Archive for Апрель 8th, 2014

Михонцева Ирина «Голуби»

Вторник, Апрель 8th, 2014

«Трудно привести к добру нравоучениями,  легко примером.»
Сенека Луций Анней

Никитка возвращался из школы с хорошим настроением.  Ещё бы  —  завтра  начинаются  каникулы, через несколько дней уже Новый Год, да еще и такая чудесная погода: снежинки так и кружатся в танце, засыпая весь город!  «Как же красиво, просто волшебство, словно очутился в сказке…», — так думал мальчик, проходя свой обычный ежедневный маршрут. И пусть он уже не верил в чудеса, но почему-то ему казалось, что что-то необыкновенное, доброе непременно произойдет.
Проходя мимо сквера, Никита увидел, что почти все скамейки вокруг пустые, но в глаза ему бросилась куча голубей вокруг  старенькой бабушки. Он  видел её здесь каждый день, но всегда молча проходил мимо.  На улице становилось холоднее, погода портилась, скамейки  совсем опустели, продрогшие люди спешили по домам. Бабушка осталась одна, и мальчик подошел  ближе.
Пожилая женщина  выглядела совершенно обычно, но   внимание Никитки привлекли её глаза: они светились, излучали доброту, в них было столько тепла и света, что мальчик осмелился подойти и заговорить:
— Здравствуйте, на улице холодает, скоро начнется сильная метель, вы же замерзли, почему не уходите?
— Здравствуй, милый! Не переживай за меня, дома меня ждёт горячий чай, удобное кресло и тёплый плед – я приду и согреюсь. А голубям согреться негде, если они не найдут пищи – замёрзнут. У меня осталось всего две горбушки, не поможешь мне?
Никита взял в руки холодный хлеб и принялся крошить его.
— Бабушка, но ведь всех птиц вы не спасете!
— Конечно нет, — бабушка подняла на мальчика лучистые глаза и тихо вздохнула.
Тут бабушка увидела, что у одного голубя что-то с лапкой, она аккуратненько его взяла на руки, попрощалась и куда-то быстро ушла.
Никитка стоял и смотрел ей вслед, а когда оглянулся, все голуби уже разлетелись.
На следующий день Никитка проснулся рано, даже в школу он вставал позднее. Мальчик вышел из дома с куском батона в руках и направился в парк.  Погода была замечательная: легкий морозец и лучи солнышка пробивались сквозь серое хмурое небо. Подойдя к тому месту, где вчера он встретил бабушку, Никита раскрошил четвертинку батона, вокруг него очутилось несколько голубей. Голуби вели себя осторожно: поглядывали, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, нервно подрагивали крыльями — в любой момент готовы были улететь. Он сел на стоявшую рядом скамейку и стал наблюдать:  мальчик испытывал странные ощущения, голуби казались ему совершенно одинаковыми, но такими разными, как люди… Никитка находил что-то такое в каждой птице, чего не было в остальных, каждая казалась ему особенной. Он даже придумывал в голове разные клички, например, вон того голубя возле клумбы Никитка сначала не увидел, потому что оперение у него было белое-белое и он слился со снегом, лишь глаза как угольки были видны, и он назвал его Партизаном, вспомнив историю Вити Черевичкина, о которой им недавно рассказывал учитель. Задумавшись, наш герой раскрошил весь хлеб, что взял с собой. А голуби все слетались и слетались, Никитка побежал в магазин на соседнюю улицу и купил еще хлебушка.
Когда мальчик вернулся домой, был уже полдень. В дверь позвонили, это был его лучший друг Костя. Костик сразу заметил, что Никита не такой как обычно, словно он проснулся, а своими мыслями остался еще во сне. Никитка все рассказал своему другу, и Костя предложил соорудить голубятню. Мальчишки загорелись этой идеей, но на самом деле все оказалось не так просто, как показалось сначала. Всю зиму ребята не скучали без дела: искали строительный материал, спорили, рисовали план будущей голубятни. Так прошла зима, и наступила весна. Голубятня была готова, новые жильцы обживали ее. Каждый день мальчики обязательно навещали своих подопечных – теперь они чувствовали свою ответственность за почти прирученных птиц. Голуби привыкли к мальчикам, к их голосам, узнавали их, доверчиво садились на руки.
Весна! Наконец-то долгожданная весна!
Костя с Никитой стоят на крыше своей голубятни, приставив ладони козырьком к глазам, и смотрят вверх, в самую глубину яркого весеннего неба. А там, высоко-высоко, кружат голуби, их голуби, те самые, которых они кормили и спасали от лютых холодов всю долгую зиму. Теперь они купаются в синеве ослепительного, пронизанного солнцем неба, испытывая ни с чем несравнимое чувство свободы и радости!
А мальчикам кажется, что они тоже летают, там, высоко, в стае голубей, — и от этого на душе у них светло и радостно!

