Куфина Марина, «Про собаку-водолаза», номинация «Мои питомцы»

На свой  день рождения, в пять лет,  я попросила  родителей подарить мне собаку. И, как и следовало ожидать, услышала от них отказ. В трехкомнатной хрущевке  жили родители со мною, бабушка с  дедушкой, и папины молодые брат и сестра. Только собаки там еще не хватало!

Но мой дедушка, который ни в чем не мог мне отказать, вскоре принес в дом беленький кудрявый комочек, болонку по имени Жулька. Видя, как счастлив ребенок, дед радостно улыбался, не слушая причитаний  бабушки и упреков моих родителей. Велико было мое счастье, но длилось оно недолго – щенок был уже болен чумкой, и вскоре умер. Мне, безутешно плачущей, папа объяснил, что теперь в квартиру нельзя приносить другого щенка, потому что он заболеет тоже…

Через год мы с родителями переехали в отдельное жилье, и мама с папой с головой окунулись в ремонт, я же по-прежнему проводила много времени у бабушки с дедушкой. Наверное, я постоянно плакалась на свою несчастную судьбу, что вот, все подружки – с собаками, а я одна без нее! И дед опять принес откуда-то щеночка — маленького, но живого, как ртуть, терьерчика. Когда дед привел меня к родителям с щенком на руках, моя мама впала в ступор, но не успела ничего сказать — папа опередил ее.

— Это что за зверя  вы принесли? —  он забрал щенка у меня из рук и покрутил его в разные стороны.

— Дочка, смотри, это же Жаконя! – воскликнул он, указав на окрас собаки.

Щенок был весь коричнево-черный, а место вокруг хвоста почему-то намного светлее, и казалось, что оно голое, как у макаки. А поскольку в это время моей  любимой книжкой была сказка о приключениях игрушечной обезьянки Жакони, то я сразу же согласилась с папой, и щенок был назван Жаконей!

Конечно, Жаконя выразил недовольство осмотром, звонко залаяв, и стал так выкручиваться, что папа его быстро опустил на пол. Терьерчик тут же начал бегать по квартире.

Жаконя, как и подобает его породе, ни минуты не сидел спокойно, а носился, как угорелый.  Гулял с ним в основном папа, иногда он брал с собой и меня, и  я с радостью бегала со щенком на поводке. Но как-то раз Жаконя сорвался и умчался от нас. Время было позднее, уже стемнело, и хотя мы с папой прошли весь жилмассив,  окликая Жаконю по имени, но так его и не нашли – ни в тот день, ни в последующие…

Опять было много слез, и родители строго-настрого запретили мне просить у деда собаку, уверенные, что тот не преминет снова принести мне  щенка. Тем более, мама была «в положении», и лишние хлопоты ей были совсем ни к чему.

Потом родилась моя сестра Люда, а я пошла в школу, в тот же год меня записали и в «музыкалку».  Круговорот событий, дела дома и занятия в двух школах  захватили меня так, что у меня оставалось время только для общения с домашними питомцами моих подруг, иногда выделяющих мне собак для прогулки.

Когда мне исполнилось 11 лет, на день рождения мне подарили книжку о породах и о воспитании собак — «Друг, воспитанный тобой», и снова вспыхнуло во мне желание заиметь мохнатого друга! Часами мы с сестрой просматривали эту книжку, спорили, какая из пород красивее, и мечтали, что когда-нибудь у нас все-таки будет собака! Особенно мне нравилась фотография с красавцем ньюфаундлендом  — огромный, добродушный гигант, он меня просто очаровал.  Мы называли его по-простому, «водолаз» , и вслух рассуждали, как здорово было бы  заполучить такое счастье…

Как-то родители отвели сестренку к бабушке с дедом, а я пришла позже, после занятий в музыкальной школе.

— Смотри, что нам подарил деда! – кинулась ко мне возбужденная Люся.

На руках ее сидел маленький черный щеночек, с глазками-бусинками.

— Это водолаз! – радостно сообщила мне она.

Дед сидел за столом, довольный, а бабушка, наверное, в который раз, ругала его за то, что он взял неизвестного щенка с улицы.

— А где ты его взял, деда? – полюбопытствовала я, бросив сумку с нотами на кресло и присев на пол рядом с сестрой, не выпускавшей «водолаза» из рук.

Люда ответила мне за деда.

— Мы стояли на балконе, и увидели, что идут девочки со щеночком на руках. Дед позвал их с балкона и спросил, какая это порода, они сказали, водолаз! Деда сказал, что даст им двадцать копеек на мороженое, если они отдадут нам щеночка, они согласились, и мы его забрали!

Вот так появился в нашей семье Дикуша, Дик.  Хотя порода щеночка была названа, мы все же сомневались, что это действительно ньюфаундленд, и на всякий случай дали ему имя, которое подошло бы и для небольшой собачки. И действительно, Дикуша оказался похож на породистого гиганта только окрасом и добродушным характером, а вырос не больше болонки. Вот такой «водолаз»!

Сначала я с ним много возилась, но со временем Дик стал преимущественно Людиной собакой.  Сестра  ходила с ним в кружок Юных собаководов на курсы дрессировки. Дикуша очень уморительно все выполнял за лакомый кусочек, но стоило его привести на площадку для выступлений, как он шалел от обилия «прекрасных дам» и начинал гоняться за теми, что покрупнее, начисто отказываясь выполнять команды хозяйки! Пришлось моей сестренке оставить честолюбивые мечты об участии  в выставках и завоевании призов (были тогда такие выставки для беспородных собак), и все свои навыки Дикуша использовал теперь только для того, чтобы порадовать нас!

