Яннис Илиас, рассказы

Революционеры в аквариуме

«Надо, чтобы в доме и собаки были, и кошки, и приятелей целый мешок» — руководствуясь этой фразой из одной известной книги и парочкой лестных представлений о стоимости обслуживания портативной акватории, папа завёл рыбок. Двадцать четыре морских зверя поселились на нашем загородном участке, обитая в небольшом пруду в течение лета. Однако с приходом морозов рыба начала посылать папе ментальные сигналы о дискомфорте в условиях, приближенных к зимним и о желании, собственно, повидать мир, выйдя за пределы небольшого пруда.
И вот, аккурат за стенками моей комнаты, в которой по-прежнему нет дверей разместился большая и вместительная студия для обитателей дома, предпочитающих специализированные корма и наличие влаги вокруг. Не то, чтобы это соседство меня несколько смущало, отдать рыбкам должное – ведут они себя в меру прилично, от умных дел не отвлекают, а кроме того не издают лишних шумов. Лишние шумы издаёт фильтр, благодаря которому я старательно выработал в себе привычку спать, невзирая на громкие звуки, в том числе на звуки будильника.
***
Бытует мнение, что наблюдение за грациозностью и плавностью рыбок успокаивает, расслабляет, снимает нервное напряжение. Так вот — карпы кои не знают о подобном и считают эту информацию в чём-то определённо фальсификационной. Перемещаясь по пространству водной глади, их движения не лишены определённой грации, но в остальном они чаще напоминают карликовые торпеды, потерявшие ориентацию в пространстве.
Да, если вы где-то прочтёте или услышите, что память рыбки составляет несколько секунд – можно смело говорить, что слышите ложь, клевету и недостойности. Возможно, это ещё одно явление, присущее исключительно карпам кои, но они вполне различают нашу семью, радуясь прибытию папы и разлетаясь во все стороны с появлением на горизонте меня. Кроме того, дары моря обладают хорошим слухом, поскольку, услышав зычную папину фразу «Дельфины, ужин», они резво подлетают к краю аквариума и ожидают там непосредственно «ужин».
***
В свободное от свободного времени время наши дельфины периодически выстраиваются дружной бандой и рассматривают то, как мы живём. Мне кажется, что если где-то готовится восстание подводного царства, то эти ребята явно в курсе, а возможно сами же и являются организаторами. Это только выглядят они глупо, когда хватают ртом камни, лежащие на дне аквариума, на деле в их маленьких головах наверняка мечутся сотни и тысячи мыслей.
И если среди карпов есть вожак, то это наверняка Честер – он самый большой и  красивый, а зачастую эти два фактора, за неимением толстого кошелька, означают немало в животном мире. Кстати если сунуть в воду к рыбе палец, то они будут пытаться его съесть. Честер – единственный, у кого это получается больше других, во всяком случае, упорства в этом деле ему явно не занимать.


***
Мой младший брат намного больше меня просвещен по части нашего рыбного хозяйства, даже несмотря на то, что их с аквариумом разделяет намного больше бетона и кирпичной кладки. Именно благодаря брату, кстати, я узнал, что Честера зовут Честером, но сегодня произошло нежданное – я узнал, что одну из наших рыб брат зовёт Гитлером.
Разумеется, маленький карп имеет немного общего с малоизвестным художником середины двадцатого века по иронии судьбы ставшим синонимом слов «Геноцид», «Нацизм» и прочих. Впрочем, дай рыбе в руки кисточку, у неё люди тоже бы не получались, как и у вышеупомянутого художника. Тем не менее, на носу у золотистого карпа действительно красуется чёрное пятнышко достаточно квадратной формы. Собственно, на этом сходства персонажей заканчиваются. Впрочем, учитывая то, что рыбы продолжают вести себя неординарно, такое имя должно внушать некоторые опасения.
Как корабль назовёшь, так он и поплывёт.
***
Морские обитатели носят камни из одного конца аквариума в другой. Вот уже который день мы наблюдаем, как рыбки хватают ртами камушки на одном конце акватории и плевками переносят в другой. Я не знаток ихтиологии, но серьёзно полагаю, что эти рыбы что-то замышляют. Возможно даже вышеупомянутое восстание, в котором несомненно пригодился бы блиндаж.
Замковым камнем этого блиндажа станет булыжник, ласково затолканный кем-то из чешуйчатых в угол аквариума. В рот этот камень не влезает, поэтому они его просто облизывают, громко шурша и стучась в стекло при этом. Самое большое упорство в этом проявляет Честер. Этот парень в принципе молодец.
