Иноземцев Владимир «Самая красивая», «Соседи по планете»

Самая красивая

Соня родилась в многодетной семье. У нее было одинадцать братьев и сестер. К нам она попала месячным котенком. Спала она в меховой шапочке, тяжело переживая разлуку с матерью. Голубоглазая, с белой шерсткой и темными кончиками ушей, Соня стала семейной любимицей. Мех ее была несколько длиннее, чем полагалось для ее породы по стандарту, но, тем не менее, она была необыкновенно красива. Все у нее было в меру. И она догадывалась об этом и знала себе цену. Она держалась как контесса и с грацией всегда появлялась на кухне! Как она сверкала своими, то голубыми, то красными глазками!
С красивой кошечкой не расставались. На отдых ее обязательно брали с собой. Ей не было еще и года, когда она отправилась в горный поход. Как турист она шла по тропе, а во время остановок тот час ложилась, подняв кверху усталые лапки. Держалась она следом за хозяйкой, признавая ее авторитет, и решительно запротестовала, когда ее попытались перенести через речку. Она настояла на своем, и по бревну шла сама.
Первые дети у нее появились в семь месяцев. Место для них под кроватью ей показалось небезопасным, и свой выводок она настойчиво перетаскивала на хозяйский диван. Для жены Соня стала любимым ребенком, и жена каждое утро просыпалась с мыслью о том, чем накормить младьшенькую. Но сама Соня в квартире хозяйкой считала себя. Она рычала, если вечером, когда все были дома, звонили в дверь. Если в квартире появлялись чужие, она укладывалась на полу, на проходе, показывая, что территория эта принадлежит ей.
На отдых иногда она ездила с котятами. Однажды на базе отдыха в Кишкете девочки из соседнего домика начали громко разговаривать и смеяться. Ей не понравилось это, она начала дергать хвостом. Но шаловливые дети на это не обратили внимания. Внезапно «сумасшедшая кошка» взвизгнула: так она объяснила, что, когда малыши спят, шуметь нельзя. Нельзя также громко лаять. Большая овчарка пыталась обратить на себя внимание, а Соня подошла к ней и как молния несколько раз ударила е по морде. Овчарка, очевидно, не сделала вывода, отошла и продолжала шуметь, и Соня  догнала ее и объяснила таким же образом еще раз. Вообще она отдыхала во многих местах. Она повидала мир, но об увиденом не распространялась.
Я не припомню, чтобы она когда-нибудь пользовалась зеркалом, и это притом, что за собой она тщательно следила. Наряды она не любила, но привыкла к комфорту и была чистюлей. Ей нравилось, когда в доме наводили порядок, Она обожала лечь на свежевымытый пол, на выглаженное бельё. А что вы хотите? Она была горожанкой в неизвестно каком поколении.
Она жила в многоликом мире, и многое ее интересовало. Но, в отношении мышей она не проявляла даже любопытства. Однажды с ней поступили жестоко — заставили съесть добытую для нее хозяином мышь. После этого ее вырвало.


О людях у нее было свое мнение. Их поступки она измеряла собственной строгой мерой. Не нравились почему-то ей женщины с высокими писклявыми голосами. И уж тем более она не позволяла им на своей территории смеяться. За это она могла ударить когтями по губам. Конкуренток Соня не жаловала.
Как в любой семье, дети ее бывали разные — и осторожные тихони, и хулиганы. Последнему не стоит удивляться? Ведь малыши никогда не видели своих отцов. Да и сама она детьми занималась мало и без охоты. Она не стесняла их свободы и в конфликты их никогда не вмешивалась. И они, понимая это, никогда не жаловались ей. Впрочем, плоды плохого воспитания первым приходится вкушать нам родителям. Из-за ее попустительства от чад временами доставалось и ей. Только после этого она вспоминала о материнском долге, и шалуна могла слегка укусить. После экзикуции забияка долго с уважением глазел на мать.
