Филичкин Александр, рассказы, разные номинации

Номинация «Мои питомцы»

ЖЕРТВА РЕМОНТА

Хозяин освободил детскую комнату от мебели и принялся обдирать обои. Затем вынес обрывки бумаги и начал смывать с потолка старую побелку. Кот Тихон тоже не сидел без дела и придирчиво следил за всеми работами. Каждое утро, вместе с мужчиной он являлся в комнату и тщательно осматривал помещение. Аккуратно обходил кучи мусора и важно шагал по периметру маленькой спальни.
Внимательно обнюхивал все углы и громко чихал, если в нос попадала мелкая известь. Когда под лапами оказывалась пыль, он замирал, словно наступил в очень холодную воду. Затем брезгливо передёргивался и пытался очистить одну лапу за другой. Сначала, по очереди отряхивал передние, потом задние. Вечером, неугомонный Тихон повторял обход. Видимо проверял, хорошо ли работает маляр.
Хозяин быстро побелил высокий потолок и уже на следующий день принялся за обои. Тихон не отказал себе в удовольствии и проследил, как идёт нарезка длинных рулонов на отдельные куски. С интересом понаблюдал за ползающим на карачках мужчиной. Затем немного посидел на расстеленных полотнищах шуршащей бумаги и степенно удалился.
После того, как хозяин закончил возиться с наклейкой, он убрал мусор и привёл комнату в надлежавший порядок. Кот не заставил себя ждать и вновь появился с обязательной ежевечерней проверкой. Вальяжной походкой вошёл в спальню и немного походил вдоль всё ещё влажных стен. Затем осторожно понюхал и потрогал обои передней лапой.
Заметив появление Тихона, хозяин повернулся к коту и замер. Невольно напрягся и с опасением ждал, что именно выкинет их «домашний любимец» на этот раз. Однако, питомец не стал драть когтями только что наклеенные полотнища бумаги. Он мелодично муркнул, распушил хвост и отправился к себе. Было похоже, что он остался очень доволен достигнутым результатом.
Наконец, пришёл черед красить окна и полы в детской комнате. Целый день хозяин трудился, как заведённый. Затратил массу сил, но к вечеру всё-таки закончил с этой напряженной работой. Он устало вздохнул, вышёл из спальни и стал наводить порядок в прихожей. Закрыл банки с краской, вытер и сложил кисти в полиэтиленовый пакет. Затем достал растворитель и принялся чистить руки, испачканные почти до локтей.
Краем глаза он вдруг заметил какое-то странное движение в только что отремонтированной комнате. Хозяин поднял голову и остолбенел от возмущения. Задрав хвост трубой, кот уверенно шагал прямо по свежевыкрашенному полу. Приблизился к наружной стене и легко запрыгнул на высокий подоконник. Мужчина с ужасом посмотрел на широкую доску, блистающую снежной белизной. Кот невозмутимо прогулялся туда-сюда по ещё не высохшей краске и вернулся обратно. Уселся на хвост и принялся смотреть сквозь стекло.
Мужчина едва сдержал свой праведный гнев и тихим нежным голосом позвал Тихона. Кот сделал вид, что ничего не слышит. Хозяин слегка повысил голос. «Домашний любимец» даже ухом не повёл. Взбешенный его наглым поведением, маляр заорал изо всех сил. Тот же результат. Зверёк совершенно не реагировал на крики. Он вёл себя так, словно совершенно оглох.
Пытаясь докричаться до «ненаглядного» питомца, хозяин чуть голос себе не сорвал. Однако всё было напрасно, и приманить Тихона так и не удалось. Наконец, кот, видимо, устал слушать громкие вопли разъяренного мужчины и нехотя обернулся. Равнодушно взглянул на главу семьи, побагровевшего от кипевшей в нём злости. Презрительно сощурил глаза, но сойти с подоконника, так и не соизволил. Отвернулся к окну и вновь уставился на улицу.
