Галицкая Майя «Размышления о милосердии»

Хотя все считают милосердие добродетелью, оно порождено иногда тщеславием, нередко ленью, часто страхом, а почти всегда — и тем, и другим, и третьим.
Франсуа де Ларошфуко

Пролог

Каждой вещи свое время, и каждому времени свой поступок и решительный шаг. Время уходит, оно утекает сквозь пальцы потоком несостоявшихся слов, поступков и действий, и в эту реку уже не войти дважды. Однажды наступает момент, когда вместо схем и планов по обустройству собственной жизни надо следовать интуиции событий, которые одно за одним выстраиваются в цепочку, откликнувшись всего лишь на одно рядовое, ничем не примечательное слово.
Слово МИЛОСЕРДИЕ на мой взгляд, категория философская, и в размышлениях на тему непросто найти завершение – в словесных странствиях сложно поставить точку, и нужен взгляд со стороны…  Каждое слово в понятии человека  индивидуально – оно что-то означает лично для каждого, и каждый видит в нём только свой внутренне узнаваемый смысл. Слова всегда живут на границе нашего обыденного сознания и тревожат нас своей непредсказуемостью, и часто то или  иное слово связано с дальним эхом, в котором чувствуется ритм надвигающихся последствий. Однако очень часто слова «доброта» и «милосердие» выступают как равные по сути и своему внутреннему содержанию. Что ж, пусть будет так.
Но недопонять суть слова раньше срока, пока это слово не открыло себя, – значит, не узнать о себе что-то главное и опять попасть в сети вечной несостоятельности и расплывчатости, когда вместо настоящего ты растянут умом в том, что ты упустил, и в том, что ты планируешь сделать.  В каждом слове есть интуиция событий, которые могут больно ударить или высоко вознести.

Часть первая

Милосердие. Благородство. Путь к милосердию. Дорога добра и милосердия… Что помогает милосердию быть им, а не казаться? Всякое ли милосердие нужно людям? И доведёт ли жизнь человека – обычного, рядового жителя панельной пятиэтажки – до милого сердца? Всегда ли предпочтительнее быть добрым и благородным, или есть ситуации, когда «зло во спасение» действительно оказывается спасительным?
Мне, маленькой девочке с трогательными косичками и широко распахнутыми навстречу миру глазками,  практически с рождения внушали, что нужно быть добрым, благородным, справедливым и милосердным. Повзрослев, я узнала, что и добро, и зло имеют сотни лиц, личин и обличий. Теперь я, взрослая женщина, прожившая приблизительно третью часть отпущенного мне времени, знаю, что милосердие у каждого своё. И действия и поступки, приводящие к нему, тоже каждый выбирает для себя.   К сожалению, только недавно я поняла одну маленькую деталь: всякое добро, как Луна, хранит молчание о своей обратной стороне.
Человеческая жизнь похожа на стеклянный шар. Её может разрушить удар. Или просто прикосновение. Или всего лишь один поступок и его резонанс. Парадокс, абсурд, но иногда жизнь человека рушит то самое милосердие – мнимая доброта.  Скольких людей оно убило? Нет, не только морально, но и физически. Никто не ведёт такой статистики. Добрые поступки, обоснованные правильно и уместно подобранными словами. Красивым, логичным, богатым и убедительным языком. Как у каждого хирурга есть своё кладбище, так и у этого почти святого слова тоже оно есть. Оно не имеет памятников, оград, на нём не проходят помпезные церемонии прощания. Но это же не значит, что его нет…

