Archive for Декабрь 29th, 2015

Бурлак Ксения, «Маленький кот», номинация «Милосердие»

Вторник, Декабрь 29th, 2015

Небольшой, худощавый и юркий,
настороженный маленький кот.
Но, вы знаете, в этой фигурке
благодарное сердце живет.
Он на улице жил и питался,
тяжело быть совсем одному.
Он, согревшись, мурлыкать пытался,
хоть дышать было трудно ему.
Заблестела отмытая шерстка,
Встал потрепанный хвостик трубой.
Он играл с нашим старым наперстком.
Он был рад: «Я в тепле. Я – живой…».
Нам спасибо сказал не словами,
а оттаявшим взглядом своим.
И такие живут рядом с вами.
Помогайте, чем можете, им.

Комиссарчук Борис, «Новогодняя притча», номинация «Рассказы о животных»

Вторник, Декабрь 29th, 2015

Новогодняя притча.

Спал кот на лестнице, привалившись спиной к тёплой батарее отопления. Разбудил его собачий лай, вернее, визг:
— Рыжая образина! Пошёл вон отсюда! Укушу! – надрывалась плюгавая болонка. Рыжик разом вскочил, изготовясь к бою. Болонка попятилась, поджав хвост, но заголосила уж совсем невообразимо. Приоткрылась дверь одной из квартир, высунулась тётка в халате и принялась орать:
— Ты что здесь делаешь? Заразу разносишь? Порядочным животным не выйти!
Рыжик спустился, — дверь парадного была открыта, наверху вопили болонка с хозяйкой. «Тепло было, и сон какой-то хороший снился!» — с сожалением подумал кот и сделал оттяжки передних и задних лап, занемевших на каменном полу.
Рассветало. Заиндевевшие деревья постанывали от мороза. Скрипя снегом прошёл человек. Прогрохотал за домами трамвай. «Может, кто-нибудь из сереньких ещё замешкался?» — подумал Рыжик и потрусил к помойке, где по ночам кормились мыши и крысы. Но там было пусто, даже склочные голуби куда-то подевались. Вдруг он заметил воробья, опускавшегося на крышку мусорного бака. Рыжик застыл, ожидая, но воробей его заметил и взвился в небо. Пришлось податься к молочной бочке, которую привозили по утрам.
— А, рыжий! – улыбнулась молочница. – Я уж думала, ты пропал!
«В хорошем настроении», — обрадовался Рыжик и независимо устроился рядом, на оттаявшем люке.
— Худой-то какой! – изумилась старуха в платке, стоящая в очереди. – Чай, не лето – прокормиться-то не просто!
— Сколько их, брошенных, сейчас! – откликнулась дама в шубе.
— Зверьё, а жалко! — пробасил мужик, дымя сигаретой.
— И не говорите! – дама в шубе стала вспоминать какого-то кота, упавшего с крыши. «Лучше бы угостили, чем языками молоть», — подумал Рыжик и, сглотнув слюну, вспомнил большую тёплую сосиску, которую вчера ему бросили из окна.
— Дик, назад! – раздалась команда, но большой овчар, не слушая, направлялся прямо к коту. Рыжик предостерегающе поднял лапу. Очередь заволновалась.
— Ох, разорвёт сердешного! – запричитала старуха.
— Заберите собаку! – закричала дама.
— Беги, рыжий, пока цел! – посоветовал мужик.
Пёс гаркнул несколько раз и стал обходить Рыжика, который не мигая смотрел в глаза псу. Люди замерли в ожидании, но никто из них не понял разговора животных.
— Убирайся, рыжее отродье! – оскалился пёс.
— Только сунься! – ответил кот, подняв выше лапу.
— Ненавижу, бр-р-р! – у пса выступила даже пена.
— Подбери слюни, страшило!
— В клочья разорву! – надрывался пёс.
— А это видел? – и кот растопырил пятерню острых кривых когтей. Пёс оглянулся на хозяина. Тот подошёл и взял пса за ошейник.
— В следующий раз тебе не поздоровится! – пообещал пёс, упираясь.
