Дорофева-Миро Татьяна, стихи и рассказы, разные номинации

«Мишка и Тишка»

Лето  нынче жаркое. Впрочем, сказать «жаркое»- значит, ничего не сказать. Это  лето — настоящее пекло: казалось, в аду должно быть  легче и прохладнее. Порой,  воздух нагревался  до 40 градусов в тени,  местами — и того больше. Листая   каналы  телевизора в бесполезных поисках утешающего прогноза погоды, люди   слышали, как  молодой человек из Экваториальной Африки  говорил, что у них, обычно,  воздух прогревается всего лишь до 34, и это — постоянная температура, что в России намного жарче, и он очень хочет  уехать домой. А россияне, закаленные трескучими  морозами, пытались стойко перенести все беды от жары и засухи.
Засуха…Она была настолько  сильной, что оставила глубокие раны на теле Земли в виде трещин почвы на всей территории  Центрального региона. Метеорологи время от времени обещали местами  кратковременные грозы, которые,   по  непонятным причинам,  не могли добраться до данной местности. Хотя Европу заливало:  в новостях ежедневно сообщалось о случившихся  наводнениях, сметавших все  на своем пути, превращавших  населенные пункты в руины. А тут…
А тут  все наоборот. Солнце, жара, дымовая завеса от бесконечных пожаров, едкая  гарь… И никуда от этого людям было  не спрятаться, не скрыться  даже  в  кирпично- бетонном своем ковчеге, ведь если открыть окно, врывался  дым, если  закрыть- можно  было задохнуться от духоты, пот  лил градом, как в настоящей русской бане. А на улице, ко всему  перечисленному,  усиливало страдания человеческие   ярчайшее солнце, не жалеющее своего тепла…
Несчастные представители фауны и те в дневные часы прятались по углам и подвалам.
Мир задыхался от дыма и жары…
Братья — серые котятки, как и все остальные животные, изнывали от жары. Очень хотелось пить, но спасительно-живительной влаги нигде не было: высохли все лужицы.
Потрепанная  уличная собака  сообщила, что на окраине квартала есть заброшенный  канализационный колодец, слегка прикрытый ржавым листом железа. На дне колодца была вода, не успевшая испариться.
В поисках воды, Тишка и Мишка отправились в путь.
Долго шли малыши. Маленькие ножки начали болеть от долгой ходьбы. Во рту пересохло, сил идти не оставалось.
Свернув с асфальта на проселочную дорожку, братья увидели люк, о котором говорила старая собака.
Подойдя ближе, котята заглянули внутрь колодца.
-Глубокий! – задумчиво произнес Тишка.
-Угу – мяу! —  согласился Мишка.- Что будем делать?
-Я полезу вниз, посмотрю, что там и как. Потом ты спустишься,- решил  старший.
На том и остановились.
Тиша долго  ходил вокруг колодца, не зная, как проникнуть внутрь.
Люди сделали что-то вроде лестницы из металлических скоб, но первая скоба находилась слишком низко, чтобы на нее прыгнуть.
Однако, жажда была настолько сильной, что Тиша, зажмурившись, прыгнул… И очутился на дне колодца.
-Мяу, как ты?- кричал сверху забеспокоившийся Мишка.
-Мяу, нормально… Только бочок слегка болит — ушибся,- ответил Тишка.
-Вода есть? – облизнул мордочку младший братишка-котишка.
-Нам хватит, прыгай вниз!-  послышалось снизу.
«Боюсь… Боюсь…Боюсь»,-  крутилось в голове Мишки.
Он взглянул на небо: ясное, ни облачка. Солнце светило так ярко, что котенок прищурился.
Закружилась голова, и  Мишка, задев железный лист, плюхнулся  в колодец.
То ли в ушах звенело, то ли потревоженное железо громыхало откуда-то сверху. Громко фыркая, Мишка отряхнулся.
Братья обнюхали друг друга, как бы приветствуя и обнимаясь.
С жадностью стали они лакать мутную водицу на дне колодца.
Вдоволь напившись, решили котята, что пора выбираться из колодца.
-А как мы поднимемся наверх?- спросил Мишка-младший.
По выступающим скобам малыши поднялись на ту, которая ближе к выходу. Но до  края колодца оставалось  прилично большое  расстояние.
Выгнув и подставив  спину, Тишка помог младшему братику взобраться наверх.
-А как же ты? – спросил, заглядывая внутрь  колодца, Мишка.
Он бегал вокруг листа железа, пытаясь придумать, как помочь брату, то и дело, заглядывая вниз.
-Зови на помощь!- попросил Тишка из колодца.
На всю округу было слышно жалобное «Мяу!» двух братьев – серых котят.
Жук, прятавшийся под листом лопуха, ворчливо прожужжал, что, мол, пустое это дело, звать  на помощь: в такую жару никто не бродит по улицам.
Птица с открытым от жары ртом, укрывая крыльями птенцов от солнца, покачала головой: «Ах-ах-ах, бедные детишки!»
Жаба на дне колодца закатила глаза: «Квак их угораздило?..»
Вдалеке показалась фигура Человека, толкавшего перед собой тележку, наполненную травой.
Мишка побежал навстречу.
-Мяу!.. Мяу, Человек! – пытался он  объяснить, что случилось с его братом, буквально бросаясь под колеса тележки, которые показались малышу  огромными, будто это были колеса великанской машины.
-Ты чего это лезешь прямо под колеса?- удивлялся Человек.- Отойди, задавлю ведь!
Мишка отбегал в сторону колодца, прибегал вновь к Человеку, снова бежал к  колодцу…
-Ну, что ты бегаешь, как заведенный?- спросил Человек, и, полюбопытствовав, сбросил лист железа, заглянул в колодец.
На самой верхней скобе сидел мокрый взъерошенный котенок, глядел прямо в глаза Человеку и жалобно мяукал, прося о  помощи.
Мишка крутился вокруг, то и дело, подбегая к ногам человека, чтобы потереться о них.
-Подлизываешься?-  улыбнулся Человек.- Ну, хорош, хорош! Я и так помогу твоему брату.
Отыскав в ближайших кустах крепкую корявую палку, Человек сунул ее в колодец:
-Держись, малыш, крепче!
Тишка несколько раз пытался вцепиться когтями в палку, но обессиленный падал на дно колодца.
Наконец, он собрал все силенки, и четырьмя лапами повис на палке, в ужасе округлив глаза.
Человек вытащил котенка, закрыл плотнее люк все тем же ржавого цвета железом, положил несколько камней по краям, чтобы лист не сдуло ветром.
-Больше не крутитесь тут, малыши! – сказал он улыбаясь.
Котята снова обнюхали друг друга.
-Вот ведь! Животные, вроде, а соображают, что нужно держаться вместе! – подумал Человек, собираясь уходить.
Тишка и Мишка бросились к Человеку: терлись о ноги, ходили вокруг, подлезали под тележку, выражая этим свое доверие двуногому.
-Ишь, они и благодарить умеют!- улыбнулся Человек.- Вы чьи, ребята? – поинтересовался он.
-Мяу-ничьи! – пытался объяснить Тиша.
-Вижу, бродячие вы… Пошли со мной, если не против! – предложил Человек.
Он посадил братьев  в тележку, Тишка и Мишка не стали сопротивляться. Они не спрыгнули с тележки, сели, прижавшись друг к другу,  благодаря за спасение, мяукали, глядя  в глаза Человеку…
Через несколько минут, внуки Человека придумали котяткам клички — Тишка и Мишка.
А через несколько дней, спала жара, и в мир ворвался свежий ветер, неся с собою долгожданные дожди и прохладу…

