Андреев Анатолий, «Ромашка», номинация «Животные в городе»

Она появилась на территории военного городка и части года как два, может быть чуть больше. Поджарая, остроносая с вытянутой мордочкой, рыжего окраса с чуть тёмного оттенка почти чёрного вдоль хребта, собака неопределённой породы. Проще говоря, дворняжка! Не хочется употреблять хоть и литературное, но всё же, режущее слух слово, определяющее её пол. В общем, она — представительница прекрасной половины собачьего рода. Хотя и не благородных кровей.
Появившуюся собаку начали подкармливать возле одной из радиолокационных станций. Названия станции в нашей части носили кроме буквенно-цифрового, довольно таки простые и звучные, но не только космического направления (ведь наша как раз относится к частям, обеспечивающим управление многочисленными космическими объектами, бороздящими просторы Вселенной), а вполне приземлённые – Простор, Ветер, Бук, Ёлка, Калина, Подснежник, Ромашка…  Именно на «Ромашке» и приметили собаку и, пользуясь приоритетом, так её и окрестили. Возражать никто не стал, ведь за короткое время Ромашка стала всеобщей любимицей, особенно у представительниц женского пола – контратниц и гражданских.
По слухам, Ромашку пытались забрать, что называется «в семью», но она не далась, вернулась обратно в часть. С тех пор, относилась к людям с оглядкой и осторожностью. Угощения, которые многие пытались ей всучить, с рук не берёт, от протянутой руки шарахается в сторону. Приходится припасённое для неё бросать в её сторону или класть на землю.
Командование части по понятным причинам относилось к присутствию бродячих животных на территории части с некоторой долей раздражения, но к счастью для трёх-четырёх собачек, периодически появляющимся на подведомственной им территории, и к удовлетворению прекрасной половины тружеников части, карательных мер к ним не применялось.
В истории части, кстати, такие печальные инциденты случались. В недавнем прошлом в управлении части служили два товарища, занимавшие довольно таки высокие должности, но не вполне соответствующие их возрасту и интеллекту. Короче говоря, блатные! Как и за какие такие заслуги перед Отечеством они заняли эти уютные кабинеты с мягкими креслами, распространяться нет никакого желания, да это и никоим образом не относится к теме нашего повествования.
Так вот эти два зажравшихся субъекта, пользуясь своим положением, попустительством командира части, а проще сказать с его молчаливого согласия, а может быть даже и благословления, и безнаказанностью, устраивали Сафари с гонками на служебных УАЗиках, снегоходах за собаками, паля из личных охотничьих карабинов, а порой и из автоматов, взятых из подразделений.
Поводом служили, якобы укушенные в городке дети, этими и без того запуганными и осторожными животными, иногда промышляющими по помойкам или стайками пробегающими через городок.
Конечно, эти неухоженные, лохматые существа внушали определённое беспокойство у городковских мамаш, когда их было больше двух, и в особенности по ночам, когда они перелаивались между собой в районе гаражей или огородов.
Да, детей собаки кусали, но не бродячие, а «хозяйские». И я очень сильно сомневаюсь, что эти двое, организовывая такие операции по отстрелу собак, преследовали благородные цели, скорее всего они носили лишь развлекательный характер, и плевать им хотелось на укушенного сына контрактника. Им хотелось погарцевать, покичится друг перед другом своей лихостью.
Ну да ладно! Не заслуживают эти двое столь многого внимания…
В нашей семье к братьям нашим меньшим всегда относились с особым вниманием и заботой, небезосновательно считая их полноправными членами семьи. Ведь каждое живое существо – это личность, со своими индивидуальными чертами характера, привычками и вкусами. И когда по тем или иным причинам домашний питомец и, как правило, любимец уходил дорогой в один конец в иной мир – это было большой трагедией для оставшихся членов семьи. Каждая такая потеря переживалась очень болезненно.
Рассказы о каждом из них — будь то сибиряк Сёма, сиамец Прохор, норвежский лесной Тимофей или шиншилловая Клеопатра потянули бы на несколько полноценных повестей с замысловатыми сюжетами, проникнутыми  нашей искренней любовью к ним и безграничной преданностью их к нам, правда, с, увы! печальными финалами. Ведь жизнь многих домашних животных, особенно из кошачьего племени, не так уж и долга к сожалению.
Отсюда и отношение к тем животным, обездоленным, беззащитным, порой брошенным на произвол судьбы нерадивыми хозяевами, для которых подросшая животинка, перестала быть интересна, начинала отнимать слишком много внимания и требовать большей заботы, а зачастую просто превращалась в надоевшую игрушку, от которой избавиться можно просто выкинув на улицу.
А когда наступают холода, а тем более крепчает мороз, животных, особенно обитающих вблизи человеческого жилья, становится невыносимо жалко. Ведь они, попавшие в некую зависимость от человека, более беззащитны, нежели их собратья из дикой природы. Там, каждая особь, выживает, руководствуясь инстинктами, выработанными многими поколениями.
Вот и при виде каждого такого существа – собачки ли, кошечки или птички, хочется как-то облегчить их существование. Хотя бы просто покормить. Поэтому военторговский магазин нашего военного городка пополнял свою прибыль за счёт продажи нежареных семечек, недорогих круп типа пшена, которые высыпались на площадке перед магазином. Стаи сизарей, поджидающих этого момента, плотно в два ряда устроившиеся под крышей магазина и на карнизе дружно слетают вниз и гурча и забавно суетясь, склёвывают всё содержимое, высыпанное из полиэтиленовых пакетов заботливыми жителями городка. Любят кормить голубей и дети, особенно с рук. Они приходят в неописуемый восторг, когда одновременно несколько пернатых аккуратно садятся на ладошку полную семечек.