Кузнеченков Алексей, рассказы

Вторник, Апрель 8th, 2014

Баламут – лохматый друг

Пустынное поле раскинулось на многие километры, лишь изредка прерываемые маленькими рощицами. Холодный ветер дует в лицо, иногда дождь бьет своими ледяными, острыми, злыми каплями. Редкий путник проходит по дороге в такую погоду. Все  сидят в трактирах неподалёку и рассказывают истории у тёплого очага.
Одинокая фигурка движется от маленькой деревеньки. Кто-то наверняка смотрит на него из окна и думает:  «Ну что за чудак?  Куда он идёт от тёплого крова и пищи?» Однако «чудаку» не до крова и пищи.
Его зовут Родригес, он был бардом в этой деревне и веселил путников песнями. Прошло вот уже несколько месяцев с тех пор, как путники перестали приходить в деревню. Источник дохода был исчерпан, музыканта за ненадобностью выгнали на улицу. К его несчастию, именно в этот момент стихия на улице разыгралась, а денег у него не хватило бы и на самую захудалую комнатушку.
Он брёл, углубившись в свои мысли, не разбирая дороги. За спиной у него на тонком кожаном ремешке висела лютня. Ему было грустно, тоскливо и одиноко. Нет работы, нет денег, куда идти и что делать? Темнота незаметно подкрадывалась, окружая со всех сторон. В темноте резче проявлялись непривычные звуки, пугая и настораживая. Рваными клоками по овражкам клубился туман. Скоро выйдут на охоту ночные хищники. Нужно искать место для ночлега, но где? Бард решил попытать счастья на другом берегу реки и ступил на мост. Вдруг позади раздалось громкое сопение. Родригес быстро повернулся, и стал пристально всматриваться в темноту. Только сейчас он понял главную свою ошибку – он пошёл по кишащей хищниками и любителями разжиться чужим добром дороге безоружным.
Страх окружал его со всех сторон. Внезапно темнота сгустилась и показался силуэт громадного существа. Пот выступил на лице человека, одинокими каплями струясь по скулам. Бард не выдержал и побежал. Сопение приближалось, становилось громче, оно почти оглушало. Крик рвался из распахнутого рта. Вдруг что-то большое и мохнатое сбило его с ног. Горячее дыхание обожгло лицо. Почти до боли Родригес зажмурил глаза, но тут же собрался с духом и открыл их.
Прямо на него смотрела собачья морда — она просто горела доброжелательностью и лучилась счастьем. Лизнув барда в нос, собака спрыгнула и стала носом подталкивать его под плечо, намекая, что пора подниматься.
Это был большой пёс, достаточно молодой, рыжий, длинношерстный настолько, что из-под шерсти были видны только кончики лап. В глазах его сверкали веселые искорки. Решив, что пора идти дальше, бард погладил собаку, вздохнул, вспомнив свой недавний испуг: «Ну что ж ты так?», и пошёл  дальше. Пёс, как тень бесшумно, побежал за ним. Так за вечер они прошли несколько миль.
Обессилев, путник нашёл небольшую рощицу, нарезал ножом ветвей, развёл небольшой костерок и присел погреться и перекусить. Тут он и увидел пса, сидящего напротив и смотрящего на огонь. В рюкзаке не было ничего кроме черствого куска хлеба и мешочка с приправой. Бард задумчиво посмотрел на кусок, оторвал от хлеба примерно половину и кинул собаке. Хлеб исчез мгновенно.
Пес вопросительно наклонил голову и издал горловой звук, который можно было расшифровать как «и это что, всё?»
—  А чего ж тебе ещё? – усмехнулся бард. – Хочешь, можешь попробовать это.
Бард показал собаке кожаный мешочек с приправой:
— Мне не жалко. Свою часть хлеба я уже съел.
Спал он на удивление спокойно, но пробуждение было не столь приятным. Лай собаки… ругань…мужской, грубый голос…рычание.
Родригес приоткрыл один глаз: человек и собака стояли друг против друга, между ними лежала лютня. Незнакомец пытался схватить инструмент, собака остервенело скалила зубы и кидалась на протянутую руку. Где же добрейший пес? Глаза горят яростью, клыки сверкают ножами, шерсть дыбом – зрелище устрашающее! Увидев проснувшегося хозяина собаки, неудавшийся воришка не выдержал и пустился наутек, подгоняемый рычанием и лаем пса.
— Ну, спасибо тебе, — сказал Родригес. Собака склонила голову набок и … улыбнулась.
— Никогда не видел смеющихся собак, — удивился бард. — Давай знакомиться!
Собака вздохнула, переступила лапами и укоризненно взглянула прямо в самые глаза человеку.
— Ну да, ну да, — смутился тот, — что же делать? Давай, я буду называть имена, а ты дай знать, какое тебе по душе. Может быть, Страж? Гордый? Самурай?
Пес спокойно сидел на месте.
— Неужели Пушок?
Пес улегся и закрыл обоими лапами морду.
— Весельчак? Смелый? Баламут?
Услышав последнее слово, пес вскочил, подпрыгнул, припал к земле, тихонько повизгивая.