Из-за того, что у Сони была заморская стать, женихов ей приходилось искать той же породы. С устройством потомства проблем не возникало. Заиметь такую кошку как Соня желали многие. А сама она большую часть своего времени проводила дома. Правда, ежедневно ей необходимо было «погулять». Вообще она была замкнутой, никогда не заводила ни друзей, ни подруг, и потому прогулки ее не отличались разнообразием. Она часами сидела у двери, мечтая о своем. О чем именно? Это стало понятно потом. Соня влюбилась. Увлеклась она черным дворовым котом, который каждый день появлялся в коридоре по каким-то своим делам. Он был сильным молодым брюнетом. Она была совсем неискушенной, и в ее безхитростном мозгу не было места рассовым предрассудкам. Себя она представляла, наверное,  Дездемоной, а он для нее был героем, Отелло. Для него же, эта случайная встреча оказалась лишь мимолетным романом. О стабильных отношениях он задумывался едва ли. Да и она, когда в ней все это уже улеглось, думала об этой истории совсем по-другому. Со временем она поняла, что между ними не было почти ничего общего. Забавно, рассуждала она, как он смог прожилть свою жизнь, ничего не зная о мыле? Дети любви появились в положенный срок. Едва ли отец мог бы отказаться от них, они были все в него, ни единого белого пятнышка. Сама же Соня спокойно приняла удар судьбы, своих чернокожих чад она любила так же, как и белошерстных. Мы, однако, переживали за будущее ее детей. Нетипичный для сиамов окрас мог стать непреодолимой преградой для попадания в приличную семью. Я не знал, как ей объяснить, что хозяев для афросиамского потомства найти будет непросто. Но трагедии не произошло, всех ее младенцев разобрали на базаре дети: — «мама, хочу котеночка». Сначала мама говорила, что нам не надо, но потом, походив по рынку, мама с ребенком возвращалась, и счастливый малыш получал своего домашнего зверька.
Соня не выносила домашних ссор, к тому же сама она никогда выяснением отношений не занималась. Вместо этого она, никого не предупредив, уходила из дома, как, вероятно,  думала, навсегда. Ее можно было бы понять, если бы у нее были хоть какие-то планы на будущее. Но она не задумывалась об этом. Обычно она, молча, со своей обидой, сидела где-нибудь в подвале. О ней вспоминали, искали. Не сразу, а после долгих уговоров она выходила и прощала, как она думала, последний раз. После этого жизнь ее шла по той же колее, но через какое-то время она опять исчезала.
Однажды дочь попросила у нас разрешения принести в дом раненого голубя. Соню она при этом предупредить забыла. А у той почему-то сразу сложилось к птице поспешное и предвзятое отношение. Делить жилплощадь с малознакомым пернатым она не собиралась. Ее попытки поохотиться на беспомощную птицу грубо пресекались. Как и многие, к своим недостаткам Соня относилась снисходительно, напротив, другим она недостатков не прощала. Грубости она тоже не выносила и не находила ей оправдания. Из дома она опять ушла. Найти ее не могли больше месяца. К счастью, есть еще люди, испытывающие сострадание к бездомным. Вот и Соню приютила женщина из соседнего дома. На новом месте она стала Мурой. Но, увы, можно сменить имя, фамилию, можно даже уехать на край света, но как избавиться от своих проблем? Тем более, что проблемы эти были в ней самой – она была неуступчива, редко шла на компромис. Неудивительно, что и в новой семье у нее возникли какие-то сложности, и, устав от них, она ушла, оставив все. Вскоре ее заметили шагающей по другой стороне улицы и вернули домой.
Последний раз из дома она ушла в январе, как раз в ту зиму несколько недель держались сильные морозы. Найти Соню так и не смогли. Она, вероятно, замерзла, прожив до этого в семье больше десяти лет.