Часть вторая

Оценит ли «милосердие» своего отца почтенный седовласый фон Дитрих, узнавший, что его отец во время Великой Отечественной войны служил в действующей армии фашистской Германии и в составе отборного батальона СС принимал участие в сожжении советских деревень вместе с жителями? Немецкий пенсионер мечтал прожить остаток жизни в мире и согласии с окружающим миром и самим собой, но телефонный звонок бургомистра провинциального городка перевернул и обесценил всю его жизнь, разделил на «до» и «после». Оказалось, что отец фон Дитриха вовсе не был фон Дитрихом. Скрываясь от правосудия, под вымышленным именем он жил в удобном деревенском доме долго и счастливо и умер в окружении многочисленной родни. Возможно, бывший солдат армии Вермахта понимал, что дети не в ответе за своих родителей и хотел этим неведением сберечь будущее своей семьи. Но теперь как вернуть к жизни ничего не подозревавшего сына эсэсовца – немецкого дедушку? Или, может, старый фашист поступил правильно, милосердно по отношению к потомкам? Но недосказывание, умалчивание – это своего рода ложь. А разве ложь и милосердие могут быть рядом?
Тысячи подобных ситуаций, предполагающих страшную дилемму. Извечен вопрос. Благородны ли и милосердны ли люди, для которых уже само понятие милосердия не является таковым? Как удар копья отличается от выбивания ковров, так внутреннее стремление творить добро в своих изначальных побуждениях отличается от простого желания быть показушно добрым, благородным и… безгрешным. К сожалению, в этом мире даже преступники задумываются о грехе. Последний, вернее его отсутствие, преобразуя «нищету куртизанки в блеск» в волшебном зеркале, делает нас вознесёнными  и необычными в глазах окружающих. Добряками, добропорядочными и доброискателями жизнь всегда была богата, а кто такой человек, если он не занимается благотворительностью (волонтёрской деятельностью, меценатством и спонсорством – нужное подчеркнуть)? Милосердие в любой ситуации не может быть имиджем. По обострённому чувству доброты не говорят, состоялись мы, или нет, обрели мы внутренний покой или, гонимые модой на «безгрешие», мы, как мигрирующие птицы, бросились отметиться на этом набившем оскомину понятии, не понимая истинной его сути. Но ведь есть риск не удержаться на отвесной скале и сорваться с неё. И тогда…

Часть третья

Мы привыкли думать, что животные «строят» свою жизнь в соответствии с извечными природными инстинктами и что понятия высшего разума, такие, как добро, зло, сострадание, милосердие для них недоступны. Но с каких позиций объяснить то, что дельфины неоднократно спасают тонущих людей, выталкивая их на поверхность воды? Что это: инстинкт взаимосохранения, игра с чужой смертью или что-то другое, запредельное для понимания нами, людьми? Почему мой старый кот взял под опеку пятерых недельных котят дворовой Катьки, которых мы забрали домой после её смерти?  Ещё пару десятков дней пришлось кормить осиротевших котят по времени (как грудных детишек!) из бутылочки, но «пустышка» у них была всегда! Котики были вымыты и  согреты моим котом, ставшим на время мамой, учителем и  охранником в одном лице. Кто учил его этой премудрой кошачьей науке? Или дело всё-таки вовсе не в науке и не в инстинктах? Сейчас оставшимся с нами двум найдёнышам полгода, но старый кот по-прежнему делит с ними и корзинку-домик, и сосиски.
Во многих социальных сетях совсем недавно передавалась из аккаунта в аккаунт история о странной дружбе льва и осла, которого бросили в клетку к царю зверей… на обед. Каково же было удивление смотрителей зоопарка, когда ни в обед, ни на следующий день, ни через неделю осёл не был съеден. Наоборот, животные «разных кровей» испытывали друг к другу самые что ни на есть дружеские чувства: «переговаривались», катали мяч, спали рядом. Комментарии, как говорится, излишни, хотя размышления по поводу наталкивают на один, единственно правильный вывод.
Лев Толстой, «Лев и собачка». Янка Мавр, «Багира». Елена Василевич, «Партизанка Книга»… А сколько их – незамеченных, не воспетых в литературе, неприметных в повседневной жизни, но до конца выполнивших своё предназначение – быть живым…
Мы и они, братья наши меньшие, равны. Только на равных, потому что в области чувств зачастую животные превосходят нас, людей, не проявляя торможения… В области интеллекта они не менее, как равны нам, но нет у них опыта… Именно поэтому так часто человек бывает животным, а животное по меньшей мере имеет человеческую душу.