Не ответив, Рыжик подумал: «Ну и собачье утро сегодня выдалось!» Молочница плеснула в плошку молока, он муркнул ей «спасибо» и быстро вылакал, изредка поглядывая на пса. Затем решил присмотреть подвал для будущей ночёвки. Он обошёл ближние дома, но все подвальные окна, на удивление, были забиты.
— Здр-равствуй! – услышал он голос сверху. Рыжик поднял голову и увидел симпатичную серую кошку, сидевшую на оконном цветочном ящике.
— Здравствуй! – учтиво ответил Рыжик. Вежливость и деликатность присущи всем кошкам, — так учила когда-то мама.
— Ты разве здесь живёшь? – спросила кошка.
— Нет…. Подвалы почему-то все закрыли.
— Тер-рор! – воскликнула кошка. – Злые люди подкладывают бомбы под дома и устраивают ужасные взр-рывы, — «телик» рассказывал.
— М-м, — протянул Рыжик. «Телика» он не знал, а вот злых людей повидал. Это они поймали его маму, посадили в машину и увезли. С тех пор он остался один, хотя не отказался бы жить в тёплом доме, спать на мягком диване, есть рыбу, мясо и разные вкусности, как жила его мама, пока не убежала за отцом Рыжика. К нему на улице часто подходили дети, ласково разговаривали и гладили, но домой почему-то не приглашали. Вот и сейчас двое мальчиков остановились неподалёку, потом направились к коту.
— Пожалуй, этот нам подойдёт, — сказал один из них.
— Угу. Смотри, какие у него ноги длинные, — значит, бегает быстро, — мальчик наклонился, погладил кота. Рыжик замурлыкал, потёрся о ноги мальчика, думая, что его мечта о хорошем доме может сбыться на этот раз. – Какой котик славный, ласковый!
— Спички взял? – спросил первый, доставая шнур и бенгальские свечи.
— Угу, — буркнул второй и сильно прижал кота к земле. Рыжик пытался вырваться, но ни когтями, ни зубами не мог достать рук мальчишки. И тогда он издал отчаянный  и жалобно-беспомощный «мяв».
— Держи крепче! – Привязывай! – Поджигай! – Сейчас! – переговаривались мальчишки. Вдруг они услышали лай, оглянулись – на них неслась большая собака.
— Блондинка! – крикнул один. — Мы на неё консервные банки вешали!
Другой не успел ответить, — собака прыгнула на него и повалила в снег. Рыжик вырвался, волоча за собой шнур с бенгальскими свечами. Сзади кричали мальчишки, яростно лаяла собака, а кот всё бежал и бежал, пока не уткнулся в какую-то стену. Погони не было, и Рыжик, отдышавшись, с трудом освободился от шнура. За стеной слышалось урчание моторов, разговоры людей… Мороз крепчал. Кот подложил под себя хвост, подвернул лапы, распушился и задумался. Вскоре он услышал чьё-то частое дыхание. Рыжик насторожился. К нему подходила та собака, которая спасла его от мальчишек.
— Не бойся! Меня зовут Динка-блондинка, — сказала собака. – Ты очень похож на кошку, с которой я росла, пока меня не завезли сюда. Тебя как звать?
— Рыжик, — ответил кот, недоверчиво глядя на неё.
— С пацанами у меня старые счёты, — пояснила Динка. – Теперь надолго запомнят!
— А я-то подумал, домой к себе возьмут, — вздохнул Рыжик.
— Эти возьмут! Чтобы поиздеваться! – сурово заметила Динка, потом добавила, — пойдём лучше со мной. Я в гараже помогаю охране. Подкармливают. Иногда водители бутербродами угощают. Не сытно, но перезимовать можно. Пойдём! И мне веселей, и тебе место найдётся в моём закутке. Не замёрзнешь!
В закуток Динка пролезла ползком, там был дощатый пол, крыша и стены! Динка улеглась на бок, вытянув лапы. Рыжик сначала несмело, а потом теснее прижался к её тёплому животу.
— Почему люди такие подлые? – спросил он, уже засыпая.
— Всякие встречаются, — философски заметила собака. – Спи!
Приснилась Рыжику мама, которая вылизывала его, приговаривая: «Расти, солнышко моё ясное! Расти, золотко моё дорогое!»

