Романова Маргарита, «Пушистый друг», номинация «Рассказы о животных»

Ромка был ужасно одинок. Нет, конечно, у него были родители, бабушки и даже дедушка. Но у него не было друзей. Совсем. Ни одного.
Почти каждый день он выходил во двор. Как взрослый. С важным видом сообщал маме, что пошёл гулять с друзьями и выходил. А потом долго сидел на лавочке, бросал быстрые взгляды на родные окна и иногда видел там мамино обеспокоенное лицо. И знал, что совсем скоро она подойдет к нему, сядет рядом на лавочку и ласково спросит:
— Ты так и не нашел себе друга, малыш?
Он, как всегда ничего не ответит. Только в горле станет очень колюче. Будто он проглотил кактус. И очень захочется уткнуться в мамину мягкую грудь и разрыдаться. Но он не позволит себе такой слабости. Ведь он настоящий мужчина. Почти взрослый и почти самостоятельный. И до этого почти осталось совсем немного — скоро он пойдет в школу.
Так было и сегодня. Ромка покорно позволил маме натянуть на себя ненавистную шапку, которая колола лоб и постоянно сползала на глаза. Сам напялил перчатки, аккуратно пальчик за пальчиком, как это делали взрослые. А он почти взрослый – до школы осталось всего десять месяцев.
— Солнышко, ты только со двора никуда не уходи, — тем временем напутствовала его мама. — Чтобы я постоянно могла видеть тебя в окно. Помнишь историю про мальчика из соседнего двора, которого похитил злой разбойник?
— Ага, — пробубнил Ромка и попятился к двери. Шапка постепенно сползала на глаза. Если мама увидит, то начнет ее поправлять. В носу станет щекотно и он обязательно чихнет. Мама подумает, что он простыл и оставит дома. Поэтому он и пятился к двери, и делал обеспокоенный вид, и хмурил лоб — в точности, как папа, когда опаздывал на работу.
— Беги, малыш, — ласково улыбнулась мама. – Сегодня во дворе гуляет много ребятишек. Ты обязательно найдешь себе друга. Только будь немного посмелее.
Детей действительного было много. Вчера вечером выпал первый снег. В белом наряде улица выглядела очень нарядной и сказочной. Дворовые мальчишки лепили снежных баб и весело играли в снежки. Они были розовощекие и счастливые. На несколько секунд он даже почувствовал их восторг и ощутил себя частью целого – кипящего, радостного и удивительного детства. Ромкины губы растянулись в счастливой улыбке и тут же колючий снежок угодил ему прямо в лицо. Он зажмурился. Было очень больно и холодно. Захотелось зарыдать в голос, но он сдержался. Плакать вообще было не в его привычках.
Когда Ромка открыл глаза, то увидел прямо перед собой взволнованное лицо мальчика примерно его возраста.
— Я не специально, — испуганно глядя на Ромку, покачал головой мальчик и указал пальцем на свой правый глаз: — Видишь – фингал. Это мне тоже снежком попали. И ниче. Родителям не жаловался.
— Да и я не буду маме говорить, — шмыгнул носом Ромка и стал внимательно рассматривать его правый глаз. Никакого фингала там не было. Да и вообще ничего необычного Ромка там не обнаружил. Кроме легкой синевы. Между тем, ему было ужасно интересно узнать, что такое «фингал» и как он может оказаться под глазом. Так интересно, что он все же решился спросить:
— А что такое фингал?
— Ты че не знаешь? – смешно фыркнул мальчишка и сильно округлил глаза. – Ну ты даешь! Это синяк под глазом так называется. А тебе сколько лет?
— Через две недели будет семь, — гордо заявил Ромка. – Через десять месяцев в школу пойду.
— А, ну ладно, — мальчуган явно потерял интерес к своему собеседнику, все его внимание сосредоточилось на снежной «перестрелке». – Ну тогда пока.
Мальчик резко сорвался с места и уже через секунду оказался на детской площадке, в самом центре событий.
Ромка до боли прикусил нижнюю губу и уныло поплелся к ненавистной лавочке. В душе еще тлела надежда на то, что веселый мальчуган вспомнит про него и предложит поиграть в снежки. Поэтому, когда ему в спину попал снежный ком, Ромка прямо подпрыгнул от радости. Он тут же развернулся на пятках, твердо уверенный в том, что вновь увидит перед собой испуганные глаза недавнего знакомого. И он спросит, как его зовут, и мальчуган с фингалом под глазом представится, и предложит ему поиграть, и он тоже будет розовощеким и счастливым, и… Но чуда не произошло. Ребята продолжали играть и никто даже не заметил, что «подстрелил» Ромку.
Сидеть на лавочке перехотелось. К тому же в окно на него смотрела мама. Он отчетливо увидел в темном проеме ее светлые волосы и остро почувствовал ее грусть.
— Ладно, я пошел домой, — зачем-то сообщил невидящим его ребятам Ромка. – Холодно сегодня. Простыну еще.