Часть четвёртая

«Дайте медный грошик, господин хороший, Вам вернётся рублик золотой». Есть такая песня, слова из которой входят в резонанс с заповедями Священной книги – Библии. Хорошие слова, но если над ними задуматься, то получается, что добро нужно вкладывать под проценты, а не дарить от сердца. В современном мире так и есть: найти человека, который милосердствует по велению души очень трудно, намного труднее, чем милосердствующего «на будущее». Бизнесмены, олигархи и представители власти нередко «жертвуют» крупные суммы денег детским домам, хосписам или опускают наличность в стеклянные жертвенницы в церквях. Глядя на их внешний вид, бессмысленные, абсолютно пустые глаза, повёрнутые внутрь себя и вульгарные манеры невольно начинаешь прогнозировать, какое благо в том, другом мире, откуда никто ещё не возвращался,  они себе пытаются выторговать у Всевышнего.
Школьное тимуровское движение практически повсеместно кануло в Лету. На смену ему пришли разномастные акции и проекты типа «Помоги пернатому другу», «Старики живут рядом», «Помогаем приюту». За каждое доброе дело ребята получают баллы, очки и бонусы в виде экскурсий, поездок в развлекательные центры и отличных оценок по поведению. Опять же, утрированно это звучит как «купи поездку за милосердие».  Уже с малых лет эти детишки крепко-накрепко усваивают, что творить добро можно и нужно обязательно за какую либо награду. Так милосердие ли это? Или очередная маска под него? О чём думают чиновники системы образования, штампующие приказы-клише о проведении таких «добрых» дел и требующие количественно-качественные отчёты об их исполнении? Уж не о том ли пресловутом золотом рублике из песни? Намного больше вопросов в «деле милосердия», чем понятных и очевидных ответов.

Часть пятая

Всякий человек мечтает жить в мире и согласии со своим внутренним миром и самим собой. Но эта гармония немыслима без доброго, милосердного отношения к самому себе. Мы проживаем свою единственную жизнь на одном дыхании, распыляясь на мелочи и пустоту, проживаем, не задумываясь о том, что жизнь и в самом деле одна. Поэтому нужно, чтобы наше собственное сердце было милым по отношению к себе же.
Чтобы жить в гармонии с самим собой, мы сами боимся сделать шаг в неизвестность. Зачастую женщина всю жизнь существует рядом с алкоголиком и дебоширом, пытаясь сохранить некое подобие семьи. Девушка-красавица проводит по три часа в день в тренажёрных залах, чтобы сбросить лишних три килограмма – так приказал ей её избранник.  Пожилая семья, превозмогая недуги и усталость, обрабатывает огромный приусадебный участок, возделывает землю и выращивает овощи, потому что огород не должен пустовать: что же скажут соседи? И совсем не важно, что зимний запас картошки для этой семьи стоит больше, чем услуги по весенней вспашке всего огорода.
Но если жизнь одна, так ли важно принимать во внимание мнение соседей, приятелей и прохожих на улице? Не жалея себя (читаем – не испытывая милосердия по отношению к себе), мы мыслим и живём стереотипами «как у всех», навязанными нам неизвестно кем, наивно полагая, что это и есть основной смысл жизни — прожить свою жизнь по предрешённому сценарию под названием «Так надо».