На следующее утро людей в гараже не было видно. От ближайших домов слышалась музыка, взлетали ракеты, рассыпались фейерверки – канун Нового Года!
— Гуляют, а нам три дня придётся животы поджать, — сказала Динка. – Ты куда?…
— Сейчас приду, — ответил Рыжик и исчез за углом. Отсутствовал он долго. Динка уже хотела искать, но тут кот появился: шёл он не спеша, даже как-то торжественно – хвост держал «трубой», голова гордо поднята. А в зубах – мышь! Динка встала и приветственно замахала хвостом. Кот подошёл, положил перед ней мышь и сказал:
— С Новым Годом, сударыня! Не угодно ли принять мой скромный дар?!

Мерчина Анастасия, стихи, номинация «Милосердие»

Вторник, Декабрь 29th, 2015

Пёс – дворняжка.

По улице шёл пёс – дворняжка бедный,
От мокрой лапы оставался след.
Несчастные глаза и носик бледный.
Он убегал от надоевших бед.
Его вокруг совсем не замечают.
Заметят только чтоб ногой толкнуть.
Порой его и палкой избивают, —
Он убегает. Он успел свернуть.
Глаза его наполнены слезами,
Но в шерсти мягкой спрячутся они.
Пёс думает бессонными ночами:
«Ну,почему жестоки мои дни?
Меня уже никто домой не впустит
И не погладит ласковой рукой
В душе моей навечно камень грусти
А над глазами иней голубой».
И вот сидел он около дороги.
Развесил уши – слышит вдруг шаги.
Перед собой нежданно видит ноги,
Обутые в большие сапоги.
В смертельном страхе пёс к земле прижался,
Закрыл глаза, подумал что побьют.
Потом лишь оказалось – ошибался,
Когда тот человек нагнулся к псу.
«Что делаешь ты тут? Такой красивый!
Забрать домой тебя я буду рад»
Погладил пса, встряхнул его от пыли,
И счастлив был, как будто нашёл клад.
Он взял его на руки, улыбнулся.
От жизни страшной пса он защитил.
Подумал человек, что дождь начнётся,
А это пёс от счастья слёзы лил.
Ты не изменишь к лучшему наш век,
Спасая жизнь одной такой дворняжки.
Но ты же доброй воли человек,-
Изменишь мир для найденной бедняжки.
(далее…)

Козлова Мария, «Басня о жестокости, номинация «Проблемы зоозащиты в России»

Вторник, Декабрь 29th, 2015

Маленький котёнок
В уголке сидел,
Жалобно мяукал,
Песенку всё пел.

Рыженькая шёрстка,
Мокренький носок,
Остренькие ушки,
Хвостик чуть промок.

Дождик за окошком
Грустно всё стучал,
Котик понемножку
Всё же задремал.

Рыженькому снилась
Синяя вода,
Брызги по причалу,
Руки как волна.

Мальчики худые
Ходят по воде,
Лица их сухие
Видит он во сне.

Слышит крик безумный,
-Кто же там кричит?
-Рыженькая кошка!
(Сын её дрожит!)

Руки двух мальчишек
Кошку загребли,
В воду окунули,
Волны вдруг пошли.

Тут котёнок вздрогнул,
Жалобно завыл,
И во сне когтями
По воде забил.

Кошечка кричала,
Билась, как могла,
Только не сумела,
Там же умерла…

И котёнок тихо
Лёжа хвост поджал,
Слёзы покатились,
Глухо застонал.

Маму-кошку люди
Смерти отвели,
Сиротой котёнка
Навек обрекли.

Дождик за окошком
Грустно всё стучал,
А котёнок тихо
Слёзы всё ронял…

Фролова Дарья, «Котёнок», номинация «Животные в городе»

Вторник, Декабрь 29th, 2015

Маленький котенок затаился в углу,
Лежит и дрожит на бетонном полу.
В сыром подъезде, на осколках стекла
Бежит багрянцем жизнь малыша.

Жестокие дети играли с котенком
Весь день был привязан невольный веревкой,
Его не кормили и пить не давали,
В тесной коробке беднягу держали.
Однажды ребенка случайно обидел,
А взрослый мальчишка это увидел,
За то что себя защищая кусался
Едва ли живой котенок остался.
Детки смеялись, им всем было весело,
И взрослым на это сказать было нечего.
А люди, похоже, закон сей забыли:
»За тех мы в ответе кого приручили»