Таразанов Александр, «Мой лучший друг Тайсон», номинация «Рассказы о животных»

Молодой человек Егор Протасов, рослый шатен, после душа сидел возле своей кабинки и мысленно рассуждал: «Прямой в челюсть я получил справедливо. Пал Палыч меня предупреждал: можешь получить подобный удар, несмотря на то, что ведение соперник вёл бой аккуратно, а я промеж ушей пропустил наказ тренера. За счёт этого удара моему сопернику Ваське Круглому присудили одно очко, и тот стал победителем нашего боя». Тишину раздевалки разрядило гулкое шлёпанье вошедшего. Егор повернул голову. К нему подходил вразвалочку коренастый крепыш-блондин, тот самый Васька Круглый.
– Чего грустишь?
– Как не грустить, если проиграл?
– Не бери в голову. Не ты последний, не ты первый.
Васька улыбнулся, крепко пожал руку Егору и пошёл назад к выходу из раздевалки.
«Зашёл меня успокоить, а когда-то вместе начинали у Палыча. Только потом наши с ним дороги разошлись, переманили Ваську в другое общество»,  – посмотрел ему вслед Егор.

Егор жил в другом районе города. Давно наступили сумерки. Город окунулся в апрельский вечер. Пока ехал в автобусе, обратил внимание, как красив  город в вечерних огнях.  Вышел. Не доходя до своего дома, Егор услышал со стороны канавы писк и шебуршание. Только нельзя было понять, кто там находится. Егор подошёл ближе к краю, внимательно туда всматривался. Что-то тёмное ворчало и шевелилось там. Он наклонился и на ощупь определил щенка. Действительно при свете уличного фонаря найдёнышем оказался щенок. Егор сунул его в сумку и пошёл быстрым шагом домой.
Войдя в свою комнату, Егор снял с плеча сумку, поставил на пол, щенок тут же высунул  голову и полез из сумки, свалил её набок, вылез. Он выглядел смешно: переваливается с боку на бок на коротких ногах, как колобок.  Жёсткий волос с подшёрстком покрывали почти всё тело, кроме живота. Он встал и пробежал по полу, сделав тут же приличную лужу. На вид щенку было около двух месяцев, и похож был на терьера. Егор это потом узнал. Увидев носок, оброненный утром Егором, он схватил и начал терзать, рыча. Освоившись в комнате, увидел тапки в углу, подошёл, понюхал, улёгся на них, и сразу заснул. Егор, не раздумывая, решил сходить за тряпкой и тазом. Он жил в коммунальной квартире, где соседями были в основном одинокие пенсионеры. Комнату Егор получил как бы по наследству. Тётка Евдокия, родная сестра матери, воспитывала племянника с самого детства и оставила эту комнатку ему после своей смерти. На его счастье, в этот раз никого из соседей не было на кухне. Егор взял тряпку, налил немного воды в таз и понёс к себе в комнату. Щенок спал как ни в чём ни бывало, иногда дрыгал левой задней лапой. Егор убрал за щенком лужу, вынес таз с тряпкой. Возле холодильника он вспомнил, как брал нарушителя границы, а прошло ведь совсем ничего – два года. Пуская пса Амура, Егор не думал, что нарушитель сразу начнёт стрелять и убьёт с первого выстрела пса наповал. Амур взвизгнул, и как подкошенный упал, сражённый вражьей пулей. Егор бросился вперёд, двойным боксёрским ударом вырубил нарушителя, и сразу связал своим ремнём…
Сейчас проблема состояла в том, чем накормить щенка. Кроме супа из пакетика с  картошкой у него ничего не было в холодильнике. Правду говоря, питательным и вкусным он был точно. Взяв кастрюлю, Егор понёс его подогреть.
Когда принёс, щенок ещё спал, только перевернулся на другой бок. Егор поискал глазами, во что налить суп. Подходящей посудины не попадалось. Тут он вспомнил, что на шифоньере должна находиться старая алюминиевая кастрюля. Он снял и понёс  прополоскать от пыли. Принёс обратно. Налил туда супа и поставил напротив щенка. Тот проснулся, видимо, запах супа его явно разбудил. Щенок встал и подошёл к кастрюле, понюхал и стал лакать. Наевшись, глянул на Егора. Отошёл и помочился на то место, где сделал недавно мокроту. Всё получилось у щенка так быстро, Егор не успел моргнуть глазом. – Для тебя здесь нянек нет, найдёныш, – вслух сказал он щенку. Вышел и принёс тряпку. Вытер. Унёс под кран. Прополоскал и выжал, принёс обратно и оставил тряпку в комнате.
Утром следующего дня Егор лежал с закрытыми глазами и не хотел вставать, мысленно сочиняя, что скажет на работе: или брать отгул, или за свой счёт отпуск. Других вариантов не было.
– Ой! – Егор схватился за левое ухо, открыл глаза. Он лежал на своём  низком топчане, (тот едва достигал в высоту от пола двадцать сантиметров). Щенок отбежал и поглядывал на Егора, развалившись, сел и задней лапой почесал себе за ухом. Егор встал и подошёл к зеркалу. Левое ухо раскраснелось от укуса. Он вытащил из старого комода тампон ваты и одеколоном смочил укушенное место. Поморщившись, успокоился и снова прилёг на топчан. На этот раз на живот. Отвернулся. Егор только закрыл глаза – и  вновь заорал. Щенок от крика хозяина испугался и залез под кровать.
– Ты, как Тайсон, – не мытьём, так катаньем, – помедлив, продолжил Егор.
– А назову-ка я, пожалуй, тебя Тайсоном. – Егор замолчал, поглядывая на испуганного щенка.
Ровно год прошёл, как Тайсон вырос в молодого породистого эрдельтерьера. Выглядел он достаточно забавным непоседой. Когда ему исполнилось шесть месяцев, Егор начал водить его на дрессировку. Пёс быстро познавал учёбу. Команды выполнял без ошибок, так что один из первых сдал экзамен на «отлично». К тому же Егор постоянно брал пса на работу, чтобы он не сидел один дома. (Егор работал в автосервисе.) За это время ему приходилось реже посещать тренировки. Даже хотел совсем забросить бокс. Пал Палыч, тренер, прекрасно знал, в какую ситуацию попал его подопечный, и на Егоровы пропуски смотрел нормально, не обсуждал. Зато они с Тайсоном часто бегали по лесу. Во дворе, в заброшенном гараже Егор повесил «грушу», и каждый вечер отчаянно по ней колотил. Сюда же с отвала принёс ещё старую гирю.
Однажды после прогулки возле дома подошла к ним заплаканная девчонка лет десяти.
– Я ключ потеряла! Мне за это дома попадёт. Не могла бы ваша собака найти мой ключ, он на верёвочке! – с надеждой в голосе проговорила она.
– Покажи, в каком месте? – спросил её Егор.
– Пойдёмте! – И девчонка повела Егора с Тайсоном за дом на пустырь. Там Егор подвёл Тайсона к девчонке и дал команду: «Нюхай!». Пёс её обнюхал и побежал. Егор Тайсона подбодрил: «Ищи! Хорошо!». Пёс опустил голову и стал настойчиво чего-то искать, бегая и петляя в разные стороны пустыря. Таким образом побегав минут десять, Тайсон подбежал к Егору, держа за верёвочку ключ.
– Дай!
Пёс без замедления отдал ключ.
– На вот, держи и не теряй. – Егор вернул ключ владелице.
– Спасибо! – улыбнулась ему девчонка, и радостная побежала домой.
– Ну вот, Тайсон, ты выполнил своё задание, и за это получишь сегодня косточку. – Егор потрепал пса за ухом.

