Михонцева Ирина «Голуби»

«Трудно привести к добру нравоучениями,  легко примером.»
Сенека Луций Анней

Никитка возвращался из школы с хорошим настроением.  Ещё бы  —  завтра  начинаются  каникулы, через несколько дней уже Новый Год, да еще и такая чудесная погода: снежинки так и кружатся в танце, засыпая весь город!  «Как же красиво, просто волшебство, словно очутился в сказке…», — так думал мальчик, проходя свой обычный ежедневный маршрут. И пусть он уже не верил в чудеса, но почему-то ему казалось, что что-то необыкновенное, доброе непременно произойдет.
Проходя мимо сквера, Никита увидел, что почти все скамейки вокруг пустые, но в глаза ему бросилась куча голубей вокруг  старенькой бабушки. Он  видел её здесь каждый день, но всегда молча проходил мимо.  На улице становилось холоднее, погода портилась, скамейки  совсем опустели, продрогшие люди спешили по домам. Бабушка осталась одна, и мальчик подошел  ближе.
Пожилая женщина  выглядела совершенно обычно, но   внимание Никитки привлекли её глаза: они светились, излучали доброту, в них было столько тепла и света, что мальчик осмелился подойти и заговорить:
— Здравствуйте, на улице холодает, скоро начнется сильная метель, вы же замерзли, почему не уходите?
— Здравствуй, милый! Не переживай за меня, дома меня ждёт горячий чай, удобное кресло и тёплый плед – я приду и согреюсь. А голубям согреться негде, если они не найдут пищи – замёрзнут. У меня осталось всего две горбушки, не поможешь мне?
Никита взял в руки холодный хлеб и принялся крошить его.
— Бабушка, но ведь всех птиц вы не спасете!
— Конечно нет, — бабушка подняла на мальчика лучистые глаза и тихо вздохнула.
Тут бабушка увидела, что у одного голубя что-то с лапкой, она аккуратненько его взяла на руки, попрощалась и куда-то быстро ушла.
Никитка стоял и смотрел ей вслед, а когда оглянулся, все голуби уже разлетелись.
На следующий день Никитка проснулся рано, даже в школу он вставал позднее. Мальчик вышел из дома с куском батона в руках и направился в парк.  Погода была замечательная: легкий морозец и лучи солнышка пробивались сквозь серое хмурое небо. Подойдя к тому месту, где вчера он встретил бабушку, Никита раскрошил четвертинку батона, вокруг него очутилось несколько голубей. Голуби вели себя осторожно: поглядывали, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, нервно подрагивали крыльями — в любой момент готовы были улететь. Он сел на стоявшую рядом скамейку и стал наблюдать:  мальчик испытывал странные ощущения, голуби казались ему совершенно одинаковыми, но такими разными, как люди… Никитка находил что-то такое в каждой птице, чего не было в остальных, каждая казалась ему особенной. Он даже придумывал в голове разные клички, например, вон того голубя возле клумбы Никитка сначала не увидел, потому что оперение у него было белое-белое и он слился со снегом, лишь глаза как угольки были видны, и он назвал его Партизаном, вспомнив историю Вити Черевичкина, о которой им недавно рассказывал учитель. Задумавшись, наш герой раскрошил весь хлеб, что взял с собой. А голуби все слетались и слетались, Никитка побежал в магазин на соседнюю улицу и купил еще хлебушка.
Когда мальчик вернулся домой, был уже полдень. В дверь позвонили, это был его лучший друг Костя. Костик сразу заметил, что Никита не такой как обычно, словно он проснулся, а своими мыслями остался еще во сне. Никитка все рассказал своему другу, и Костя предложил соорудить голубятню. Мальчишки загорелись этой идеей, но на самом деле все оказалось не так просто, как показалось сначала. Всю зиму ребята не скучали без дела: искали строительный материал, спорили, рисовали план будущей голубятни. Так прошла зима, и наступила весна. Голубятня была готова, новые жильцы обживали ее. Каждый день мальчики обязательно навещали своих подопечных – теперь они чувствовали свою ответственность за почти прирученных птиц. Голуби привыкли к мальчикам, к их голосам, узнавали их, доверчиво садились на руки.
Весна! Наконец-то долгожданная весна!
Костя с Никитой стоят на крыше своей голубятни, приставив ладони козырьком к глазам, и смотрят вверх, в самую глубину яркого весеннего неба. А там, высоко-высоко, кружат голуби, их голуби, те самые, которых они кормили и спасали от лютых холодов всю долгую зиму. Теперь они купаются в синеве ослепительного, пронизанного солнцем неба, испытывая ни с чем несравнимое чувство свободы и радости!
А мальчикам кажется, что они тоже летают, там, высоко, в стае голубей, — и от этого на душе у них светло и радостно!

Comments are closed.