Чего же не хватало нашей Соне? Увы, как и любой женщине – любви. Она хотела, чтобы о ней вспоминали не иногда, а каждый день. Чтобы ежедневно ей говорили: — «Ты самая, умная, самая голубоглазая, самая красивая!»

Соседи по планете

И. С.Тургенев, М.А. Шолохов, другие русские писатели оставили нам замечательные описания природы. Но задумываемся ли мы о том, что сегодня от нашей русской природы осталось? Жива ли она или безвозвратно загублена? К счастью, в окрестностях Новочеркасска можно еще найти места, где из года в год цветет и радует своим многоцветием донская степь. Остатки ее сохранились лишь кое-где на крутых склонах, на ракушечнике и в балках. Ширина этих склонов – какие-нибудь сто метров, а пространство выше и ниже заселяют уже другие виды. Прелесть южной степи в ее изменчивости и неповторимости. Ранней весной, нередко уже в начале марта, на каштаново-бурых холмах появляются яркие соцветия горицвета. Листьев еще нет, и изумительные желтые фанарики лежат на голой земле. В апреле появляется зелень и другие цветы. Степь постепенно преображается, меняет краски. Сменяют друг друга фиалки, гвоздики, птицемлечник, барвинок, шалфеи, наголоватки, ковыли. В балках благоухают – розовый миндаль, молочно-белый терновник, ароматная бузина, желто-фиолетовая аморфа. Регулярные прогулки на природе подобны сериалу, каждый раз степь выглядит по-другому. Девственная природа дарит покой и вдохновение. Только вот ценим ли мы это неприходящее сокровище?
В школьные годы мне нравился прелестный пейзаж из учебника: покрытые лесом горы, альпийская деревенька и стадо на зеленом лугу. Только со временем начинаешь понимать, что  гармония между природой и человеком бывает только на картинах. В наших местах непросто сделать пейзажный снимок цветущей степи. В кадр непременно лазут дачи, выброшенные пакеты. Никто не помешает любому человеку бросить среди диких цветов пачку изпод сигарет, бутылку, предмет гигиены. На косогоре среди цветущего ковыля могут вырыть яму, а на полянку гвоздик вывалить из самосвала хлам. В какой-то статье я читал, что после разрушения почвы прежний состав растительности восстанавливается через 30 лет. — Не верьте. На буграх возле Новочеркасска во время войны рыли окопы, и, до сих пор, в этих ямках растет совсем другое. Древние растительные сообщества сопротивляются нашествию пришельцев. У нэофитов, выходцев из других мест, нет шансов внедриться на территории освоенной аборигенами. Однако, степь, а точнее те крохи, что от нее остались, беззащитны перед могуществом человека, перед лопатой и бульдозером.
Исторически сообщество степных растений складывалось тысячелетиями, по мере того, как отступал северный ледник. Но за последние сотни лет, после того как эти земли начали осваивать земледельцы, наша флора совершенно изменилась. При нарушении почвенного слоя прежнее сообщество распадается, и территории заселяются другими видами (осот, амброзия, лебеда, донник и др.) Их называют мусорными. Они же осваивают пространства населенных пунктов, растут на свалках, возле дорог.
Мы живем в глобальном мире: европейцы заселили Америку, а оттуда в Старый Свет хлынули местные растительные виды. Клен ясенелистный или негундо хорошо размножается в наших местах. Число степных видов дереьев и кустарников, что растут в балках и возле рек очень невелико. Южная жара и отсутствие дождей губят молодую поросль. Но у негундо сокодвижение начинается на одну-две недели раньше, чем у местных кленов. За счет этого его молодые побеги кое-где успевает укорениться до наступления засухи. Этот «американец» расплодился везде, где есть хоть какая-то тень. В насаждениях южных городов доминирует ясень. Однако ясень высокий попадается редко, в основном это тоже американские виды – Пенсильванский, более опушенный, и другие. Благоухающая в мае робения, которую мы привыкли называть белой акацией, также прибыла к нам с американского континента. Еще один североамериканский вид попал каким-то образом в новочеркасскую рощу. Это — Каркас западный. Кора у взрослых деревьев имеет причудливой формы наросты, а осенние листья радуют разнообразем желтых и горчичных оттенков. В роще каркас очень расплодился, и теперь его поросль вместе с бузиной и бересклетом европейским заполнила всю ее территорию. В других местах каркаса почти нет.