Ругаясь, на чём свет стоит, хозяин помчался на кухню. Достал из холодильника и отрезал несколько кусочков колбасы, мяса и рыбы. Торопливо принёс аппетитные закуски в прихожую. Ласково позвал кота и помахал едой над порогом комнаты. Сложил подношение в чистое блюдечко и поставил на пол. Мужчина буквально умолял Тихона подойти к полной кормушке. Всё было напрасно. Кот совершенно не обращал никакого внимания на вкусную еду и, тем более, на надоедливого человека.
Прошло, наверное, не менее получаса, пока события не сдвинулись с мёртвой точки. Наконец, Тихону надоело сидеть на одном месте. Он решил, что на улице нет ничего интересного, и собрался вернуться к себе. А вот когда он попробовал встать с подоконника, начались большие неприятности. Совершенно «неожиданно» выяснилось, что кот прилип! Причём, намертво!
Сначала Тихон совершенно не испугался и попробовал сам решить эту неприятную задачу. Он напрягся и попытался оторваться. Однако быстросохнущая краска уже крепко-накрепко прихватила длинную густую шерсть питомца. Нежные подушечки лап тоже наглухо прилипли к подоконнику. Так что, отдирать всё это было невероятно больно.
Вот тут, как говорится в некоторых старых романах, кот и заорал нечеловеческим голосом. Теперь он уже не отворачивался от хозяина. Тихон прямо-таки пялился на него, не отрывая от мужчины своих огромных умоляющих глаз. Смотрел с немой мольбой во взоре, как писали разные классики в прошлом веке. Причём, его громоподобный, жалобный мяв не стихал ни на одну секунду.
Сердце у мужчины оказалось достаточно мягким и отходчивым. Так что, оно скоро вняло бессловесным просьбам Тихона. Да и слушать истошные вопли кота ему тоже надоело очень быстро. Делать было нечего, пришлось идти на помощь и спасать «всеобщего любимца», пёс бы его задрал. Хозяин тяжёло вздохнул, и сделал то, о чём он даже и не помышлял всего минуту назад. Он шагнул в комнату и медленно двинулся к подоконнику.
Сейчас он сам топал по недавно выкрашенному полу точно так же, как и его шкодливый кот. Однако, это оказалось не так легко, как виделось со стороны. Тапочки неожиданно сильно прилипали к доскам. Подошвы противно чмокали и с трудом отрывались от ещё невысохшей поверхности. Стараясь сделать, как можно меньше следов, хозяин попытался шагнуть немного шире, чем обычно.
В следующий миг, едва не произошло нечто ужасное. Совершенно неожиданно хозяин почувствовал себя, словно корова на льду. Его ноги вдруг потеряли сцепление с поверхностью и заскользили в разные стороны. Мужчина покачнулся и чуть-чуть не сел на полный гимнастический шпагат. Он вскрикнул от боли и чтобы не упасть плашмя, замахал руками, как ветряная мельница вертит крыльями. Едва не разорвавшись пополам, хозяин с всё-таки смог сохранить равновесие.
К счастью, маляр не упал. Он лишь неподвижно застыл с руками и ногами, широко растопыренными в разные стороны. Напрягая все свои силы, с огромным трудом, он сумел-таки сдвинуть подошвы с места. Затем, он смог свести их, на расстояние, допустимое для нормального человека. Хозяин вытер холодный пот со лба и посмотрел по сторонам. Теперь вместо пары следов от тапочек, на полу остались две длинные безобразные полосы. Мужчина обречёно вздохнул, сделал правильный вывод и дальше шагал уже не так быстро и размашисто.
– Фиг с ними с этими следами, – горько подумал он: – Хорошо, что не упал, а то пришлось бы, потом половину комнаты перекрашивать. Да и сам бы измурзался с головы до пят.
В конце концов, мужчина подошёл к окну на расстояние около метра и остановился: – Всё-таки на полу будет на одно пятно меньше. – решил хозяин. Немного наклонился вперёд и протянул руку. Взял Тихона за шкирку и неожиданным, резким движением оторвал его от подоконника. Кот заорал ещё громче. На белой краске остались многочисленные клочья тёмно-бурой шерсти.
