Коваленко Андрей, «Сельский почтальон», номинация «Рассказы о животных»

Вовка с шумом плюхнулся на кочку. Только что он, не покладая рук, ног и духа, пол часа яростно рыл, подкладывал и матерился. Все эти усилия были направлены на одно — вытащить машину из грязи. УАЗик-буханка сел у нас недавно. И как назло — примерно ровно посередине между двумя сёлами. Так что, по идее, у нас даже был выбор куда именно бежать за трактором.
— Вот только проедет ли сюда трактор? — ответил я вопросом на вопрос «Кто побежит за трактором?»
Вовка осмотрелся кругом — кочки. После посмотрел на то, на чём именно он сидит. Тоже кочка. Это мы- сумасшедшие рыболовы-любители — забрались сюда в поисках подъезда к рыбному месту. А вот что скажет тракторист? Хотя с дороги тут всего сворот и двести с лишком метров.
— Мужики, смотри! — Кивнул в этот момент Лёха на раздолбанную гравийку, оставшуюся позади. — Столько лет живу, а такое первый раз вижу.
Я и Володька с надеждой посмотрели в указываемую сторону. Вдруг там кто-то подъехал на вездеходе? Но тогда почему он видит это в первый раз?
Ну, да! Это всего лишь была собака. Обыкновенная собака. Вот только большая собака. Чудовищно большая — под метр в холке, когда шла. А на спине у собаки были закреплены какие-то сумки. Так, что один кофр свешивался с одной стороны. Свешивался ли он с другой? Нам с нашей стороны не было видно.
Собака бежала по дороге со стороны одного села в сторону другого. Бежала примерно по обочине и достаточно быстро. Во всяком случае — мне бы за ней было не угнаться. Да и мало кому удалось бы это сделать. Хотя видно было, что пёс даже не напрягается.
— Ездовая собака! — кивнул Леха — любитель собак — и даже причмокнул, любуясь красивым псом.
— Какая же это ездовая? Это — несовая собака! — поправил Володька.
— Какая? Несовая?! — слово ввело меня в недоумение и в восторг.
— Ну, да! Ездовая — это та, на которой ездят. А эта что-то несёт! Значит, — несовая! Или несёвая…
— Бред! — резюмировал Лёшка. — Парни, давай попробуем дёрнуть! Палки мы уже подбросили. И подкопали колёса!
— Давай! Только я устал…

Через два часа Лёшка стоял на крыше «буханки». Мы успели за это время выбраться и доехать до берега реки примерно в том месте, где почти одновременно вливалась небольшая речка и протока из озерца. Место было убойное для щук и карасей — куча прибрежных кустов, богатые на корм отмели. И мы устраивали лагерь, используя автомобиль, как опору для навеса в местности, где была лишь трава да кочки. Лёшка ещё умудрялся одновременно высматривать окрестности в армейский бинокль, подбирая место для рыбалки.
— Почта России! — донеслось до меня сверху, когда я вытаскивал из УАЗика палатку:
— Что ещё за почта? Хочешь раскрасить «буханку» в синий и почту развозить?!
— Нет! Вон Почта России.
И Лёха указал на дорогу, которая теперь была примерно в полукилометре. Видно, конечно, стало похуже. Однако было заметно, что по дороге бежит знакомая уже собака. Бежит в обратном направлении. На боку всё также висел кофр — а, значит, их было всё-таки два. В этом кофре явно что-то было. Плюс в зубах она тащила какую-то коробку. Что там написано было, разобрать было крайне сложно. Но своему другу и армейскому биноклю я привык верить. К тому же характерная синяя раскраска коробки становилась дополнительным аргументом.
— Дай-ка бинокль посмотреть!
— Может, собака стырила коробку? — высказал идею Вовка. — Мясо там учуяла и теперь тащит в место, где слопает?! Или щенкам!
— Мясо? Почтой? — отрезал, как всегда, немногословный Леха.
— Ну, я не знаю! — тут же замялся Володька. — Сыр или ещё что… Сыр же с плесенью бывает. Пока дойдёт — плесенью покрывается!
— Надо остановить и узнать! — в шутку предложил я.
— Давай! — согласился Лёшка, спрыгивая вниз. — Дерзай! Ты справишься! У тебя вон и бинокль есть!
— Не хочу…
— Боишься?
— Нет! Просто не хочу! — ответил я, стараясь сохранить как можно более незаинтересованное лицо — всё-таки собачка была не из безобидных.
— Я тоже не боюсь! — подыграл мне Лёха. — Даже без бинокля! Я рыбачить пойду!…

— Андрюха! — крикнул мне Володька из машины. — Гляди!
Мы уже ехали с рыбалки, где были пару дней. И сейчас остановились в селе, чтобы купить напоследок и медку. Вовка указал на собаку, которая пробегала мимо по дороге. Собака вблизи выглядела ещё больше, наверное, повыше метра и куда менее безобидной, чем когда тащила коробку. Но с теми же кофрами, наполненными какими-то тряпками.
— А! Пересвет! — вышел вслед за нами с Лехой со двора пасечник.
— Пересвет?! А Челубея нету?
— Нету! — рассмеялся старик. — На хуторе у мужиков только Пересвет! Там ни почты, ни магазина! Вот на хуторе и посылают его. Деньги кладут. Записки. А тут его все знают! Подкармливают. Добрый пёс! Но когда пенсию туда несёт — злой. Чует, видимо ответственность!
— Почта России! — вспомнил Лёшка надпись на коробке.
— Почтальон Пересвет! — кивнул я.
— Мужики, мы едем или нет?! — послышалось от Володьки…

Comments are closed.