«Маня»

«Милая моя, ну что ты? Куда же ты? Иди ко мне, я тебе хлебушка дам»,- повторял Ванечка, протягивая ломтик хлеба рыжей корове Мане.
А рогатой было всё равно: хотелось побегать по ромашковому лугу, пощипать траву-мураву у дороги, которую в народе еще называют  спорышем.
Ваня никогда не понимал, что такого вкусного в этой «кудрявой» траве?                     Казалось, Маня царапала морду, когда   с аппетитом поедала траву, растущую, будто прижимаясь к земле, как зеленый ковер. А вокруг столько высокой травы, которую можно  съесть, совсем не причиняя себе боли! Но, видимо, трава-мурава вкуснее, а  Маня  была знатоком в коровьей кулинарии.
«Маня, пошли домой! Там тебя «болтушка» с комбикормом ждет»,- уговаривал Ваня свою корову. А корове ни капельки не хотелось домой. Еще бы!- Широкое поле, обдуваемое тёплым летним ветерком, манило ароматами разнотравья.  Молодая Маня хотела побегать, перед тем как отправиться на ночь в  сарай…
На следующий день пришли пастухи и сказали родителям Ванечки,  что  у Маняши скоро будет потомство, которое продолжит ее коровий род. А через несколько месяцев, к весне,  живот   Мани надулся, стал похожим на барабан. Корова тяжело дышала, смешно ходила. И уж совсем не могла бегать. А на животе то и дело появлялись «бугорки». Это теленочек внутри Мани говорил миру, что он есть, живет и развивается. Так он в животе ворочался и пинался.
Ваня каждый день кормил Маню свежим хлебом, посыпанным солью. Коровы обожают такое лакомство. Животное  благодарно смотрело на своего маленького хозяина. Мальчишка  был уверен, что если бы коровы могли говорить, то его питомица обязательно бы  сказала, как она любит Ваню.