Не поднимая ног от пола, хозяин аккуратно развернулся на месте. В его вытянутой руке отчаянно орал и извивался Тихон. От сильной боли кот дёргался словно сумасшедший. Кроме того, зверь был прямо-таки взбешён таким невежливым, бесцеремонным обращением. Изо всех сил зверёк молотил в воздухе сразу четырьмя лапами и хвостом в придачу. Неблагодарное животное старалось, как можно сильнее ударить своего хозяина по спасающей длани. Ещё бы, ведь именно противный человек сейчас сделал ему так плохо.
Опасаясь, что испуганный кот сможет сильно поранить руку, мужчина не стал ждать, пока это случится. Он широко размахнулся и швырнул «домашнего любимца» в открытый дверной проём. Визжа от страха, Тихон вылетел из детской комнаты. Оказался в прихожей и, как всегда, упал на ноги. Приземлившись, он попытался рвануться с места, стараясь как можно скорее укрыться под любимым диваном.
Однако, измазанные свежей краской, подушечки лап, потеряли всякое сцепление с полом. Тихон не смог остановиться и юзом заскользил по доскам. Стараясь изменить направление своего движения, он с невероятной скоростью перебирал ногами. Всё это выглядело, как в старом рисованном мультфильме. Словно кота сильно занесло на повороте, и всё его лапы просто буксовали в борьбе с инерцией. Кое-как Тихон всё-таки сумел затормозить. В следующий миг, он уже исчез под родной тахтой.
Хозяин смачно выругался. Погрозил кулаком вслед удравшему Тихону и вновь взялся за работу. Целый час, он очищал подоконник от тёмной шерсти и закрашивал пятна от кошачьих лап и хвоста. Затем ещё столько же времени замазывал на полу свои многочисленные следы. Потом перевёл дух и плотно затворил дверь в дважды отремонтированную комнату. Опять закрыл банки крышками и отмыл от толстого слоя краски тапочки и руки. Следом пришла очередь кота.
Мужчина открыл бутылку с вонючим ацетоном и поставил её на разделочный стол. Приготовил куски старых тряпок и сложил всё это рядом. Потом прошёл в гостиную. Встал на колени перед убежищем «всеобщего любимца» и протянул руку под диван. Тихон забился в дальний угол, оскалил острые зубы и угрожающе зашипел. Не обращая внимания, на угрозы, хозяин взял кота за шкирку и извлёк зверя наружу. Отнёс его на кухню и сунул в раковину. Придерживая Тихона одной рукой, он стал смачивать тряпки растворителем и отмывать густую слипшуюся шерсть.
Кот вопил от негодования, но не кусался, не царапался и даже ни разу не попытался вырваться из крепких рук мужчины. Видимо, хорошо понимал, что нужно немного потерпеть, так как с краской на шкуре ему будет ещё хуже. Несмотря на все старания хозяина, ни длинную шерсть, ни подушечки лап отмыть дочиста так и не удалось.
Пришлось хозяину смириться с таким положением дел. Да к тому же и ацетон уже весь закончился. Мужчина осмотрел кота, недовольно покачал головой и опустил Тихона на пол. Зверь возмущенно отряхнулся всем телом, словно только что вылез из холодной воды. Что-то зло пробурчал, задрал хвост и величаво удалился к себе. Вернулся в гостиную и сам занялся своим туалетом.
Согласиться с тем, что на нем остались какие-то пятна, кот категорически не желал. Целую неделю, Тихон часами сидел посреди комнаты и терпеливо выгрызал из шерсти слипшиеся волоски. Немного их жевал и с выражением неописуемого отвращения на морде сплёвывал в сторону. Лапы он тоже не забывал и тщательно их чистил. Поднимал на уровень глаз и внимательно осматривал подушечку. Обнаружив между пальцев краску, он боковыми зубами выгрызал засохший кусочек. После этого кот, весь передёргивался от омерзения и выплёвывал свою добычу.
Через два дня, полы в отремонтированной комнате совершенно высохли. Хозяин заглянул внутрь. Покачал головой и печально отметил про себя, что замазанные пятна на полу хорошо видны. Так что они будут мозолить всем глаза до следующего ремонта. Дверь в детскую широко открыли, и занесли в неё все вещи. Довольные ребята с удовольствием вернулись в свое уютное помещение.