(далее…)

Монгина Дарья «Мой друг Митяй»

Вторник, Апрель 8th, 2014

Кто такие друзья? Друзья – это те, кто остаётся с тобой в любой ситуации. Они не бросают тебя в трудные жизненные минуты,  всегда готовы прийти на помощь, поддержать и выслушать в нужный момент.
У меня тоже есть такой друг – это мой пёс Митяй. Митяя мне подарили пару месяцев назад. Я очень хорошо помню этот момент.
Было ясное осеннее утро. Солнце уже взошло и осветило старые крыши домов. Я сидела на полу и рисовала картину акварелью. Родители  вошли в комнату, долго стояли у меня за спиной. Сначала они не произносили ни звука, а потом тихонько зашептались друг с другом. Мне стало интересно, я обернулась назад и увидела маленький пушистый комочек в руках у папы.
Боже, какое счастье я испытала в этот момент! Я совершенно забыла про рисунок и кинулась к щеночку. Митяй сразу же понравился мне. Он был маленький, неуклюжий, с большими, как две горошинки, глазами и розовым носиком. Это была наша первая встреча.
С тех пор прошло не так много времени, но я уже успела полюбить Митяя и привязаться  к этому очаровательному созданию. Митяй стал неотъемлемой частью нашей семьи.
Как-то раз после длительной прогулки на свежем воздухе я и Митяй возвращались домой. Было уже поздно, и только звёзды освещали нам путь к дому. «Ещё немного — и будем дома», — думала я, но вдруг стая собак преградила нам дорогу. Псы громко лаяли,  направляясь в нашу сторону. Я не представляла, что сейчас произойдёт. Мне было страшно. Внезапно Митяй рванул вперёд, к собакам, и начал беспрерывно лаять. Стая отступила назад, а мой герой гордо взглянул на меня и утих. Это был действительно  храбрый поступок, который достоин чести и уважения. Я бесконечно благодарна ему за это.
Если честно, мне очень повезло с Митяем. Он действительно верный и преданный друг. Митяй горюет, когда мне плохо и веселится, когда я счастлива. Он не раз спасал меня в трудных ситуациях и помогал справиться с проблемой. Именно за эти прекрасные качества я и ценю своего лохматого товарища.

Лобынцева Диана «Томми»