Солнце с каждым днём светило ярче и теплее. Снег почти сошел. Повсюду  бежали ручьи. Талые воды пробились сквозь доски сарая.
Со временем вода поднялась настолько высоко, что Мане пришлось стоять у кормушки  в холодной воде. И только на ночь корова уходила в  ту половину сарая, где папа Вани сделал небольшое возвышение.
А однажды утром Ваня увидел, что его любимица лежит, не вставая. Даже пожевать сена она не встала, родители подложили  корм  к корове. Поили, поднося ведро к самой морде Мани.
Пришел ветеринар. Он сказал, что Маня заболела, от того, что долго стояла в ледяной воде. Теперь  ноги коровы совсем ослабли, и она больше не встанет.
«А как же телёночек внутри?»- заплакал Ваня.
Тогда ветеринар ответил, что будет каждый день приходить к Мане, ставить ей «капельницы».  Родителям Вани посоветовал срочно застраховать корову, потому что она все равно скоро умрет…
Ваня не поверил словам ветеринара. Он точно знал, что любимая коровка обязательно поправится.
Дважды в день ветеринар приходил к Мане. Втыкал иглу в вену на шее коровы, а папа держал бутылку с лекарством. Долго приходилось держать. Лекарство в Маня вливали по две-три бутылки.
Ваня не отходил от любимицы, гладил ее по морде, шептал ласковые слова, говорил, как её любит…

Прошёл месяц. У коровы появились пролежни. Так называют болячки, которые появляются от того, что долго сдавливаются мышцы  и кожа.
Ване казалось, что корова плачет: из глаз ее текли слёзы. Ветеринар принёс какую-то мазь с резким запахом. Ваня вместе с отцом каждый день смазывал корове болячки. Раны не заживали. Каждый день родители с ветеринаром переворачивали  исхудалую, но потяжелевшую от подросшего теленочка внутри,  корову с боку на бок. Ваня сам менял солому под рыжей любимицей, убирал грязную и мокрую, стелил  свежую. Маня вытягивала морду и нюхала руки своего друга, а Ваня гладил ее по длинному носу. В такие минуты Ваня был уверен, что корова обязательно поправится, и они снова выйдут на цветущий луг, снова будут играть в догонялки: Маня будет убегать всё  дальше и дальше в поле, а Ваня будет уговаривать её вернуться домой и бежать за ней…

Однажды Ваня увидел, что корова странно себя ведет: дышит часто, пыхтит, и как-то особенно, напрягаясь, вытягивает шею.
Папа сказал, что нужно звать ветеринара, чтобы он помог Мане  отелиться.
Корова была настолько обессилена, что взрослым пришлось вытянуть теленка из коровы.
Когда маленькая копия Мани появилась на свет, корова попыталась встать. Но слабенькие ноги подкосились, и Маня рухнула на пол. А теленок искал вымя. Ваня попытался подтолкнуть Рыжуху,( так он сразу же назвал тёлочку), к вымени матери. Но телята по природе своей должны голову кверху поднимать, когда сосут мамок, а не наклоняться вниз. Поэтому, Рыжуха никак не могла понять, что от нее хотят.
Папа принес теплое молоко в ведре. Толкая за голову теленка в месте, где в будущем будут рога, засунули морду теленка в ведро. Сначала Рыжуха фыркала и пускала пузыри в молоке. Но быстро поняла, что в ведре — вкусное молоко. И научилась пить молоко из ведра.
А Маня жалобно мычала. Снова и снова она пыталась подняться, чтобы приласкать своё дитя: вылизать его.
Ваня еле сдерживал слёзы: тяжело было видеть, как  Маня, ставшая мамой симпатичному теленку, не могла даже встать на ноги.
Ветеринар сказал, что больше не будет приходить к Мане, потому что взрослые  страховку уже оформили, телёнок появился на свет, и лекарств  в Маню уже влито много.
«Пожалуйста! Пожалуйста, не бросайте Маню! Вылечите её!»- закричал, плача, Ваня.
Ветеринар пожал плечами и ушёл.
С тех пор он не появлялся.
Корова Маня все больше и больше худела. Она стала отказываться от лакомства — хлеба с солью, а потом совсем перестала есть. Даже пить не могла много.

Ранним утром Ваня проснулся от рева мотора неизвестной грузовой машины за воротами. На дверце машины было написано: мясо-костный комбинат.
Быстро одевшись, он выбежал на улицу. Над кузовом машины  была установлена лебедка — механизм, в котором  на барабан  медленно натягивался металлический трос.
Трос тащил за рога  Маню,  в огромных глазах  которой застыло небо.

А в сарае скакала и прыгала молодая Рыжуха…

Остальные произведения автора можно скачать по ссылкам:

“Сюжет фантастической повести”

“Ваня и экология”

“Майский жук”

Comments are closed.