Во всей этой радостной суматохе Тихон не принимал никакого участия. Несколько дней кот даже не приближался к спальне. Только лежал в углу гостиной и хмуро смотрел, как туда постоянно заходят хозяева и дети. Наконец, он не выдержал и медленно приблизился к порогу. Постоял на границе старой и новой краски. Потом осторожно потрогал пол правой передней лапой. Удостоверился, что он не липнет, и внимательно осмотрел подушечку. Убедившись, что краска высохла, Тихон опасливо шагнул в комнату. Посмотрел по сторонам, немного постоял у дверей и вышел.
Потом ещё очень долгое время, кот был чрезвычайно осторожен. Прежде чем войти в спальню, он тщательно проверял, высохла краска на полу или нет. На подоконник в этой комнате Тихон вообще перестал запрыгивать.

Номинация «Рассказы о животных»

ПЁС ВИКТОР

– Один раз, у меня тоже была овчарка, – поддержал разговор дядя Володя: – Ранней весной мои дети притащили в дом малюсенького щенка. Где они его взяли, я так и не узнал. Но дело не в этом. Ребята пристали к матери и начали слёзно её умолять. Мол, пусть он останется у нас. Он такой маленький, такой беспомощный и беззащитный.
Моя жена не смогла им отказать, но на всякий случай послала детей ко мне. Не знаю почему, но я тоже согласился. Посмотрёл на дрожащее от страха существо и подумал: – Вряд ли он вырастет очень большим. Так что, пусть живёт. Будет с ребятами играть. – и пёсик поселился у нас. Однако, я сразу запретил пускать собаку в дом. Поэтому всю весну и лето он обретался во дворе. В большой картонной коробке из-под телевизора.
К моему великому удивлению, крохотный пушистый комочек неожиданно быстро вырос. Всего за полгода, он превратился в огромную мощную собаку, сильно похожую на восточно-европейскую овчарку. Но делать было уже нечего. Не выгонять же его на улицу за то, что он оказался слишком крупным и теперь едва помещается в своём ящике.
Между тем, пришла осень, и начались частые проливные дожди. Из-за постоянной сырости временный домик быстро размок и развалился. Вследствие чего, пришлось мне взяться за дело. Я нашёл в сарае подходящие доски и сколотил из них отличный домик для собаки. А чтобы крыша не протекала, покрыл её листовым алюминием.
К тому времени, наш милый щенок так сильно вырос, что соседи стали его опасаться. Ну, думаю: – Вот и польза от него теперь будет. Пусть дом сторожит. – а чтобы не пугать людей, я посадил кобеля на цепь. Сначала всё шло очень хорошо и на всех чужих, он лаял, как сумасшедший. Но скоро выяснилась одна неприятная деталь. Стоило любому человеку назвать его имя – Виктор, как пёс сразу же признавал чужака за своего. Вилял хвостом, ластился, и чуть ли не лез к нему целоваться. Так что, скоро вся округа узнала про его слабость. С тех пор, народ безбоязненно ходил по нашему двору, как по бульвару.
Время безостановочно летело вперёд и за мокрой осенью пришли сильные холода. Нужно сказать, что зима в тот раз выдалась чрезвычайно суровая. По крайней мере, я не помню, чтобы в другие года было так студёно. Ну, так вот. Как-то в конце декабря, среди ночи ударил особенно крепкий мороз. Мы все, конечно, спокойно спали и ничего не ведали. А вот в воскресенье – на следующее утро, я проснулся от громкого крика. Открываю глаза и слышу, как дети вопят дурными голосами: – Папа, папа, Виктор умирает.
Я вскочил с кровати. Быстро оделся и вышел из дома. Смотрю перед нашим крыльцом, сидит какое-то страшное чудище. Большое, лохматое, и очень даже жуткое. Да к тому же с непропорционально огромной головой, размером с оцинкованное ведро. Я сильно испугался, но не показал виду перед детьми. Собрался с духом и всё-таки подошёл поближе.