Сколько видов растений встречается в Ростовской области? Сказать можно только приблизительено, перечень ежегодно уточняется. Отмечается тысячи полторы, местных, да еще, может быть, около тысячи занесли из других краев.
Флору России изучают многие поколения ботаников уже лет триста. Описанию растений посвящены многотомные труды и многочисленные статьи. Однако работы не становится меньше. Геоботаники занимаются описанием сообществ для отдельных регионов, наблюдают за миграцией и исчезновением видов. Кроме того, существует проблема происхождения растений. Те формы, которые наблюдаем мы сегодня, потомки вымерших древних видов, и если скелет исчезнувшего саблезубого тигра можно увидеть в музее, то для конструирования эволюции растений требуются более тоонкие методы.
Можно ли найти в наших местах  новый вид? — Едва ли. Степи от Молдавии до Поволжя населяют почти одни и те же растения. Другое дело Крым или Кавказ, там при разнообразии климатических зон очень много эндемиков. Кроме того в ботанике происходит видовое дробление. Виды разбивают на подвиды и дальше на таксоны. Между родственниками может происходить гибридизация с участием отцовских и материнских форм. При таком многообразии отличить один цветик от другого могут разве специалисты, перечитавшие многотомники и помнящие, что в статье за 1953 год некто доказал, что упомянутые таксоны являются синонимами. Впрочем, и ботаники по многим вопросом спорят.
Другое дело снимки. В прошлые годы с фотографиями была проблема, теперь же тысячи любителей бросились снимать полевые цветы. Но качественный снимок сделать непросто, кроме того фотографий отдельных таксонов в сети сотни. Снимков других особей мало или совсем нет. Несколько лет назад в районе Минеральных Вод мне удалось сделать снимки Коровяка краснеющего (Коровяка ржаво-красного). Других фотографий этого таксона в сети пока нет. Там же в предгорьях мне попался черно-красный мак, название которого пока не могут определить специалисты.
Мы редко задумываемся над тем, почему что-то нельзя, а другое что-то можно. Одни наркотики употреблять нельзя, за это наказывают, а другой наркотик – табак, кури, сколько хочешь. Также и с природой. Територии заповедников охраняются, а в других местах, которым с охраной не повезло, твори, что хочешь. Остатки местной степной растительности ничем не защищены. Площади, где они растут, выделяют под дачи. Неосвоенные участки бугров как бы сами напрашиваются под свалки. Среди бугров мы видим карьеры, на степных склонах сажают деревья и вообще с помощью бульдозеров и эксковаторов преобразуют эти места. Зачем?
Сегодня принято составлять для стран различные рейтинги. Уж не знаю, обращают ли внимание эксперты на степень вмешательства человека в окружающую среду? Однако все идет к тому, что с каждым годом люди все больше будут ценить такие простые богатства, как чистая вода, чистый воздух, нетронутая природа. Да, в России есть заповедные и охраняемые территории. Только многие ли поедут на Камчатку, или в Ростовский заповедник возле Маныча? И потом, кто сказал, что там лучше? Меня поразил один немецкий автор. В книге он рассказывал своим соотечественникам о цветущей русской степи, как о какой-нибудь стародавней сказке. К счастью, мы можем попасть в эту сказку, пока. Хотя, похоже, нашим степным богатствам мы подписали  приговор. Рано или поздно, в местах, которые нас еще радуют, прежних сокровищ мы не найдем. Коренные растительные народы исчезнут, как исчезли жившие в Крыму киммерийцы или бриты из Туманного Альбиона.

Comments are closed.