Шаклеина Татьяна «Братья наши меньшие»

Я очень люблю животных…

Сколько себя помню, у нас всегда были питомцы: кошки, собаки, кролики, куры. Мы с сестрой заботились о них, кормили, гуляли, вовлекали их в наши игры, в общем,  учились доброте и ответственности. В ответ получали ту положительную энергетику, которую дарят братья наши меньшие. Нам повезло, мы жили в сельской местности, в частном доме, поэтому проблем с их содержанием у нас никогда не возникало. Именно этими проблемами многие городские жители аргументируют свой отказ в просьбе ребёнку завести какого-нибудь зверька.
Да, возможно, со своей взрослой позиции они и правы. Минимизация бытовых забот — главная цель сегодняшнего поколения: хлебопечки, посудомоечные машины, отпариватели, мультиварки, скоро появятся автоматические уборщики квартир и ещё какие-нибудь бытовые роботы, ведь прогресс не стоит на месте. Так зачем напрягаться? Животное ж нужно кормить, мыть, вычёсывать, выгуливать, воспитывать, чтобы не мешало соседям.
Ну а как же ребёнок? Ведь это ему так нужен мохнатый, мурлыкающий или лающий друг, может ушастый, а может хвостатый, но живой, такой тёплый и так же по-детски доверчивый и открытый. Как ещё ваше чадо научится гуманности и ответственности? Играя в компьютерные игры или смотря по телевизору мультики про жёлтую туповатую губку? Да никогда!
Сложно передать словами чувства, которые испытываешь, когда мудрые, преданные глаза собаки или кошки смотрят на тебя, заглядывая в душу, рука сама тянется почесать это чудо за ушком и проблемы на время отпускают, а на лице появляется улыбка.
У родителей моего мужа была собака. Большая, сильная, породистая немецкая овчарка по кличке Райт. Это сокращение от длинного, трудно произносимого и ещё труднее запоминаемого немецкого имени, состоящего из нескольких слов, как принято у клубных животных с хорошей родословной. Я его так и не запомнила, и пёс остался в моей памяти просто Райтом.
Он был красивым и очень умным, завоёвывал медали на выставках, и вся семья им гордилась, особенно мой в то время ещё будущий муж — подросток, научивший его всем командам.
Когда муж вырос и увлёкся охотой, Райт стал ему не только другом, но и незаменимым помощником.  Летом и осенью, приезжая в деревню, целыми днями они бродили по лесу вдвоём, не столько ради добычи, сколько для того, чтобы оказаться на лоне природы, подальше от городского шума, шагать по узеньким тропинкам меж вековых сосен, слушая, вдыхая и любуясь жизнью леса.
Потом появилась я, и мы стали ходить втроём. Это было замечательное время. С ностальгией вспоминаю иногда, как мы бродили, слушали разноголосые птичьи переливы, перемежающиеся кукованием кукушки и стуком труженика дятла. Скрип деревьев, шуршание и шелест листьев, хруст веток – всё это создавало неповторимую мелодию леса.
Райт тоже радовался этим прогулкам. Бежал в нескольких метрах впереди, прислушиваясь, принюхиваясь и держась постоянно настороже, готовый в любой момент защитить нас от неведомой опасности. Но больше всего меня поражала его способность ориентироваться на местности.