***
В общем и целом, рыбки – это прекрасно и мило. Папа лелеет мечту во время нереста наловить икры и вырастить её в бассейне на улице. Тогда у Честера и Гитлера появятся сторонники, готовые прийти на помощь в восстании. Именно поэтому я пытаюсь убедить отца в том, что бассейн приспособлен в первую очередь для плавания в нём человеков.
Но, в общем и целом, рыбки, как я уже сказал – это прекрасно и мило. Так мило, что я готов им даже простить их наблюдения за мной сквозь стекло и шуршание за стеной. Животные – это же замечательно, вне зависимости от их склонности к революциям.

Золотое молоко

Нам срочно нужна корова – сказал Джереми, подтвердив свои слова донельзя серьёзным взглядом.
Перед Тильфо, Джереми, и Каем стояла непосильная задача, впрочем, скорее это надо было называть не задачей, но идеей. Ловким движением мальчишеских пальцев выцепленная из сказки старого сельского учителя, она материализовывалась прямо на глазах посреди маленькой и очень тайной поляны, спрятанной в зарослях кустарника и трепетно оберегаемой троицей детей.
Если кормить корову исключительно горными одуванчиками, солнечно-золотистыми, сорванными до тех пор, как стать пуховыми шариками, теми, что вбирают в себя весь свет небесного светила, горный воздух и вековую свежесть, то молоко у коровы, становится карамельно-сладким, насыщаясь самими солнечными лучами. Но что самое важное, так это то, что молоко становится таким же, как и сами эти одуванчики – невесомым, бархатным и солнечно-золотым.
Существовал лишь единственно-верный способ проверить историю старца Корнелия и теперь троица чесала затылки, пытаясь придумать, как это самое золотое молоко добыть и, несомненно, попробовать. Главный вопрос, впрочем, был предопределен.
— Да, нам срочно нужна корова – вслед за Джереми повторил Тильфо, а Кай просто кивнул, не находя надобности повторять эту очевидную мысль ещё один раз.
***
Июньское солнце неспешно карабкалось по голубой скатерти, вылезая из-за горизонта. Солнечные лучи ниспадали тут и там, и казалось, что можно дотронуться до каждого из них рукой, обхватить, заключив в крепкие объятия и раствориться в самом свете, смешанном с воздухом, насыщенным запахами цветов, мёда и свежепекущегося хлеба.
Где-то вдалеке прокричал звенящий голос петуха, возвестив о начале нового дня.
— Тильфо, подай мне ту палку – попросил Джереми друга.
Вот уже второй день дети старательно сооружали коровник, вернее то, как они себе его представляли. Насобирав у родителей инструментов, они старательно возводили шалаш среди деревьев, выглядывающих на поляну, полную золотистых одуванчиков. Домик для коровы ещё на постройке фундамента, казалось, на половину состоял из гвоздей. Джереми, пользуясь небольшим, но всё-таки старшинством строил стены, Кай приносил палки и дубины, подобранные или спиленные в лесу, Тильфо, будучи самым младшим, только подавал всё необходимое и иногда аккуратно поправлял постройку, подвязывая ту или иную стенку верёвкой.
Спустя ещё два дня и один провал крыши, предполагаемый коровник начал выглядеть, как что-то действительно приспособленное для жизни. Пол в крохотном помещеньице устилала трава и сено, бережно вытащенное из амбара, а крышу надежно обвязали всеми найденными нитками, цветными, тонкими, толстыми и даже немного облепили грязью для пущей крепости. Тут и там выглядывали загнутые гвоздики и недорубленные сучки, и со стороны это выглядело как один большой шалаш. Шалаш, которым мог бы гордиться любой мальчишка.
***
— Кай, давай быстрее!
— Я не могу быстрее, я и так делаю, что могу!
Мальчишки аккуратно ползли, все ближе и ближе подбираясь к пастбищу. Переваливаясь из стороны в сторону, они всё ещё смутно представляли, что собой представляет угон коровы и с чем его вообще едят. А главное, необходимо было увести корову так, чтобы этого не заметил никто из взрослых, которые наверняка не одобрили бы попытку добыть сказочное молоко.
— А почему мы вообще ползём, нас же всё равно увидят, когда мы будем вести корову, разве нет? – поинтересовался у друзей Кай.
Мальчишки озадаченно остановились, развернув голову в сторону друга. Неподалёку пробежала мышь-полёвка, оставшаяся незамеченной. Тильфо слегка нахмурил брови, показывая, что слова Кая действительно не лишены смысла. Но о том, как увести корову, этот жест по-прежнему не говорил.
***
— Не могу поверить, что это было так просто – сказал Тильфо.
