Чулков Дмитрий «Глаза, мимо которых не пройти»

Им холодно, а измождённый организм виден даже мне, человеку с плохим зрением вдаль. Теперь они живут в подвале обычного дома номер 111 по улице Героя Советского Союза, Савушкина, находящейся в одном из самых оживлённых, красочных и быстро заселяющихся районе города Санкт Петербурга — Приморском.
Сколько их там на сегодняшний день — не скажет никто, даже если приложит усилия. Впрочем, таких в нашем городе множество, и они в целом мало кого интересуют.
Питаются они чем позволит случай или что поднесёт добрая Антонина Павловна с первого этажа. Надо отдать им должное — мудро используя природой данные им физиологические особенности выпрашивать они умеют. Но главная заповедь их жизни — существовать осторожно, ведь среди больших существ с двумя руками, ногами и головой ещё встречаются особи, которые так и норовят поддеть их ногой, а порой превзойти в жестокости даже сородичей.
Их небольшой мирок отчасти пополняется новыми подселенцами, но немногие переживут новые холодные времена.
Коты… они давно стали неотъемлемой частью нашего города, такой же как люди с колясками вечерами по дорожкам или четырёхколёсные гоняющие монстры, уничтожающие сотни таких же «ути ути каких котэ». Порой мы замечаем их, иногда проходим мимо, а бывает они сами, невольно, обращают наше внимание на них. А мы всё также торопимся, думая своём насущном. Лишь очень редко им везёт — иногда бегущий житель мегаполиса останавливается, смотрит в их небесного оттенка глаза и просыпается.
День первый. Белый, с пятнышком на боку, он куда-то бежал, видимо в поисках своего хозяина. Увидел его в первый раз, но почему-то сразу подумал: «не в последний».
Минули выходные, он сидит. Перед ним миска, налито что-то преотвратное цвета баланды. Так мало того что выглядит, так ещё и хранит в себе все запахи близ стоящего мусорного контейнера. Вынес, налил молока, единственное, что оказалось в холодильнике подруги.
После он растворился из жизни на неделю. Нет, пропал не он, а я. Работа, школа, личная жизнь…
Глаза, первое что вижу перед собой. Цвета морской волны, ангельские, ниспосланные, чтобы отслеживать каждого, подмечать меняющиеся детали и брать всё что возможно — по максимуму. Глаза существа, завтра для которого может с первыми холодами не наступить. Он дрожит, организм пытается согреться. Шерсть взъерошена, повисла — видимо следствие вчерашнего дождика. Опять накормил, большего пока что в силу возраста позволить себе не могу. Заметил опухшие лапы. Хотя нет, начинает казаться.
Наш район один из самых новых. Что же касается старого фонда, сотворённого мастерами того ещё раннего Петербурга-Петрограда-Ленинграда — там много таких вот двориков. На мгновение остановишься, посмотришь в темноту, покричишь: «кис-кис!» и замызганная мордашка тут же покажется из под колеса такой же грязной девятки под окном.
На примере нашего, «Савушкинского Снежка» понял что это вовсе не трудно покормить их. Сегодня — не девяностые. Завтра — врядли ожидается закон «о трёх колосках».
В августе Снежка прибрали. Вместе с этим событием запомнился ливень 2 сентября, день, когда тысячи учеников пошли учиться. А после занятий возвращаются обратно в родные пенаты. Хочу, чтобы и у братьев наших меньших было, куда вернуться, чтобы были люди, которые видят иные ценности в жизни, пусть это будут не только путешествие на Мальдивы и лимон зелени в швейцарском банке.

Comments are closed.