Мама в окне покачала головой и скрылась в глубине квартиры.


***
Вечером Ромка залез под теплое тяжелое одеяло с головой и заткнул пальцами уши. Родители, как всегда, ругались на кухне. Конечно, они старались разговаривать тихо, щадя его «несформировавшуюся психику», но он отчетливо слышал каждое их слово.
— Степен, у мальчика совершенно нет друзей, — строго говорила мама. – Пусть у него будет хотя бы собака. Рома будет с ней гулять и ему не будет так одиноко.
— Ты же знаешь, что я не люблю животных, — с трудом сдерживал крик папа. – От них только пыль и грязь. Да и выгуливать их надо ранним утром. Кто будет этим заниматься? Я! А шерсть по квартире собирать? Ты! И кому в результате мы собаку покупаем? Себе? Да сдалась мне эта живность!
— Конечно, ты круглосуточно на работе, — заплакала мама. – Ты не видишь, какой он возвращается с улицы! Он похож на побитого пса! Несчастного, одинокого, никому не нужного!
— Пусть развивает в себе коммуникативные навыки, — смягчился папа. — В наше время без них не выжить. Сама знаешь. Запиши его на какие-нибудь курсы.
— Еще не придумали таких курсов, которые могли бы заменить настоящих друзей, — всхлипнула мама.
— А я говорил тебе, что Ромку нужно в детский сад отдавать. Ты сама настояла на домашнем воспитании. Вот и пожинай теперь плоды. Посадила мальчишку под свой подол – так чего теперь удивляться?
— Ты же помнишь, каким он был болезненным малышом, — мамин голос зазвенел от напряжения и несправедливости обвинения, выдвинутого в ее адрес. – Если бы он пошел в садик, то мы бы из поликлиники не выходили. Теперь ты ставишь мне это в упрек? Ведь мне, а не тебе, пришлось отказаться от интересной работы и от мечты выстроить карьеру. Да я чувствую себя домашней клушей, отупевшей и по уши увязшей в быте! Как ты вообще можешь такое говорить, Степа!?
— Ладно, прости, — ласково проговорил папа. – Я был не прав. Только давай больше не будет поднимать тему про собаку. Это постоянно заканчивается скандалом и твоими слезами. А ты же знаешь, как я не люблю, когда ты плачешь.
Ромка тоже не любил, когда мама плачет. Когда в ее глазах начинали искриться прозрачные ручейки, ему отчего-то становилось очень страшно. Казалось, что мир вокруг него рушится и рассыпается на гигантские осколки. И негде спрятаться от этих огромных булыжников, и один из них вот-вот придавит его. Поэтому он изо всех сил старался не расстраивать маму, и даже щеночка никогда у нее не просил. Хотя очень хотел. Очень-очень.
Мама с папой продолжали о чем-то разговаривать, но уже спокойно, и Ромка перестал различать слова. Тем более, крепкий сон уже распахнул свои теплые объятия ему навстречу и Ромка не стал сопротивляться.
***
Что-то мокрое и шершавое коснулось его щеки. Шумное сопение ворвалось в сладкую дрему, а в носу неожиданно защекотало. Ромка звонко чихнул и сел. Что-то теплое прижалось к его правой ноге и мальчик перевел заспанные глаза на это самое «что-то». Сначала он увидел розовый влажный язык, потом смешную рыжую челку, ниспадающую на два глазика-бусинки, испуганно смотревших на него. Ромка не поверил увиденному. Сначала он подумал, что еще не проснулся и это всего лишь сон. Но, ущипнув себя за правый бок, убедился, что не спит. Потом с силой потер глаза – наверное, спросонья померещилось. Но рыжий пушистый комок не пропал, только взгляд его изменился – теперь в нем читался не испуг, а явная заинтересованность. А ты кто –Ромка прочитал вопрос в его газах.
— Привет, — робко улыбнулся ему мальчик. — Меня Рома зовут. А тебя?
— Рррр, — важно заявил пес и вцепился острыми зубками в край одеяла. Он предлагал Ромке поиграть и мальчик сразу это понял. И очень этому обрадовался. Ведь настоящие друзья должны понимать друг друга без слов. Ромка схватил одеяло за другой край и потянул на себя.
— Рррр, — изобразил угрозу пес, но Ромка ему не поверил. Это всего лишь игра, веселая и забавная – кто кого перетянет называется. Яркий пододеяльник жалобно скрипнул и порвалось на две части. Рыжее чудо тут же выпустило угол одеяла изо рта и шмыгнуло под кровать.
— Предатель, — продолжая широко улыбаться и нисколечко не обижаясь на своего друга, покачал головой Ромка. В точности, как папа, когда они играли на природе в футбол и мяч угодил прямо в тарелку с бутербродами. Испугавшись, что мама его отругает, Ромка тогда спрятался за дерево, оставив папу один на один с разъяренной мамой.
— Смотрю, вы уже познакомились, — раздался строгий мамин голос. – Могли бы и поаккуратней.