Однажды осенью мы пошли за грибами. Сошли с дороги и углубились в лесную чащу, где должны были расти красноголовики. Мы заметили, с какой стороны находится солнце, чтобы по его положению вернуться обратно и шли всё вперёд (как нам самим казалось). Через какое-то время набрели на красивую полянку с зелёным мягким мхом и бордовыми пятнами кустиков брусники. Ягоды были крупные и спелые. Ну как пройдёшь мимо такого богатства!
Так кустик за кустиком, грибок за грибком мы и не заметили, как пролетело время, небо затянуло плотными тучами и начал накрапывать мелкий дождик. «Пора домой» — решили мы, но, оглянувшись по сторонам, поняли, что заблудились. В какую сторону идти не знаем, столько раз кружили и меняли направление, пока лакомились ягодами, что даже предположений никаких не было. Кругом чаща: бурелом, овраги, деревья сплошной стеной. Прислушались к своим внутренним ощущениям, пытаясь включить природный компас, и вроде бы определились с направлением, пошли, но вскоре остановились, так как увидели, что Райт почему-то не идёт за нами. Он сидел под деревом и смотрел на нас умными глазами с таким выражением, как мать смотрит на своё неразумное дитя: с любовью и улыбкой, как бы говоря: «Какой ты у меня ещё глупенький».
«Ну что ж, веди нас тогда сам»- сказали мы Райту: « Ты то уж точно знаешь, где дорога!»
Пёс встал, развернулся и спокойно пошёл в совершенно другом направлении. Мы последовали за ним и, не прошло и пяти минут, как вышли на дорогу, ведущую к дому как раз в том месте, где и заходили в лес.
«Молодчинка, Райт, и что бы мы без тебя делали!»- сказали ему ласково, погладили по голове и поспешили домой. После этого мы без него в лес ни разу не ходили.
И свекровь моя, отправляясь по грибы, тоже всегда брала его с собой, не только чтобы дорогу отыскать, но и спокойнее с ним было, мало ли кто по лесу бродит. И звери там водились недалече: волки, медведи даже. Сколько раз натыкались грибники на следы лосей и кабанов. Да и не только зверьё, некоторые люди хуже зверей бывают: чужая душа – потёмки. Бывало, и не раз, насторожится Райт, шерсть на загривке дыбом встанет, а глаза в одну точку направлены, в сторону деревьев. Приглядишься — а там мелькает среди веток и кустарника чья-нибудь голова. Может грибники или охотники, а может и люди лихие, кто знает, места у нас в деревне глухие. Увидят собаку – и стороной обходят, уж больно вид у него грозный в этот момент бывал.
Так и жил у нас этот замечательный пёс в обычной городской квартире, будучи полноправным членом семьи, защитником, умным, добрым и всё понимающим слушателем. Он никогда не облаивал проходящих по подъезду мимо нашей двери людей, не бросался под колёса проезжающих машин на прогулке, всегда чинно и с достоинством шагая рядом с хозяином. Он с удовольствием играл с ребятишками во дворе и никогда никого не укусил. Даже если заигравшийся карапуз нечаянно мог дёрнуть его за ухо или хвост, лечь на него как на подушку, ни разу Райт не огрызнулся, не гавкнул и не оскалил зубы. Он терпел, снисходительно и добродушно, и прощал.
Дожил с нами Райт до глубокой старости. Больше времени стал проводить он теперь на своём коврике в коридоре, дремал и видел сны о лесе, речке и своей молодости.
Но вот как-то раз, придя с работы, свекровь принесла за пазухой маленький пушистый комочек. Он был  напуган новой обстановкой и незнакомыми запахами вокруг и смотрел на нас большими жёлто-зелёными глазами. Так в нашей семье появился Яшка.
Это был котёнок, совсем беспомощный, с трудом лакающий молоко из блюдца, забавный и неуклюжий.
Сначала мы переживали, как сложатся их отношения с Райтом, всё-таки кошка и собака – не всегда переносящие друг друга животные.
Но опасения оказались напрасными. Маленький котёнок, видимо почувствовав всю глубину и доброту большого собачьего сердца, очень быстро нашёл общий язык со старым псом. Он спал, прижимаясь к его большому тёплому животу, как в пору своего младенчества прижимался к мягкой шёрстке матери-кошки, и ему становилось уже не так страшно и одиноко в большом неизведанном мирке, каким для него стала наша квартира.