Вторник, Апрель 8th, 2014

Снова лил дождь. Капли долбили по крышам, издавая  пугающие звуки. Небо затянуло мрачно-серым полотном, изредка на нём появлялись жёлтые полосы молний. На улицах было пусто. Ни людей, ни машин. Как будто всё исчезло,  утонуло в каплях дождя. Было одиноко и грустно…
В одном из дворов маленького серого города стояла пожелтевшая картонная коробка. В ней на грязном лоскутном одеяле лежал рыжий щенок. Холодный, голодный, мокрый. От него отвернулся весь мир, бросив здесь на произвол судьбы.
Засунув голову под рыжие лапки, щенок жалобно заскулил, но большая капля, упавшая с небес и попавшая точно в макушку, заставила малыша вновь притихнуть.
Он долго боялся открыть глаза, а когда решился, его ослепил яркий солнечный свет. Дождь кончился, и на смену серым тучам пришло жёлтое солнышко.
Двор была полон. В песочнице играли дети, старушки о чём-то заинтересованно болтали на скамейке, а на качелях девочка играла со своей большой куклой Зиной. Щенок знал их всех и мог подолгу наблюдать за происходящим вокруг.
— Эй, Серёжа! Смотри, там коробка! – во дворе появились два мальчика. Один —  светловолосый и голубоглазый, а второй смуглый, с длинной палкой в руках.
Пёсик от испуга прижался к одеялу и притих, стараясь стать незаметным. Но мальчишки уже стояли возле коробки.
— Тут щенок! — радостно воскликнул Серёжа и наклонился, чтобы внимательно рассмотреть рыжего жителя коробки.
Пёсик, убедившись, что опасность ему не грозит, приподнял голову. Глаза его ярко заблестели. Даже минутное внимание доставляло щенку столько радости и счастья, что это невозможно было описать. Язык сам высунулся, и пёсик издал громкий дружелюбный возглас.
— Какой хороший! Давай возьмём его с собой? – сказал смуглый мальчик Данила и протянул руку в коробку. Щенок потёрся головой об руку и, переполненный восторгом и счастьем,  лизнул мальчугана.
— Давай! Может, Томми?
— Мне нравится.   Томми, вперёд!
Таким счастливым щенок не чувствовал себя никогда. Самые разные чувства переполняли Томми и выплёскивались наружу. Он звонко лаял и вилял хвостом от восторга и трепета. Может, вот сейчас ему повезёт? Наконец-то у него появятся хозяева, которые полюбят и станут заботиться о нём? Или он только игрушка на один день для этих мальчиков? К сожалению, а может и к счастью, щенок не знал ответа. Он лишь только гордо и радостно посматривал на отдаляющуюся коробку, надеясь, что никогда больше ему не придётся сюда возвратиться.
День прошёл незабываемо. Сначала Томми таскал палки, картонки и доски, чтобы помочь мальчишкам построить шалаш. Потом все трое отправились на речку. Мальчишки резво плюхались в воде, а щенок лаял и плавал у берега.
Начинало темнеть. Небо меняло свой цвет с нежно-голубого на красно-жёлтый, а тени медленно, но верно вытягивались.
— Пора домой!- крикнул белокурый Серёжа и нырнул в прозрачную воду. Через несколько мгновений он вынырнул у самого берега. — Темнеет. Да и мама будет волноваться.
Второй мальчишка нехотя, но, не возражая, вылез из воды.
— А что с ним делать будем?
Томми, ни о чём не подозревая, оттряхивался от воды и продолжал бегать по песку вокруг ребят.
— Не знаю, — Серёжа повёл плечами и тяжело вздохнул. Никому из их весёлой троицы не хотелось расставаться, особенно щенку.
—  Нужно отнести его обратно, а там посмотрим.
Серёжа протянул руки – Томми радостно прыгнул в объятия и уютно устроился на плече у нового друга.
До самого дома мальчики шли молча.
Вдруг щенок заметил знакомые деревья, дома, машины. Неужели его вернут обратно? И снова оставаться одному?
Мальчик отпустил щенка в коробку и присел рядом на корточки.
— Мы завтра придём. А ты пока отдыхай, Томми, — Серёжа погладил рыжего по макушке и встал.
Мальчики обменялись грустными взглядами:
— Нужно поговорить с родителями. Может быть, они разрешат?
А щенок смотрел им вслед и жалостливо лаял. Он ничего не мог сделать, только разве что принять всё как есть.
Очень быстро потемнело, по небу снова поплыли тучи, закрывая белые звёзды. Щенок уснул до того, как вновь начался сильный дождь…
Тем временем мальчики пришли домой. В голове у каждого крутилась одна и та же мысль – забрать Томми к себе в дом. Ведь они видели, как горели глаза рыжего щенка, когда они гуляли, и как тускли при расставании. Каждый хотел осчастливить рыжего Томми, показать другой мир, полный радости и веселья.
Этим вечером они пытались уговорить родителей, но ничего не вышло. Взрослые никогда не воспринимают всё всерьёз. Они твердили одно и то же: «Вот вырастете — заводите хоть крокодила, а сейчас НЕТ! И без вашего щенка дома бардака хватает!»
Два дня шёл дождь, и мальчики не выходили на улицу. А Томми ждал. Ждал, как самый верный и преданный друг.
Тело становилось непослушным, а в глазах всё темнело и плыло. Пёсик думал, что это из-за погоды, и скоро всё будет нормально, вновь выглянет золотое солнышко, придут мальчики, и они все вместе будут гулять.
Когда Серёжа и Данила вышли на улицу, они долго искали Томми, кричали, срывая голоса, но всё безрезультатно. Во дворе не было ни пожелтевшей картонной коробки, ни лоскутного одеяла. Никто больше не видел рыжего щенка, никто больше не слышал его радостного лая…