Часть шестая.  Последняя

Я не претендую ни на звание волонтёра, ни мецената, ни благотворителя. Я просто живу – живу без претензий «на будущее». Живу «как все». Но я каждую минуту знаю, что не одна на этой планете. Рядом со мной существа, которым очень часто нужна моя тёплая рука и миска каши – ничего сверхъестественного…
Я «кошатница» со стажем. Никогда не считала, сколько их – полосатых и однотонных, пушистых и гладких, взрослых и совсем маленьких – прошло через мои руки. За жизнь одного из них, моего толстого «пенсионера», чёрного кота  Бяши, пришлось повоевать 3 месяца: выпаивать из пипетки даже не по часам – по минутам, менять памперсы, ставить капельницы… В полубессознательном состоянии он «путешествовал» со мной на работу на стареньком «Нисане»,  а я не смогла «спутешествовать» на море летом, чтобы его выходить. Но мы победили! Нам почти семь лет!
До глубины души поражает мировоззрение соседей, имеющих домашних животных и утверждающих, что они должны жить в естественной среде, поэтому, мол, кошка должна приходить домой только поесть, а то и вовсе добывать мышей и птиц себе на пропитание, а от нежелательных котят есть одно проверенное средство – ведро с водой. Такие «праведники» не осознают, что естественная среда – это вовсе не шумные шоссе с непрерывным потоком машин, не дворовые толпы подростков без царя в голове, не собаки без намордников на самовыгуле, а новорождённые котята в ведре с водой – это тоже убийство, только, к огромному моему сожалению, не преследуемое по закону. Эти люди относятся к животным, как к вещам: не лечат их в случае болезней, не оберегают от эпидемий прививками, а предпочитают выбросить на улицу в случае появления проблем. Если в семье есть дети, то животное превращается в этакую живую игрушку, а если «игрушка» царапнет или укусит, то немедленно будет откинута ударом дюжей ноги в домашнем тапке: «этожеребёнок»! А потом, лет через 15, этот уже не ребёнок точно так же ударом ноги в модном кроссовке отшвырнёт  милую дворнягу от скамейки, куда с ногами взгромоздится сам.
Два года назад мы с семьёй переехали в новый дом. Практически сразу соседи предупредили, что пожилая тётка из соседней квартиры не совсем нормальная. Не будучи ещё знакомой с «ненормальной» соседкой, моё воображение рисовало картины, одну ужаснее другой: вот бабушка подслушивает под дверями или, того хуже, дебоширит в полнолуние или летает на метле. Оказалось, что она каждый день варит каши и супы, чтобы в огромных мисках отнести их к мусорным бакам. На её зов ежедневно сбегается добрый десяток котов и за считанные минуты уминает тёплое кушанье. На зиму все коты, которых удаётся изловить, переселяются в тёплый подвал бабушки. Нетрудно догадаться, что теперь в нашем подъезде две «ненормальных» тётки и… два тёплых подвала для котов из окрестных пятиэтажек.
Мир животных огромен. Он живой и совсем не виртуальный. Жизнь животных – среди людей, они зависят от человеческой воли. Живой мир живых реальных кошек и собак, воробьев и лошадей, цветов и трав, этот животрепещущий мир вот-вот рухнет под напором всесильного молоха человеческой суеты и погони за успехом и комфортом. И так ли «ненормальна» моя пожилая соседка, тратящая добрую половину своей пенсии на пропитание покинутых «нормальными» людьми бессловесных божьих тварей?

Вместо эпилога

Быть сочувствующим и милосердным – это не значит действовать по схеме «ты – мне, я – тебе», не значит, что можно прикрываться воображаемым добром и пестовать свои амбиции, с чувством превосходства снисходя до молящего о помощи порой лишь одними глазами. Это значит, выполнять одну из библейских заповедей – относись к другим так же, как желаешь, чтобы относились к тебе, не требуя взамен ничего. Милосердие любого способно сделать благороднее, значит, надо быть милосердным. Язык добра – не простой язык. Он не всегда может довести до гармонии и внутреннего равновесия. Милосердие «ЗДЕСЬ» и «СЕЙЧАС» — в момент времени, который ещё не стал прошлым и пока не попал в категорию будущего. Но язык добра предсказуем. Предсказуем не отдачей «золотыми рубликами», а чувством умиротворения и осознания себя действительно ЧЕЛОВЕКОМ. И ожидать от проявления милосердия в повседневной жизни стоит вовсе не безупречной, «безгрешной» репутации в свём окружении, не утверждения собственного «я» и не очередного желания быть заметнее и лучше.. Ведь жизнь – это не те дни, что прошли, а те, что запомнились. И иногда одна минута, именно та, когда осознаёшь, что спас чью-то пушистую жизнь, может сравниться с десятком равнодушно пережёванных лет. Я просто хочу стать чуточку более проницательной, потому что в каждом поступке милосердия есть интуиция событий…

Постскриптум
«Следует остерегаться злоупотреблять милосердием». Никколо Макиавелли.

Comments are closed.