Сичак Елена, произведения, разные номинации

ПОДАРОК  ПОД  ЕЛКОЙ

Сидел уныло пес бездомный
С тоской смотря людям в глаза,
От поводка он был свободный,
Но взгляд заволокла слеза.

Сидел он под огромной елкой,
На площади среди огней,
Всю спину, исколов иголкой
Он, как подарок был под ней.

Такой худой и не опрятный,
В ушах репейник злой висел,
А ведь когда-то он был статный
И каждый приласкать хотел.

На поводке щенком водили.
Звали, но как? Уже забыл.
На елку посмотреть ходили
И тут хозяин отпустил.

Он радовался той свободе,
Моргала с елочки звезда,
Не зная, что уже не в моде
В дом не вернется никогда.

Бросили или потеряли,
Хозяина пес долго ждал,
Невесело огни моргали
Домой его никто не звал.

Один сидел он здесь под елкой,
Виляя тем, кто угощал
И вновь прощал душою тонкой,
Тем, кто вернуться обещал.

Никто за ним так не вернулся
Он одиноко засыпал,
Во сне пес дома вновь проснулся,
Где раньше даже не бывал.

Ласковые руки разбудили,-
«Замерз бедняга ты совсем.
Вчера мы мимо проходили
Понравился, браток, ты всем!»

Его прижали, обогрели,
Репейник, вытянув с ушей,
Душу бродяжью покорили
Не замечая его вшей.

Попал он в дом, что ему снился
Дремал и  слушал голоса,
Он словно в сказке очутился,
Еще не веря в чудеса.