Маленький, лопоухий и неунывающий,  всматриваясь  издалека и убедившись, что это «свои», он несся,  сломя голову и взвизгивая от радости, навстречу  каждому из нас! Любопытный и неосторожный, он периодически попадал в разные передряги, но  только однажды  он сильно испугался, когда на нас с папой, вышедших на улицу с собакой на поводке, бросилась огромная овчарка без привязи.

Мгновенно среагировав, папа выхватил из кармана «пугач» ( это были 90-е годы) и раздался резкий хлопок. Обе собаки от испуга буквально разлетелись в разные стороны. Овчарка забилась под лавку, Дикуша прижался к земле и дрожал мелкой дрожью, а я от перенесенного страха потеряла выдержку и  криком кричала на хозяйку овчарки,  нехотя вставшую с лавки.  Прогулка в тот день не удалась, мы вернулись домой. С тех пор та овчарка обходила нас стороной, а Дикуша еще долго дрожал всем телом от громких звуков.

Когда я вышла замуж и уехала в другой город, родители забрали к себе жить дедушку, маминого отца, и вместе с ним в доме появился Митя, вальяжный огромный кот, сохранивший повадки уличного беспризорника. Сначала они немного конфликтовали с Дикушей, но потом разделили территорию – Митя забрал себе «вершки», то есть жил в основном наверху, а Дикушу вполне устраивали «корешки», то есть пол и диваны. Позже они даже извлекали пользу от взаимного проживания – Митя скидывал со стола продукты, если мама забывала их убрать, прыгал вниз, и они с Дикушей моментально все проглатывали. Также изобретательный  и ловкий кот открывал холодильник и воровал оттуда колбасу, сбрасывая ее на пол, пока папа не сделал на двери холодильника специальный крючок. И хоть за воровство ему сильно попадало, предприимчивый Митя изобретал новые способы  разнообразить их с Дикушей рацион!

Дикуша прожил в нашей семье пятнадцать лет,  оба моих ребенка успели с ним повозиться, хотя, состарившись, он стал более раздражительным и детские шалости долго не терпел – огрызался и прятался под  диван.

Дик тихо умер в комнате, папа похоронил его за нашим домом, и как – будто огромная часть нашего с сестрой детства  ушла вместе с ним…

А моя мечта – иметь большую, черную и добродушную собаку, все-таки  исполнилась, не прошло и …дцать лет!

Однажды, поддавшись на уговоры младшей дочери, я отправилась с ней в зоомагазин, «хотя бы посмотреть собачку»  —  там как раз раздавали бесплатно щеночков дворняжки.

К нашему приходу осталось два щенка – Ваня и Даня. За Даней, коричневой с пятнышками, очень бойкой, скоро должны были прийти новые хозяева. Она легко шла на руки, умильно гавкала. А Ваня, самый робкий, забился под стул и, казалось, боялся даже дышать. Черненький, с белыми носочками и белым галстучком,  он был такой трогательный, и очень напомнил мне Дикушу.  И я согласилась забрать щеночка к нам.

На мой вопрос, не вырастет ли он большим, продавцы успокоили:

— Не волнуйтесь, мы видели его маму, она очень маленькая!

И мы взяли робкого Ванюшу, сменили ему имя, назвав Джеком, и стали наблюдать, как он растет и растет…

С Джеком получилось, как в известном анекдоте про хомячка, который вырос и оказался медведем!

Через год мы зашли с Джеком в этот зоомагазин, чтобы купить после примерки новый ошейник. Продавцы выбежали нам навстречу:

— Кто это? Ванюша? Не может быть, какой он большой! Красавец! – ахали они.

— Вы же говорили, что у него маленькая мама? – с улыбкой напомнила я старшему продавцу, с которой и обсуждала этот вопрос.

Немного уязвленная, она ответила:

— Да, мама у него действительно маленькая, но папу то мы не видели!

Девушки хотели его приласкать, но Джек залаял на них, по-видимому, вспомнив, что эти руки ставили ему уколы ( прививки от чумки и витамины от рахита). Эти уколы его спасли, но он помнил только испытанные боль и страх, и больше в зоомагазин мы его привести не могли – он ложился на землю и отказывался туда идти.

С тех пор я  ходила туда без собаки. Меня встречали очень приветливо и всегда передавали «Ванюше» какой-нибудь подарочек – маленькую косточку или пакетик корма! Да, замечательные люди работали в нашем зоомагазине «Любимчик»!

А наш «малыш» все рос, и вырос в крупного красавца с явными признаками породы Лабрадор! Он обладает таким же добродушным характером, как настоящие представители этой породы, легко поддается дрессировке, но «себе на уме» и с хитринкой — все же,  дворянские корни дают о себе знать! Он вносит радость в наш дом,  возня с ним часто отвлекает от переживаний в тяжелое время, и я так рада, что нам достался именно он, наш Джек!

И все-таки, как хорошо, что часто наши желания исполняются с некоторой корректировкой!  Честно говоря, я думаю, что если бы папа нашего Джека был не лабрадор, а «водолаз», я бы не вынесла столько «счастья» в городской квартире…

А Джека я называю часто Жаконя, как память о детстве!

Comments are closed.