Моя супруга тоже с завидным постоянством подкармливала голубей. И так случалось, что когда она выходила из-за дома на дорогу между магазинами, десятка полтора голубей, увидев знакомый светлый, меховой берет, срывались с насиженных мест, летели ей навстречу и, описав приветственный круг над головой, пускались в этакий воздушный танец вокруг неё…
Мы шли по части по длинной широкой дороге от одного КПП до другого. В просвете между стойками въездных ворот появился знакомый силуэт. Поджарая, рыжая фигурка собаки на тонких жилистых ногах, треугольники ушей, подёрнутые утренним инеем на небольшой остроносой голове, чуть поднятый колечком лохматый хвост.
— Ромашка! Смотри Ромашка!
Давненько её не было видно. Пропадала где-то около месяца. Правда, я как-то видел её в окружении нескольких непрезентабельного вида собак, роющихся по местным помойкам. Но она, даже в этой компании держалась как-то особняком. Видно было, что она чувствует себя среди них не в своей тарелке. Потому-то она и появилась в гордом одиночестве на своём привычном месте. Рады встрече были все – и мы и собака!
Ромашка, ловко проскочив под нижней кромкой ворот, неспешно семенила в нашу сторону. Всем своим видом показывала, что мол, я так, мимо пробегала. Но глаза, эти карие добрые глаза искрились радостью от встречи.
— Ромашка! – Татьяна протянула руку с заранее приготовленным кусочком хлеба. Аккуратно, чтобы не причинить малейшего беспокойства, собака взяла угощение, и привычно отпрыгнув в сторону, отбежала на несколько метров и в два приёма проглотила кусочек хлеба.
— Ты смотри! Из рук взяла! Ну надо же! – чуть прослезившись, проговорила Таня.
Мы поспешили дальше, а Ромашка параллельно, как бы просто по пути, сопровождала нас на некотором расстоянии.
Я шёл, сняв перчатку, и вдруг почувствовал в ладони лёгкое прикосновение влажного собачьего носа. Инстинктивно повернувшись, я протянул руку. Ромашка опять отбежала в сторону.
Боится! Не доверяет! Хотя такое вот прикосновение и то, что взяла угощение из рук – дорогого стоит.
Вечером  я как обычно встречал супругу после дневной смены. Падал лёгкий пушистый снежок. Я стоял в пятне света от фонаря со здания КПП. Вдруг из-под  ворот мелькнула собачья тень. Собака, немножко пробежав, остановилась, развернув голову в сторону КПП.
— Ромашка!
Двери КПП скрипнув, выпустили из части стайку девчонок Узла связи, возвращающихся со смены. Среди них и была моя суженная. Попрощавшись до следующей смены с остальными, Татьяна подхватила меня под руку и эмоционально, с жаром начала рассказывать о произошедших во время дежурства событиях.
Я притормозил и, указывая головой в сторону как бы невзначай стоящей, и  смотрящей как бы в другую сторону собаки произнёс:
— Гляди! Ждёт!
— Ромашка! Пойдём с нами! – дёрнув меня за руку, Таня решительно двинулась к калитке входа в городок.
Ромашка засеменила на предпочтительном расстоянии за нами.
Так, с эскортом, мы добрались до магазина.
— Жди здесь! – скомандовала собаке Татьяна, и мы быстро заскочили в душное помещение торгового зала, небольшого магазинчика.
Прикупив булочку с расплавленным сыром, который уже превратился в хрустящую корочку, мы поспешили наружу.
Ромашка терпеливо ждала, едва заметная в сгустившихся сумерках.
— Ромашка! На! – позвала Татьяна, протянув вкусняшку.
Собака оглядевшись, осторожно подошла и очень аккуратно взяла булочку зубами. Потом прилегла на живот, вытянув передние лапы. Зажав между лапами булочку, и откусывая по небольшому кусочку, с удовольствием уплетала угощение…
Этим летом мы уволились из части и переехали в другой город. Большой, красивый. Поменялись и ритм, и уклад жизни, поменялось всё. Остальное осталось в прошлом. А значит и в памяти! И кроме всего прочего за чуть больше четверти века, остались в памяти и животные, которые были в том прошлом…
Осталась и Ромашка.
Ещё всплывают в памяти очертания её поджарой фигурки и ощущения от прикосновения влажного носа в ладони.
Как она там?
Всё так же с недоверием и осторожностью принимает угощения от сердобольных женщин, спешащих на работу и службу?
А может все-таки решилась довериться кому-нибудь и живёт во дворе какого-нибудь приличного дома?
Нет! Думаю, что она так и бродит одна. Сидит в ожидании на краю газона возле строевого плаца, ночует в полуразрушенных, брошенных зданиях на территории части.
Если, конечно, не повстречался ей на жизненном пути какой-нибудь пёс, такого же «дворянского» происхождения. И вскоре появятся на свет Божий маленькие отпрыски их большой любви. Пусть так и будет! Жизнь должна продолжаться! В делах, помыслах, а главное, в детях!

Comments are closed.