Захаров Николай, стихи

 ***

Лежат  в углу пылятся
Уздечки,стремена.
А вороному снятся
Былые времена.

Как прошлым годом,в марте
В подковах золотых,
В последнем в жизни старте
Стоял среди гнедых.

Он начал круг игриво,
Заняв последний пост,
Потряхивая гривой,
И мордой тыча в хвост.

Но конь был не усталый.
Ухожен лаской,сыт.
В глаза летел снег талый
От пегих,от копыт.

Бежал неторопливо
Второй и третий круг.
Потягивая пиво,
Сидел мой старый друг.

Но руки вдруг разжались-
Бутылка сорвалась.
Трибуны задрожали-
Погоня началась.

Во рту кипела пена,
И градом лился пот,
И кровяная вена
Порвется уж вот-вот.

Он первого,второго
И третьего догнал,
Обставил и пегого,
Свой продолжая бал.

Скакал по грязной жиже,
Разбрызгивая ей.
А впереди два рыжих
И парочка коней.

Он гнал,как дуют ветры,
Круша все на пути.
Их разделяют метры-
Два рыжих позади.

Галопом быстрым мчался.
Струился пар с ноздрей.
Последний круг начался.
Гнедых догнал коней.

А «Ворон»,шибко скача,
Бежал ноздря в ноздрю.
Мой друг сказал мне плача:
«Тебе коня дарю.»

И задыхались кони
На финишной прямой
От собственной погони.
Вот он спорт большой.

Но все ж венок лавровый
На шею нацепил
Мой «Ворон»,друг мой новый.
Его я полюбил.

Я холю и лелею,
Бока ему натру.
Он стар,и я жалею.
Гуляем по утру.

Теперь не знает боя,
Не видит ипподром,
Он засыпает,стоя
Не пробудимым сном.

Лежат в углу пылятся
Уздечки,стремена.
А вороному снятся
Былые времена.

***

В далекой чужбине,на склоне скалы
Сидят молодые и зорко орлы
Взирают на землю,и радуясь ей,
Сжимают когтями холодных ужей.

И кормят из клюва голодных орлят,
Которые жадно на пищу глядят.
Птенцы подрастают и сами вот-вот,
Наверное,смогут достигнуть высот.

Проходит пол года.Сорвавшись с гнезда,
Где в узком ущелье несется вода,
Где эхо протяжно и воздух суров,
Летят над землею,что близ городов.

Парят в поднебесье,смотря на простор,
Как-будто обходит владенья надзор,
На сонное море,на девственный лес
Их взгляд неотрывный ложится с небес.

Но годы проходят,идя стороной.
И дом покидая на вечно родной,
Уходят в другие,в другие места,
Но все же,как прежде, их ждет высота.

***

А дождь непрерывный идет в Туапсе.
И едут машины,несясь по шоссе.
Так скользко и сыро,как-будто на льду,
А я вдоль дороги усталый бреду.

В ладонях сжимаю промокший билет-
Автобусы,словно исчезли,их нет,
Одни легковые да грузовики
Летят и не видят поднятой руки.

Одна заметалась и тянется в бок,
И передо мною лихой кувырок
Проделала быстро и ,встав на шасси,
Стоит, как то странно,маршрутка-такси.

Помята кабина,разбито стекло,
Открытая дверца,из бака текло,
И лужа бензина лежит у колес.
Скулит и вылазит ухоженный пес.

Обнюхал шофера, и пуще завыл.
Наверно,водила хозяином был,
Любимым кормильцем,товарищем пса.
Теперь же таксиста зовут небеса.

Но пес не уходит,но пес не идет,
Как-будто бы плачет,рыдая, ревет.
И думает,может,что он еще жив.
И вдруг раздается в мгновение взрыв.

Отбросило псину в заросший кювет.
Она пожелала прожить много лет
С хозяином вместе,который любим.
Погибла на трассе,да с другом своим.

Comments are closed.