Оказалось, что от холода у пса вся шерсть буквально встала дыбом. Кожа на морде слегка обморозилась и немного отекла. Так что, его голова стала казаться в полтора раза больше, чем обычно. Уши тоже распухли, и торчали в разные стороны огромными мясистыми лопухами. Вдобавок ко всему, он время от времени гулко кашлял. Вид у Виктора был настолько жалкий и измученный, что сердце кровью обливалось.
Вот тут и начались мои мучения. Вместо того, чтобы как следует отдохнуть в воскресенье, ну типа, я белый человек. Поспать лишний час и немного побездельничать, пришлось мне впрягаться в работу. Брать в руки лопату. Идти в гараж и откапывать ворота, засыпанные снегом почти до половины. Затем заводить мои старенькие «Жигули». Сажать в салон собаку и везти через полгорода, в ветлечебницу.
Нужно сказать, что машина всю ночь простояла на сильном холоде. Поэтому, мне пришлось очень долго прогревать мотор, и возился я с ней, почитай, целый час. Пока старушка завелась, я настолько сильно замёрз, что проклял всё на свете. В том числе и тот самый день, когда так необдуманно согласился взять щенка.
В лечебнице мне сказали: – Ничего страшного. Собака у вас молодая, вот немного и обморозилась. Пусть посидит в тепле несколько дней и всё пройдёт. От кашля дайте ей пару столовых ложек лекарства перед едой. – и выписал мне рецепт. На этом и закончилась консультация кинолога. Однако за эти десять минут, мне пришлось уплатить столько, сколько я зарабатываю за целый день.
Я тихонько ругнулся, посадил Виктора в машину и повёз обратно. По дороге мне снова пришлось раскошелиться. Я зашёл в ветеринарную аптеку и купил пол-литровую бутылку лечебной настойки.
К обеду мы вернулись домой. Сначала я успокоил взволнованных детей. Потом объяснил жене, зачем притащил бутылку. Налил в стаканчик две ложки снадобья, и стал лечить Виктора. Привёл его с улицы на кухню. Крепко зажал пса между коленями и запрокинул ему голову. Левой рукой открыл зубастую пасть. Пальцами правой, взял со стола стаканчик с настойкой. Пёс учуял неприятный запах, и изо всех сил стал выворачиваться из моего захвата. Я выплеснул лекарство в горло Виктора. Кобель сильно закашлялся, но вонючую жидкость всё-таки проглотил.
Затем прямо на кухне мы покормили больную собаку. Пока я мыл руки с мылом, зверь поел и куда-то исчез. Никто и не заметил, как это произошло. Мы недоуменно переглянулись и всей семьей стали его искать. Осмотрели коридор, летнюю кухню, кладовую и сени. Нигде его нет. Решили, что он как-то смог открыть дверь и удрал на улицу, в свою будку. Махнули рукой, и пошли в гостиную.
Оказалось, что всё это время, пока мы бегали по дому, пёс вальяжно лежал на софе, причём на моем любимом месте: – Ах ты, собачий сын, – закричал я на него: – а ну пшёл с дивана! – Виктор сделал виноватый вид и спрыгнул на пол. Низко повесил голову и уныло поплёлся к двери. Кипя от негодования, я двинулся за ним и вытолкал наглеца на улицу.
Тут дети принялись голосить: – Врач сказал, что Виктору нужно в тепле пожить!
Ребят тут же поддержала жена и говорит: – Холодно во дворе. Хотя бы домик ему картоном обшил.
Пришлось бросить все дела и заняться утеплением будки. Я взял несколько старых картонных коробок и разорвал их на прямоугольные куски. Нашёл молоток и гвозди. Переоделся в ватные штаны и куртку, в которых зимой работаю во дворе. Утеплился, как следует, и двинулся на улицу. Вышел на крыльцо, а там мороз градусов двадцать, если не больше. Я зябко повёл плечами и направился к собачей конуре. Откуда-то из-за сарая прибежал Виктор. Уселся рядом со своим домиком и с интересом принялся за мной наблюдать.