Райт же не имел ничего против, снисходительно наблюдая за копошениями этого маленького существа, так беззаботно доверившегося ему. Он терпел игры котёнка с его хвостом, лазанье по своему телу и другие шалости.
Они стали неразлучными друзьями. Ходили вместе по квартире, спали, вместе наперегонки бежали на кухню кушать. Даже некоторые привычки друг у друга переняли.
Когда Яшка подрос, мы начали брать его с собой в деревню, где он очень быстро освоился и стал грозой всех местных котов, мышей, кротов, ужей и прочей живности. Крупный, упитанный котяра с мощными лапами, полосатым окрасом и небольшими кисточками на кончиках ушей, он был быстр и силён, молниеносно бросаясь на своего противника, как рысь, не давая ему ни малейшего шанса. Но охранял он не только свою территорию, как свойственно большинству котов, но и свою хозяйку, явно подражая Райту.
Было очень забавно наблюдать, когда свекровь выходила на улицу и шла вдоль деревни по своим делам. За ней, отставая на пару шагов, шёл Райт, спокойно и уверенно смотря на прохожих, в любую минуту готовый прийти на помощь человеку, которого считал своим долгом охранять. А за ним важно вышагивал Яшка, высоко задрав хвост. Его глаза светились гордостью за то, что он выполняет важную миссию, как его друг и наставник Райт.
Так они и ходили втроём, и даже в лес по грибы Яшка неизменно их сопровождал, изучал этот большой и удивительный мир, который недоступен большинству домашних кошек.
Когда Райт стал уже совсем старым и немощным, пришла Яшкина очередь брать над ним шефство. Теперь он согревал собачьи больные ноги своим теплом, звал на кухню обедать, настойчиво дожидаясь пока тот поднимется. И даже неоднократно воровал еду с подоконника и тащил своему другу прямо на коврик то куриную ногу, то рыбу, то косточку.
Это выглядело так трогательно, что мы даже не ругали его за воровство, делая вид, что ничего не замечаем…
Как-то вечером Райт запросился погулять. Раньше мы частенько отпускали его на улицу одного, так как жили на первом этаже, на берегу реки, весь двор его знал и любил и он никогда ни на кого не обращал внимания. Спокойно ходил по своим собачьим делам где-то у речки и вскоре возвращался обратно домой.
Когда открыли дверь, он постоял немного у порога, потёрся носом о бок Яшки, вертевшегося рядом, посмотрел на нас мудрыми глазами и, повернувшись, прихрамывая, медленно вышел. Больше мы его никогда не видели…
Он не вернулся через обычное время. Мы забеспокоились и пошли его искать. Звали, спрашивали соседей, облазили все прибрежные заросли, но тщетно. Райта нигде не было. Несколько дней мы ждали, что он вернётся, выходили искать всем семейством, искали в соседних дворах и довольно далеко от дома. Не нашли. Ругали себя, что отпустили его одного, ведь слишком странным был его взгляд в прихожей. Не поняли… Не почувствовали…
А он знал. Знал, что больше не вернётся, наверно догадывался, что осталось недолго, и решил уйти умирать в тихое, уединённое место как делают некоторые животные.
Он даже с Яшкой, как оказалось, успел своеобразно попрощаться. Не знаем, понял ли это Яшка, но он очень долго тосковал по-своему другу, спал на его коврике, плохо ел, каждый раз бежал в прихожую, заслышав звук открывающейся двери, и частенько сидел на подоконнике, глядя в окно, выходящее на берег реки и ждал, ждал…
Прошли годы. Вот уже и сам Яшка стал мудрым старым котом, любящим подремать у тёплой батареи, но в его душе и нашей памяти он так и остался маленьким мохнатым комочком, доверчиво прижимающимся к боку большого умного пса.
Какие же удивительные существа – наши домашние животные! Всегда открытые, честные и бесконечно верные. Взамен тепла наших ласковых рук, они дарят нам тепло своих душ, делая добрее. Они учат нас любить не только себя, но и окружающих, в общем, быть Людьми, Людьми с большой буквы Л…

Прислушайтесь к своим детям, дорогие взрослые,
и подарите им и себе вместо очередной бездушной игрушки
маленькое пушистое чудо в корзинке…

One Response to “Шаклеина Татьяна «Братья наши меньшие»”

  1. Promokashka:

    Супер. Мне очень понравился рассказ. Даже прослезилась в конце, и прониклась большим уважением к этому доброму и верному псу. Успехов в творчестве, Татьяна.