В руке у него была верёвка, привязанная к шее небольшой коровы, которую они все вместе вели к своей тайной стоянке. Подобравшись к вожделенной корове, мальчишки долго спорили о способах охоты на крупную рогатую дичь. Никто раньше не уговаривал корову отправиться в путешествие и мальчики смутно представляли то, как её вообще вести. Всё оказалось предельно легко.
— А она не убежит? – внезапно задался вопросом Кай.
— Конечно, нет, разве коровы вообще бегают? – ответил Джереми, — я ни разу не видел, чтобы коровы куда-то зачем-то бежали, они всегда только перебирают ногами.
— А может быть они умеют бегать, но просто им некуда торопиться — сказал Тильфо, погладив корову по боку, — а ещё они никогда не играют в салочки, но почему – непонятно. Может они просто слишком много думают и им не хватает времени поиграть.
— А с чего ты взял, что они умные? – поинтересовался Джереми.
— Посмотри в её глаза, они такие спокойные и добрые, как у взрослых, когда они ложатся спать, или когда рассказывают сказку. А взрослые умные – сказал Тильфо.
— Да, пожалуй, тогда она точно не убежит – почесав голову, ответил Кай, — хотя я бы попробовал научить её играть в салочки.
***
— Кай, прекрати дурачиться и веди её в коровник – крикнул другу Джереми.
Весь день Кай упорно пытался научить корову играть в салочки, ну или хотя бы бегать трусцой, но та лениво ходила из стороны в сторону, изредка пощипывая одуванчики, а в конце концов она улеглась прямо посреди поляны и медленно обмахивала себя хвостом-кисточкой.
— Кай, ты слышишь меня? Нам надо возвращаться в деревню – ещё раз кинул клич Джереми, потихоньку идя в сторону Кая, — Тильфо, пошли, а то он никогда её не отведёт.
Нехотя корова приподнялась и побрела в сторону нового жилища. Подойдя к своему лежбищу, она внимательно посмотрела на ребят, словно хотела что-то сказать, но потом передумала, вспомнив, что коровы не разговаривают, после чего прилегла на подушку из листьев, травы, пшеничных колосьев и того, что ребята называли сеном. Смиренно проводя взглядом новых хозяев, она начала дожевывать оставшуюся во рту травяную жвачку.
***
— Тильфо, сынок, а ты не видел сегодня нигде загулявшей коровы? – спросил за ужином отец у сына, — Карл сегодня не досчитался одной, подумал, может она убежала, что странно. Ты не видел её сегодня нигде?
— Нет, папа, не видел – Тильфо постарался сделать как можно больше невинности взгляду.
— Ну ладно, скажу Карлу, что дети тоже не видали, жаль – ответил отец.
Тильфо сконцентрировано ковырял ложкой в тарелке с овощной похлёбкой, стараясь не расплыться в довольной улыбке от предвкушения следующего дня.
— Тильфо, ешь, пока не остыло – послышался голос мамы, услышавшей знакомые скребки ложки по тарелке.
Мальчик поднял ложку и, бережно на неё подув, засунул в рот. Ещё ложку, третью, четвёртую.
— Интересно, а это волшебное молоко будет теплым или холодным? – подумал мальчик, — ведь приятнее есть сладости, когда они не тёплые, а такие, нормальные. И сколько надо кормить корову одуванчиками? И что делать с молоком, если оно не окрасится в золото. А ещё нужно найти посудину для молока.
С каждой ложкой, в голову мальчика приходила новая загадка, которую предстояло решить. Примерно же в это время в соседских домах Джереми и Кай задавались этими же вопросами.
***
— Надо было делать дверь прочнее – сказал Кай, глядя на распахнутую воротину коровника.
Обитательница видимо решила позавтракать до пришествия ребят и уже стояла на полянке, утопая копытами в золоте и потихоньку поедая его. Увидев ребят, она моргнула, будто приветствуя их, после чего вновь вернулась к трапезе, абсолютно не обращая внимания ни на что вокруг.
— А я говорил, что она умная – довольно прошептал про себя Тильфо.
***
Три дня подряд корова сбегала работать на пастбище, не дожидаясь ребят, раз за разом открывая защёлку двери, как ни старались ребята сделать её крепче. Все три дня корова не давала молока, а только ела, спала и по-прежнему отказывалась играть в салочки. Зато она успела лизнуть Тильфо, когда тот пытался с ней поговорить, что немало радовало мальчика.
— А может быть, мы взяли не ту корову? – задумался Кай, сказав о своих подозрениях вслух, — вдруг это слишком молодая корова, для того, чтобы давать молоко? Или может быть она вообще не умеет давать молока?