Когда я строил будку, то в голову мне пришла мысль, что не стоит делать очень большой лаз. Мол зимой, с маленьким входом псу будет гораздо теплее. Ну, как решил, так и сделал. На свою беду, я вырезал вход без учета того, что мне самому когда-нибудь понадобиться залезть в собачье жилище. Поэтому теперь, мне пришлось изрядно помучиться. Сначала я закинул материалы в домик. Потом лёг на землю, и с трудом влез в конуру по пояс. Затем начал прибивать листы картона.
В тёмной будке мне было невероятно тесно и чрезвычайно неудобно. Я постоянно ворочался с боку на бок и всё время дергал ногами, чтобы лечь поудобнее. В таких мучениях прошло около получаса, и я почти закончил работу. Именно в это время, псу, видимо, надоело сидеть без дела. Он побегал вокруг и решил, со мной немного поиграть.
Совершенно неожиданно для меня, он схватил зубами мою лодыжку и дёрнул. Я дико завопил и сильно рванул ногу на себя. Пёс резво отскочил в сторону. Однако, как только я вновь застучал молотком, зверь вернулся и схватил меня за другую ступню. Я опять заорал на кобеля и попытался его пнуть. Он легко ускользнул от удара и сел рядом с будкой.
Спустя минуту всё повторилось. Затем ещё раз, и ещё. Самое неприятное, было в том, что с каждым разом Виктор хватал меня за ноги намного азартнее и, соответственно, гораздо больнее. А я лишь всё больше злился на такую глупую и, как оказалось, вредную собаку. Так продолжалось до тех пор, пока я наконец-то не закончил работу.
Бросив молоток и гвозди на пол, я стал выбираться наружу. Пока я, как швейный челнок, ворочался в будке, моя одежда пришла в совершенный беспорядок. Свитер, рубашка и даже майка выбились из-за пояса штанов. Телогрейка задралась и зацепилась за края узкого лаза. Я дернулся раз, второй и понял, что застрял. Да так прочно, словно Вини-Пух в норе у Кролика.
Набрав в лёгкие побольше воздуха, я стал звать на помощь и кричать, чтобы кто-нибудь ко мне подошёл. Но, во-первых, я уже оббил будку картоном, а он, как известно, очень хороший звукоизолятор. Во-вторых, жена и дети были в доме и находились за окнами с двойными рамами. Так что, сколько я не вопил, никто меня не услышал, и не поторопился вызволить из ловушки. Между тем, с каждой минутой, голая спина и обнажённый живот мерзли всё сильнее.
Трясясь от холода, я начал отрывать пуговицы от одежды и стаскивать её с себя через голову. Нужно сказать, что к тому времени, толстая телогрейка сбилась тугим плотным комом, а развернуться в будке было совершенно негде. Меж тем, Виктор не унимался. Этот мерзавец продолжал развлекаться и всё сильнее и сильнее хватал меня зубами за дергающиеся ноги. Безудержная злость на бестолкового пса зародилась в моей душе. Накопилась в огромном количестве и уже клокотала, как извергающийся вулкан.
Только спустя пять минут, я смог освободиться от всей своей одежды и оказался голым по пояс. Почти задохнувшись от усилий и неимоверной тесноты, я с огромным трудом перевёл дыхание. Немного пришёл в себя и полез наружу. Естественно, что, я двигался задом, пятясь, как рак. Причём голым животом я елозил прямо по мёрзлому снегу.
Что я тогда говорил, я сейчас повторять не буду. Сделать это мне не позволяет моё достаточно хорошее воспитание. Ну, так вот. Наконец, я всё-таки вылез из будки. Вздохнул с облегчением и встал на четвереньки. Однако подняться на ноги не успел. Похоже, что пёс разыгрался уже не на шутку. Подскочил сзади и изо всей силы цапнул меня за икру левой ноги.
Нестерпимая боль, пронзила мою ногу, и я заорал, как резаный. Не помня себя от ярости, я вскочил с колен. Схватил палку с земли и кинулся на Виктора. Пёс тотчас смекнул, что шутки уже закончились, и бросился бежать. Причём, рванул прямо в сад и помчался по снежной целине. Однако я был настолько зол, что не обратил на это внимание и летел за ним что есть мочи.
