрал, я обязана его взять, он даже не просил денег. А еще он сказал что его зовут Батус…
Ну здравствуй, друг, я очень скучала!

Comments are closed.