Шилкин Сергей, стихи, разные номинации

Номинация «Рассказы о животных»

КОТЯ

Год назад, на птичьем рынке,
У девчонки золотушной
Сторговал я для Аринки
Кошку с кличкой простодушной.

Привязался быстро к крошке.
Та, инстинктами ведома,
Всё тряпьё собрав в прихожке,
Спит, пока меня нет дома.

Скрип заслышав на дороге,
От домов ведущей в скверик,
Весь в волненье на пороге
Замирает милый зверик.

Хвост трубой. Спина глиссадой.
Невеличка, но тигрица.
Ток меж мной и полосатой
При касании искрится.

Ляжет мне под бок легонько
Тёплый радостный комочек.
В нос едва лизнёт, тихонько
Пожелав спокойной ночи.

И раскинувшись небрежно
В новых наволок комплекте,
Напевает песню нежно
На кошачьем диалекте.

Посвятив себя заботе,
Дурака я не валяю.
Что могу позволить Коте –
Никому не позволяю.

Сколько кошка не портачит,
Я грехов не замечаю.
Просто, Котя, это значит –
Я души в тебе не чаю!


ВСТРЕЧА

Из заснеженных пелёнок
Под галдёж шумливой крачки
Выполз белый тюленёнок,
Встав неловко на карачки.

Встречно, с бликами играя,
Волоча по льдине брюшко,
Тихо шла с другого края
Белоснежная зверюшка.

В белой шубке, белой шапке
Лезла умка в щель тороса,
Зажимая в белой лапке
Каплю угольного носа.

Кралась умка, словно воин.
Снег поскрипывал упруго.
Возле малой из промоин
Детки встретили друг друга.

И от долгих наставлений
Строгой мамы, не на шутку
Испугался сын тюлений,
Натолкнувшись на мишутку.

В плаче жалобно – гортанном
Ужас. Мишка огорошен.
Слёзы брызгают фонтаном
Замороженных горошин.

Задрожала льдины кромка
На просторах севериных
От того, что плачут громко
Два детёныша звериных.

ЛИГР

Как-то раз я был в Цхинвали.
Там порекомендовали
Посещенье зоопарка,
Чтоб текучка и запарка
Не свели к инфаркту-микро…

Так попал я к клетке лигра,
Где – по странности природы –
Плод мутации породы
Проводил всё время в играх
С папой – тигром, мамой – львицей.
Есть чему тут подивиться.
Чадо их, из сказки-притчи,
Всех зверей в округе прытче.

Я кричу, что я, мол, в гости.
Но сердит пушистый хвостик.
А глаза – огонь и дёготь –
Светят мне: «усы не дергать!»

Мы с тобою не в музее,
Где не трогают фузеи,
Ни ковры, ни оригами.
Ус погладить дай руками.

Обижать не надо крошку!
Ты меня, хоть я и с кошку,
Не приравнивай к игрушкам.
Впрочем, тронь слегка за ушком…


Номинация «Зоопарки и парки мира»

НГОРО-НГОРО

В глубине саванны площадь,
Что зовётся Нгоро – Нгоро.
Полосатой бродит лошадь
У такого же забора.

Бродит лошадь без опаски,
С ней два зебрика — подростка.
Я-то думал, зебра – краски,
Что лежат у перекрёстка.

Нгоро – это звёздный кратер.
В Африканском сердце Нгоро.
И сюда не ходит катер –
Нет от моря коридора.

Серенгети – вроде рая.
С Нгоро рядом Серенгети.
Только там трава сухая,
Словно на другой планете.

Чтобы звери не страдали
От ранений и увечий –
Заповедник им создали
В Нгоро «зверо-человечий».

Бродят стайками по дебрям
Безмятежно зебры эти,
И совсем не нужно зебрам
Уходить на Серенгети.

Солнце жарит над саванной,
Чтоб скорей бананы спели,
Потому что павианы
Их давно уже не ели.

Жизнь течёт здесь, как при Ное –
Передать нельзя словами.
Вечный мир при вечном зное,
Лишь не дружат зебры с львами.

Я советую вам, дети –
Не откладывайте сбора.
Приезжайте в Серенгети.
Посетите Нгоро – Нгоро.

ЗАПОВЕДНИК

Застыл на веки вечные нирванно,
Внимая тишине, гранитный пест.
Сползают по шиханам тучи рвано,
Напоминая вымокший асбест.

Горят холмы  – подобье древних скиний –
В лучах зари, как ангел-шестокрыл.
Осенним утром робко первый иней
Хрустальной крошкой всё вокруг покрыл.

Студёный ключ смывает прах в овраги.
Паук кусты укутал в свой виссон.
Сороки, облачённые во фраки,
Сидят на ветках, погружаясь в сон
Безудержным верхушек крон качаньем.

В тени дерев мышкует горностай.
Безмолвье прерывается ячаньем
Летящих вслед за летом птичьих стай.

Клекочет первогодок-ястребёнок –
Просторов неба будущий колосс.
В зелёных иглах пихтовых гребёнок
Застрял туман, как пук седых волос.

Поганый гриб, страшась увидеть лося,
Присел в кустах – иначе шляпка с плеч.
Ползучий гад, в сухой листве елозя,
Спешит скорее на зиму залечь

В сырой земле, во мраке тьмы сурьмяной,
Зарыв себя в своей норе не без
Надежд восстать, когда весной духмяной
Взойдёт светило шанежкой румяной,
Сверкнув на гжели девственных небес.

Номинация «Мировые проблемы экологии и зоозащиты»

МОРЕ

Ломает снасти ветер шквалом.
Идёт волна девятым валом.
Аврал на сейнере бывалом –
Соль проступает на плечах.

Под килем вод бездонных пропасть.
Волну молотит турболопасть.
Задор отваги, а не робость,
В рыбацких слышится речах.

Бескрайних вод «каракарумы».
Матросы сдержано-угрюмы.
Полны дарами моря трюмы –
Хороший, видимо, улов.

Косматых волн седая грива
Летит над палубой игриво.
Ныряет судно вкось и вкриво,
Давая максимум узлов.

Рыдает близко буревестник –
Морских пучин крылатый крестник.
Был кто-то за борт смыт – хоть тресни! –
Воды упругою стеной.

Все мели пройдены и банки
От Сан-Томе до Касабланки.
Тунцы достались и трепанги
Такой жестокою ценой.

Веками с мужеством солдата
Рыбак штурмует бездны ада.
Зверей мельчающего стада
Гоняет в море зверобой.
И, заточив гарпун, как бритву,
Христову позабыв молитву,
Они бессмысленную битву
Ведут с природой и собой.

Запросы выросли сверх меры –
Тому бесчисленны примеры.
Берут пираты-браконьеры
Природу-мать на абордаж.

Не пережить года лихие.
Пропет ей реквием стихией.
До гласа разума глухие
Спешат к началу распродаж.

В портах изысканно-смиренны
Во льду лежащие мурены.
Перекрывает вой сирены
Торгов начавшихся звонок.

Взлетают брокеры вверх пулей.
Бумажных шляп мельканье тулий.
На лот поставлены с акульей
Печёнкой дюжина миног.

В жгуты закрученные круто,
Лежат безвольно ножки спрута.
На этикетках: «нетто-брутто».
Всё упаковано в стандарт.

В портах коробок батареи.
Вращенье денег всё скорее.
И в небе плещется на рее
Весёлый Роджера штандарт.

Comments are closed.