Иванова Дарья «Человек и Пёс»

Он звал его просто – «Пес». А тот – гордо и с восхищением – «Человек». Они жили на даче под Москвой, в крохотном домике, почти не отапливаемом зимой и совсем без электричества. В домике была комната — весь их мир, а точнее даже два – для него небольшая кровать, а для верного пса – горка из матрацев и старых одеял, в которых пес находил тепло и уют, пока хозяина не было дома.
Человек был музыкантом. Скрипачом. Но стали невостребованными сейчас классика, искусство и интеллигенты. Половину оркестра уволили еще в том году, а его — месяц назад, в его собственный день рождения.
А стукнуло ему сорок лет.
Когда  Пёс был щенком, он  жил на помойках и свалках. Стаи своей не было, всех собак в округе перестреляли ради «здоровья и безопасности наших детей». Но кому мешали они, гордые псы каменных джунглей? Разве что крысам, приспособившимся к жестокости городской действительности.
Но этому счастливчику повезло. Десять лет назад, в канун Рождества, Человек нашел его под коробкой на мусорной свалке. Шел мокрый снег с дождем,  и собака была промокшей и холодной, но неописуемо счастливой – ведь  Человек  нашел в ней  родственную душу и взял с собой.
Они понимали друг друга с полувзгляда: «Пес, обедать!» или «Пес, спать ложимся, включай режим сновидений». И пес послушно, с радостью исполнял приказы Человека.
Они оба боялись грозы, боялись, как дети. Прятались в кладовке, завывая в такт песне дождя. Вместе было не страшно.
Даже когда случались совсем голодные дни, они делились друг с другом последними кусочками хлеба и колбасы. А главное, каждый день и каждую секунду дарили любовь друг другу: взглядом ли, жестом ли, махом ли хвоста или мягкого поглаживания по шерсти. Дарили, и были счастливы.
Они давали совместные концерты. И ничего, что слышали их только стены и потолок.  Он виртуозно играл на скрипке, а Пес подвывал, и надо сказать, тоже виртуозно.
Когда Человека уволили с работы, он впал в депрессию. Сложно было объяснить Псу, что за депрессия такая, но Пес и так живо вообразил себе толстую тетку в сером пальто и с крючковатым носом, как у тети Маши, поварихи, единственной, кто запрещал Псу приходить к школьной столовой, когда тот был щенком. Пес утешал Человека так, как когда-то подбадривал тот его – суя к носу кусок последней докторской колбасы. И удивлялся,  видя, что даже это не помогает в борьбе с ужасной теткой- депрессией.
Полгода жили они как во сне, ровно так же, как в те голодные времена, когда Пес был щенком. Холодно и голодно. Лишь одно различие – рядом был любимый Человек.
Однажды судьба снизошла до нечастного скрипача. Поступило предложение от знакомых уехать в Стокгольм на постоянную работу. Он обрадовался и буквально парил от счастья.
В день перед отъездом были собраны чемоданы, вымыт и расчесан он сам и его Пес. Пребывая в предвкушении скорого путешествия, Человек не вспомнил даже, что для его друга нужна какая-то специальная справка.
На вокзале было пусто. Раннее утро. Тишина, и лишь полицейские прогуливались по одиноким перронам.
— С собаками нельзя! – раздался грозный голос проводницы.
— Как… нельзя. Но ведь… он не кусается, — безнадежно промолвил Человек, ослабляя поводок от безысходности.
Выбор. Это то, что определяет жизнь.
Выбор – это то, что решает все.
Человек заглянул в поезд. Чистый проход, светлое будущее прекрасного музыканта. Будущее, в котором нет места старому псу.
Поезд издал привычные звуки, со вздохом выпустил пар и ушел в следующий день.
На пустом перроне осталось двое.
Он звал его ласково: «Пес». А тот, по- прежнему, – гордо и с восхищением – «Человек».
И стали они уличными музыкантами. И зажили, надо сказать неплохо. Вы можете увидеть их на улицах нашего города, где они по вечерам дают концерты.  Теперь у них много публики и колбасы. А главное, они есть друг у друга. Два сердца, накрепко связанных любовью!

ivanova

Comments are closed.