Наступила золотая осень. Нагулявшиеся Егор с Тайсоном возвращались из леса. Уже выходя, услышали из ближайшего малинника женский крик.
– Помогите!  Убивают!
Не раздумывая, оба рванули туда откуда звали на помощь. Крепкий мужик среднего роста, прислонив к берёзе молодую, худенькую женщину, левой рукой сдавливал ей горло. Она, как могла, вырывалась. Егор только и успел дать команду «Фас!». Тайсон прыгнул сзади на мужика, сильно вцепился в ягодицу. Тот от неожиданного нападения заорал благим матом и отпустил женщину. Упал на землю и завопил что есть мочи: «Уберите собаку! Я сдаюсь!» – и, непонятно, то ли от боли, то ли от злости, захныкал. «Фу!» – услыхал хозяйский окрик Тайсон. Пёс с неохотой отомкнул пасть и отошёл в сторону, следя за мужиком. Женщина стояла рядом и никуда не уходила. Мужик повернулся лицом, морщась и держась за укушенное место.
– Женщина! Что он хотел от вас?
Она плакала и молчала.
– Ладно, пошли, пусть с вами там кому нужно разбираются. – Пропустив женщину, Егор легонько подтолкнул мужика вперёд, и они  двинулись, обходя кусты малины. Тайсон неустанно следовал за мужиком, тот шёл, прихрамывал и озирался, исподлобья зыркал на пса.

Девятое мая. Солнечный день. Жарковато. Праздник в самом разгаре. Егор с Тайсоном шли мимо пьяной компании. Он обратил внимание, как красный «жигулёнок», разворачиваясь, зацепил детскую коляску, которая стояла на крутом спуске берега. Она покатилась вниз прямо в озеро. Егор, не раздумывая, бросился за ней. Тайсон побежал за хозяином. В этом месте было глубоко у самого берега. Егор поймал коляску, которая уже успела въехать в озеро. Тайсон тут же схватил Егора за полу куртки. Егор тащил коляску, Тайсон крепко держал его полу куртки, и  оба изо всех сил приближались к берегу. Молодая мать заверещала и готова была залезть в воду. Народ столпился у воды. Егор с Тайсоном и с коляской наконец оказались на берегу. Тайсон отбежал и отряхнулся. На берегу кем-то вызванная стояла «скорая помощь», к ним направлялись двое в белых халатах. Появился местный участковый, стал задавать вопросы Егору.
– Рассказывай!
– А чего рассказывать? Шёл с собакой, увидел, как «жигулёнок» разворачивался и  спихнул коляску с ребёнком в озеро. И всё.
– И только?
– Не совсем. Мы побежали вытаскивать коляску из воды. И, как видите, факт налицо.
Егор стоял перед капитаном весь мокрый.
– Значит, с псом полезли искупаться. Значит, так, герои, завтра жду вас у себя. А с водителем и родителями разберусь потом.
– Вот, Тайсон, сделали как надо, и остались в дураках.
– Жаль, Егор, что не так меня понял. Придёшь и напишешь как было.
– Извините, не так вас понял, – как бы извиняясь, улыбнулся участковому Егор.
– Не так! Слушать надо, чего говорят. Пёс твой большего стоит. В МЧС людей набирают, шёл бы к ним работать с псом. Пользы было бы от вас много.
– Спасибо. Мы с ним подумаем.
– А чего думать?
– Мы с ним не подведём друг друга. Мой лучший друг – Тайсон. На все времена.
Егор подмигнул псу, тот даже облизнулся.
– Я в этом не сомневаюсь, – серьёзно ответил участковый.
Егор с Тайсоном пошли своей дорогой. Весенние запахи со звуками слились воедино и расплылись по всей округе. Потянуло вечерней прохладой.

Comments are closed.