КАК Я БЫЛ ЖУКОМ

На каникулах я всегда любил ловить жуков — это было увлекательным занятием. Сначала жука нужно было найти. Я долго ходил по окрестностям деревни пока не замечал под ногами движение жука и после нескольких минут наблюдений осторожно накрывал его сверху коробочкой от спичек, а потом осторожно ее переворачивал и закрывал.  Там они засыхали и пополняли мою коллекцию высушенных жуков. Я никогда не задумывался над тем, как это быть жуком пока со мной не случилась эта история.
В начале лета в деревне стояла жаркая, удушающая погода.  Возвращаясь с реки, домой, мой путь, проходил возле навозной кучи, и мой взгляд задержался на каком-то движении. Подойдя ближе,  увидел жука — скарабея. Я много читал про этого жука и мечтал пополнить ним свою коллекцию. Мои руки стали влажными от волнения, нащупав в кармане спичечный коробок, который всегда носил на всякий случай и этот случай наступил, приготовился к охоте.
Жук катил навозный шар, когда я наклонился и накрыл его коробочкой. Он у меня! Мне так не терпелось его рассмотреть, что я приоткрыл спичечный коробок и через небольшую щель взглянул на жука. Первое и последнее, что я запомнил в тот миг это смотрящие на меня глаза жука.
Когда я очнулся, не мог понять, где нахожусь. Почему-то все вокруг казалось очень большим, даже гигантским, а я словно в тысячу раз стал меньше. Я подумал, что это из-за того, что я лежу на земле и решил встать, но ничего не получилось. Я взглянул на свои руки, но их не было, вместо них были лапки, какие я тысячу раз видел у своих коллекционных жуков, я посмотрел на ноги и меня пронзило холодным потом.  Каким-то образом я стал жуком, но как это произошло? Паника охватила меня и я начал шевелить всеми новоприобретенными лапками, чтобы встать со спины на ноги, но ничего не получалось и тут я вспомнил про скарабея. Мой взгляд начал искать спичечный корорбок и наконец-то кружась на спине по кругу, я его увидел, и он был пуст. Скарабея там не было. Ужас случившегося меня пронзил, словно молния. Ворочаясь из стороны в сторону, вновь и вновь пытался перевернуться на лапы. Перед глазами пробежали картины моих наблюдений за жуками.  В ушах звенел тот злорадный смех, который я же издавал тогда, когда несчастные жуки вот так же неудачно барахтались на спине, а я безжалостно смеясь, засовывал их в коробок. Теперь мне было не смешно, мне хотелось плакать и просить о помощи, но я не мог…. Я устал от многочисленных попыток перевернуться на ноги и тут услышал устрашающий шум от шагов приближающегося человека. Так вот как жуки слышат наше приближение,- подумал я. И, вспомнив, что теперь жук, а не человек, осознал, какая угроза моей жизни надвигается.  От беспомощности я принял единственное решение в данной ситуации и замер, притворившись мертвым, мне помнится, так часто делали многие жуки, которых я ловил.
Шаги остановились возле меня, и я вздохнул с облегчением, — слава богу, меня не затоптали, но вспомнив себя и рядом валяющийся коробок от спичек, решил, что мне уготовлена судьба всех тех жуков, которые живьем были засушены мной.
— Бедненький, ты не можешь перевернуться,- я услышал знакомый голосок Вари, которая часто осуждала мои увлечения жуками. – Становись на лапки и беги скорее домой. Где-то здесь ходит Максимка если он тебя увидит, то мигом запрет в коробочку и засушит. Она меня перевернула, погладила по спине и, когда я немного отполз пошла дальше.
Я стоял на четвереньках и ощущал запахи земли, травы и перегноя, но что меня удивило это то, что запах последнего меня манил и притягивал. Я осмотрелся по сторонам, пошевелил своими усами, это мне даже понравилось, потом решил попробовать пройтись и так увлекся, что врезался в жука, от удара закружилась голова, что я  не смог его разглядеть.
— Ты, что ослеп, не видишь, я здесь ем,- грозно закричал он и недовольно ворча, пополз от меня в кусты.
Когда мое зрение восстановилось и все перестало кружиться, я увидел свой недавно брошенный пирог, что мне испекла бабушка и дала в дорогу, когда я шел на речку. Он то и был обедом для моего нового знакомого.
Почувствовав голод, я все же решил не задерживаться возле пирога, а догнать скрывшегося жука.
— Простите! А можно я с вами пойду? – догнав жука, спросил я.
— Нет!
— Но почему? Мне так интересно.
— Где ты видел, чтоб жуки парами ходили? Иди своей дорогой, — грозно посмотрев на меня, сказал жук. Его название кружилось у меня в голове, но я не мог вспомнить.
— А вы куда сейчас.
— Куда? Куда? – передразнил он меня. На Кудыкину гору. Сам еще не знаю куда,  — он резко повернул назад и снова вернулся к моему пирогу.
— А, где вы живете? – спросил я, чтоб продолжить разговор.
— Так я тебе и сказал, — хмыкнул жук и приступил к пирогу, искоса поглядывая на меня.
Рядом я заметил небольшую дырку в земле и решил разведать обстановку. Лесть было не очень удобно. Я постоянно цеплялся за корни растений и моя боязнь замкнутого пространства все сильнее начала о себе напоминать. Но любопытство влекло меня вперед. Я наконец-то достиг конца пещеры. Привыкнув к темноте начал осмотр….
В норке было пусто. Кое-где валялась сухая трава и пол везде был покрыт какой-то липкой слизью. Не найдя ничего интересного я вылез наверх. Моего знакомого жука уже не было.
Утолив чувство голода, я решил осмыслить ситуацию, в которую я попал. Я маленький мальчик и вдруг стал жуком. Что же делать? Единственной мыслью в моей голове – было искать скарабея. Я вернулся к навозной куче, но не нашел там никого.
Куда теперь идти? Тут мое обаяние дало сигнал sos. Я повернулся и увидел лохматого щенка, который заинтересовался мной. Я решил бежать. Но не тут, то было, хоть я бежал из всех своих сил, щенок мигом меня догнал, схватил зубами и подкинул. Слава богу, я упал на бок, а не на спину, поэтому легко стал на лапы. Я притаился и стал наблюдать за щенком, а он за мной.  Сам тем временем думал, не прикусил ли меня щенок. Но все конечности были при мне, голова была цела и у меня ничего не болело.
– Хорошо еще отделался, —  подумал я.
Щенок тем временем  с интересом наблюдал за жуком, но видя, что тот сидит, как неживой и не желает с ним играть решил найти себе занятие поинтересней и убежал в неизвестном направлении.
Я вздохнул с облегчением, решив куда-то спрятаться подальше от всех и отдохнуть от всего того, что со мной произошло. Вдруг проснувшись, я снова буду мальчиком наслаждающимся отдыхом в деревне.
Не успел я проползти метр, как услышал.
— Гляди, какой жук! Максим увидит, лопнет от зависти!
Гришка схватил мой спичечный коробок и  не панькаясь со мной  силой затолкал меня в него. Мне захотелось протестовать, сказать ему о своих правах на свободу. Но вспомнив себя, понял, все бесполезно, я попал в собственную ловушку.
В коробке было очень темно и тесно, невозможно было пошевелиться, мои лапки начали отекать. Воздух проходил в маленькую щель, но его было недостаточно, я начал задыхаться…
Гришка нес коробок в руках и, помня, как он ними размахивает, я не удивился тому, что меня бросало из стороны в сторону.  От ударов в стенки спичечного коробка, я периодично терял сознание. Когда очнулся, понял, что качка прошла, и коробочка со мной стоит недвижима. Однако радость была недолговечна так, как температура внутри все увеличивалась, что дало мне основание предполагать — меня оставили на самом солнцепеке,  я начал ощущать убийственную силу солнечных лучей. Раскаленный воздух, невозможность движений открыли мне глаза на последствия того, что я совершал когда-то с жуками и уже погружаясь в темноту, подумал, что больше никогда не буду ловить жуков.
— Максим вставай,- я услышал голос бабушки и ощутил что-то прохладное на голове.
— Кто я?
— Кто-кто. Мой внук.
— Правда. А почему я лежу?
— Солнечный удар у тебя. Говорила, надень панамку на голову.
— Бабушка, я так рад тебя видеть. Ты не представляешь, что со мной произошло.
— Почему не представляю, хорошо представляю. Родители как узнают, то больше тебя ко мне не отпустят.
— Отпустят. Мы им ничего не расскажем, — сказал я поднимаясь.
На четвереньках прополз до коробка, открыл его и увидел смотрящего на меня скарабея.
— Прошу Вас простить меня, — сказал я ему и выпустил его в навозную кучу, — я больше не буду. Вы свободны.
Жук, прищурившись, еще долго смотрел на меня, словно не веря моим словам, но потом развернулся и уполз куда-то, но мне было не интересно, куда и зачем с меня было достаточно проведенного времени в шкуре жука.
— Бабушка, а как ты меня нашла?
— Варенька прибежала вся в слезах и рассказала мне, что с тобой произошло.
— А, где она?
— Ее мама позвала домой.
— Варенька, — подумал я и в душе потеплело.
С тех пор мы с Варенькой неразлучны. А жуки стали для меня только объектами наблюдений. Коллекции больше нет. Лишь одна статуэтка скарабея стоит у меня на столе. Она напоминает мне о том, что нужно уважать свободу и жизнь других людей и животных и полезно иногда становиться на их место, чтобы понять, как это жить в их шкуре.

Comments are closed.