— Не может быть – практически в один голос сказали Тильфо и Джереми.
— Она же умная – сказал Тильфо.
— Она взрослая – сказал Джереми, — наверное, надо просто подождать.
— Я скажу так, — ответил Кай, — мне кажется я сам скоро стану золотым, если мы постоянно будем сидеть на свету, надо придумать себе место, чтобы мы могли сидеть в теньке.
— А я видел большое бревно там, чуть дальше в лес – воскликнул Тильфо.
— Мы его донесём? – спросил Кай.
— Ну, надо на него посмотреть – сказал Джереми, убирая со лба выбившийся волосок.
***
Мальчики тяжело пыхтели, волоча по земле бревно. Подбитое когда-то топором или молнией или чем-нибудь ещё, оно старело, лежа на лесной подстилке из мха. За бревном по земле волочилась маленькая паутинка, цепляясь за валяющиеся и торчащие веточки, пока не осталась на одной из них полностью. Тяжело и упорно вздыхая, ребята всё-таки дотащили его до коровника и плюхнулись на него, торжествующе улыбаясь.
Корова лежала на поле, обмахиваясь хвостом, и внимательно смотрела в сторону ребят.
— Так вот куда делась пропавшая корова – раздался голос за спинами мальчиков, отчего те подпрыгнули.
За ними стоял, опираясь на свою трость, старец Корнелий. Улыбаясь, он покачивал головой из стороны в сторону.
— Дедушка Корнелий… — начал было Джереми, но старик прервал его.
— Да не бойтесь вы, не собираюсь я вас ругать – ответил старец, — вы, я погляжу, строители. Какой сарай то соорудили, загляденье, только скучно в нём коровке, вот она и бегает от вас каждое утро.
— Откуда вы знаете, что она от нас бегает? – удивлённо спросил Тильфо.
— Да видел я, как вы корову увели – засмеялся Корнелий, — только нехорошо это, пастух-то, Карл весь изнервничался, корову потом вернуть надо будет. Найти, скажем, где-нибудь. И это сделаете вы, молодые люди. А сейчас идите её доить, пока она мычать не начала, мне кажется, она уже достаточно поела одуванчиков.
С этими словами, старик слегка коснулся пальцем носов мальчишек и неспешно побрёл в сторону деревню. Той медленной походкой, которой ходят умные и взрослые люди, которым некуда торопиться.
— Не забудьте вернуть корову, — старец Корнелий развернулся, — и да, если вы меня тоже угостите молоком, я буду очень благодарен.
***
— Слава Богам! Где вы нашли её? Мальчики, какое счастье, я уже думал, она пропала навсегда – Карл не мог сдержать эмоций, обнимая свою потерянную корову.
Мальчишки молча улыбались, поджимая губы и держа за спиной крынки, наполненные светом. Глаза их светились от радости, и они переглядывались друг с другом. Карл продолжал гладить пропажу, приговаривая о том, какая же она умница и как он по ней скучал. Корова слегка повернула голову, задержав взгляд на мальчиках, и снова моргнула, пытаясь что-то сказать.
— Ну ладно, пойдём домой – сказал пастух, похлопав корову по спине, — спасибо ещё раз большое, ребята, вы молодцы. Я скажу вашим отцам, как вы сильно  мне помогли.
Корова неторопливо побрела в сторону дома, подёргивая ушами и едва заметно двигая хвостом, но в какой-то момент остановилась и снова развернула голову на мальчиков.
— Кажется, она тоже вам благодарна – усмехнулся Карл, поглаживая питомицу – да, эти ребята тебя нашли, они молодцы.
Тильфо счастливо улыбался, глядя корове в глаза. Корова ещё раз моргнула, после чего, издав протяжное мычание, медлительно, но всё-таки побежала, двигаясь в сторону дома. Пастух на мгновение замер от удивления, после чего побежал следом.
— Ты всё-таки научил её бегать? – спросил Джереми у Тильфо.
— Хуже, он научил её играть в салочки – смеясь, ответил за друга Кай.
Тильфо же молчал и провожал взглядом корову, расплываясь в улыбке, что щёки, казалось, вот-вот дотронутся до ушей. Это действительно была очень умная корова. Джереми и Кай поочерёдно усмехнулись, глядя на друга.
— Пойдёмте, мы ещё должны зайти к дедушке Корнелию – сказал Джереми, обращаясь больше к Тильфо.
— Да, идёмте – не опуская уголков рта, ответил мальчик и вместе они пошли в сторону дома сказочника.

Comments are closed.