Маруга Валерий, «Кот Барсик», номинация «Животные в городе»

Галине Фукиной не везло с самого утра. Во-первых, проспала, проснулась на час позже от своего обычного распорядка, во-вторых, не успела позавтракать, подкрутить плойкой локоны, подкрасить ресницы и накормить любимого  кота.
Недовольная жизнью и собой, тщетно пыталась взять штурмом двери очередного троллейбуса. Только третья попытка оказалась удачной и то не сов¬сем. На нее налег крепкий молодой человек да так мощно, что у Галины Пав¬ловны получился длинный выдох при невозможности вдоха.
К тому же, этот суетной здоровяк начал подымать свой портфель, очевидно с целью сохранности его содержания, выше головы вместе с плащом Фукиной. И когда она почувствовала свою юбку на своей шее, не выдержала и, хватая ртом спертый воздух, завопила:
— Вы что себе позволяете в общественном транспорте ?!…
На работу, естественно, опоздала, и хуже того, забыла ключи от сейфа. А работала Галина Павловна кассиром.
Через весьма короткое время, проклиная все на свете, чертыхаясь  и пыхтя, она вернулась к месту своего жительства, поднялась на седьмой этаж, убеждаясь в законе подлости, отключающем лифт в самый неподходящий момент, зашла в квартиру и… завизжала, как тормоза старого автомобиля. С вешалки прямо ей на плечи выпрыгнул кот Барсик и злобно зашипел в ухо. Такого с ним раньше ни¬когда не бывало. Ее любимчик — годовалый, крупный, короткошерстный сиамский кот иногда  возмущался своим холостым содержанием, ограниченным ко¬мму¬наль¬ной квартирой, и даже буйствовал. В отсутствие хозяйки выражал свой протест обычным способом: рвал гардины, царапал диван и кресла, стягивал со стола скатерть, грыз подушки, застилая комнату перьями и пухом,  но никогда не прыгал с вешалки на голову. Это испугало и ужасно возмутило Галину Павловну.
— Ах ты, вшивый самец! — закричала она, схватила кота за загривок, с трудом оторвала от своих волос и швырнула за дверь на балкон, служивший одновременно и кошачьим карцером.
Но на этом ее неприятности не закончились, скорее наоборот, достигли кульминационного момента, поскольку Барсик заорал человеческим голосом…
* * *
Опытный квартирный вор Дима Ловицкий, досконально изучив семейное положение и образ жизни Фукиной, проследив ее убытие на работу, принялся за дело. Искусно открыл и защелкнул за собой двери ее квартиры, вынул из-за пазухи вместительную сумку фирмы «Адидас» и занялся своей обычной работой — поисками денег, золота, антиквариата и прочего воровского заработка.
Уже порядком загрузился, начиная от хрусталя и заканчивая новеньким утюгом и переносным телевизором, как услышал скрип открывающейся двери. Прятаться было некогда и некуда, поэтому Дима выскочил на балкон, присел на корточки и замер. Вдруг на его голову прилетел кот. Передними лапами вцепился в волосы, а выпущенными когтями задних резанул по лицу, разодрал до крови бровь, щеку и зацепил глаз. Ни нападать ни обороняться Ловицкий уже не мог…
* * *
Галина Фукина получила искреннюю благодарность от начальника райотдела милиции за помощь в поимке опасного преступника, за которым тянулся длинный шлейф, более двадцати квартирных краж и ограблений. Подполковник Мусиенко даже пообещал ей ценный подарок, но так и не вручил. Сетовал, что деньги на материальное поощрение почти не выделяются. Правда, приказал участковому занести Галине Павловне баночку «Вискаса». Для Барсика, разумеется.

Comments are closed.