Возившаяся на кухне, жена услышала мой страшный крик и со страхом выглянула в окно. Представь себе картину, которую она увидела. На улице трещит двадцати градусный мороз. Не смотря на это, я голый по пояс, прыгаю, словно какой-нибудь доисторический индеец. Добавь к этому, что кожа на моём теле уже сильно покраснела от лютой стужи. Волосы торчат во все стороны, а лицо перекошено от жуткой злобы.
И вот в таком виде, я дикими скачками прыгаю по зимнему саду и увязаю по колено в снегу. Кричу благим матом и, словно безумный, бегаю за негодной собакой. Причём, потрясаю длинной палкой, зажатой в правой руке. Мне бы ещё вставить в волосы пару орлиных перьев, и был бы я вылитый Винниту – вождь аппачей.
Жена открыла форточку и испуганно крикнула: – Володя! Тебе жарко, что ли?
Я размахнулся изо всех сил и, словно боевое копье, бросил палку вдогонку псу. Но, к глубочайшему моему сожалению, я в него не попал. Остановился и выругался на чём свет стоит. Развернулся и, хромая сразу на обе ноги, пошёл домой.
Однако, вместо тёплого сочувствия своих родных, я получил очередную дозу криков и ругани. Прямо в сенях на меня накинулись жена и дети: – Ты зачем собаку гоняешь? – орали они на меня в три голоса: – Он больной, обмороженный, а ты его побить хочешь!
– Эта псина, мне все ноги искусала! – завопил я в ответ. Задрал штанины и показал свои свежие раны. От крупных кровоподтёков кожа на обеих моих щиколотках потемнела и стала почти багрового цвета. Родственники недоуменно притихли.
– А разделся-то зачем? – подозрительно спросила супруга.
– В будке застрял. Не мог вылезти. Вот и пришлось всё через голову снимать! – раздраженно объяснил я непонятливым домочадцам.
– Накинь что-нибудь и иди завтракать! – наконец-то, смягчилась жена.
Я быстро переоделся и отправился на улицу за своим барахлом, которое бросил в пылу погони. Подошёл к домику, присел на корточки и заглянул в тесный лаз. Как ни в чем не бывало, Виктор уже обживал утеплённую конуру. Он вольготно разлёгся в будке и раздраженно посмотрел на меня. Мол, ходят тут всякие. Отдохнуть не дают. Я не стал обращать внимания на его явное недовольство.
– Побеспокоили, видишь ли, его. – пробормотал я: – Тоже мне принц заморский.
И тут я увидел, на чём лежит этот негодный пёс. Оказывается, что вместо мягкой подстилки он использовал мою рабочую одежду! Моему возмущению не было предела: – Ах, ты зараза! – заорал я: – Разлёгся тут! – я вскочил на ноги и стал искать какую-нибудь палку, чтобы как следует проучить нахала. Виктор тотчас выскочил из домика и мгновенно скрылся за дальним сараем.
Вытащив из будки свои тряпки, я отряхнул их от клочьев собачей шерсти. Поднял молоток, собрал гвозди и устало побрёл домой. Пёс осторожно выглядывал из-за угла и внимательно наблюдал за мной.
Раздевшись в сенях, я протопал на кухню и, наконец-то, плотно позавтракал. Хотя, вернее сказать, пообедал. Потом почувствовал, что почему-то сильно утомился за это беспокойное утро. Тяжёло поднялся из-за стола, прошёл в гостиную и лёг на диван. Всё мое измученное тело и, особенно, искусанные щиколотки нестерпимо болели. Я устроился поудобнее, и сразу уснул.
Через час меня разбудила недовольная жена: – Иди, открывай! – строго сказала супруга: – Виктор пришёл! Лечиться хочет! – я прислушался. Собака тихо скулила за входной дверью. Я плюнул и с трудом встал с дивана. Открыл дверь и увидел, что кобель съежился от холода, и его трясёт крупной дрожью. Мне стало жалко бедного пса, и я впустил в сени неблагодарного наглеца.

Comments are closed.