— Могли, — согласился с ней Ромка и постарался сделать виноватое лицо. Но у него ничего не получилось. Счастливая улыбка никак не хотела сползать с лица.
— Горе ты мое луковое, — покачала головой мама. – Когда же ты повзрослеешь у нас?
— Через девять месяцев и двадцать девять дней, — радостно заявил Ромка. – Спасибо, мама!
— Спасибо здесь недостаточно, — улыбнулась мама и ловко вытряхнула одеяло из его испорченного наряда. – Собака – это живое существо. А, значит, ей надо есть и пить. Плюс – прогулки минимум два раза в день. И за все это отвечаешь ты. Справишься?
— Еще как! – закричал Ромка и обнял маму, и начал целовать ее в прохладные щеки, и благодарить, и плакать – от радости, а это можно.
За завтраком Ромка с мамой придумывали имя для своего нового члена семьи. Клички, предлагаемые мамой, Ромке категорически не нравились.
— Тузик, Шарик, Рыжик, Мохнатик, — перечисляла она, но мальчик лишь отрицательно качал головой.
— Мама, разве ты не видишь, что он у нас особенный, а значит и имя у него должно быть особенным.
— И чего же в нем особенного? Обычный щенок породы чау-чау. Нашел уникума.
— Кого нашел? – заинтересовался Ромка.
— Уникума, — с готовностью пояснила мама. – Уникального, то есть не такого, как все.
— У-ни-кум, — по слогам повторил Ромка и, задумавшись на секунду, радостно вскочил на ноги. – Придумал! Ты, мамочка, такая у меня молодец! Лучше имя не найдешь!
— Так… таких имен не бывает, — растерялась мама. – Кто ж так псов называет.
— Я! Я называю! – звонко прокричал Ромка и побежал в зал, где Уникум спал крепким сном, свернувшись тугим калачиком возле дивана.
Мальчик не стал будить своего лучшего друга. Он подкрался к нему на цыпочках и начал рассматривать его смешную челку, пушистые ушки, нежные розовые лапки. Все это вызывало в нем столь огромные приливы нежности, что у мальчика перехватывало дыхание. Кажется, Уникум почувствовал Ромкин взгляд. Рыжий пес открыл глазки-бусинки и удивленно посмотрел на мальчика. «Поспать спокойно не дают» — прочитал Ромка в его недовольном взгляде.
— Извини, Уникумчик, — ласково потрепал его за ушком мальчик. – Просто так захотелось тебя увидеть…
Пес понимающе вздохнул и лениво поднялся на ноги. И тут же в его взгляде вновь заиграл озорной огонек.
— Только не одеяло, — предупредил его Ромка. Но на этот раз собаку заинтересовала штанина Ромкиных трико. Вцепившись в податливую ткань острыми зубами, Уникум потянул ее на себя. Но Ромка уже знал, чем может закончиться такая игра, поэтому строго сказал:
— Уникум, нельзя!
Пес тут же отпустил штанину и удивленно посмотрел на маленького хозяина.
— Порвешь, — объяснил ему Ромка и Уникум, кажется, все понял. По крайней мере нисколечко не обиделся.
— Сейчас пойдем гулять, — важно сообщил псу мальчик. – Так что собирайся. И смотри не забудь ничего.
На этот раз сборы на улицу проходили очень весело и как-то суетливо. Уникум постоянно путался под ногами, радостно вилял хвостом и громко сопел. Мама по-доброму ворчала на него и легонько отталкивала Уникума ногой. Ромка же, напротив, исподтишка поддразнивал своего пушистого друга. Очень уж нравилась ему такая суета и такие вот сборы на улицу. Сегодня в первый раз за всю жизнь, Ромка не чувствовал себя одиноким и никому не нужным.
И даже двор, встретивший его привычным равнодушием, на этот раз совершенно не расстроил мальчугана. Уникум, выбежавший из подъезда первым, тут же занырнул в пушистый сугроб и понесся вглубь детской площадки, поднимая над собой легкое снежное облако. Ромка бросился за ним. Почувствовав преследование, Уникум даже заскулил от радости. Захотелось так же заскулить и Ромке, но он решил ограничиться звонким смехом.
— Уникум, стой! – закричал мальчик. – Ко мне! Иди ко мне!
Пес резко затормозил, развернулся и с такой же скоростью бросился навстречу Ромке. Мальчик едва успел отскочить в сторону, чудом избежав неминуемого столкновения. Уникум весело размахивал хвостом и с бешеной скоростью носился по детской площадке. Он подбегал к дворовым мальчишкам и молчаливо предлагал поиграть. Вчерашний Ромкин знакомый нашел длинную палку и забросил ее в сугроб. Уникум тут же бросился следом за ней. Снег облепил теплую шерсть пса и он сам стал напоминать живой сугроб. Ромка вновь почувствовал себя лишним и ужасно одиноким. Он грустно поплёлся к лавочке, которая почти скрылась под белоснежным покрывалом. Но дойти до нее мальчик не успел. Черные глазки-бусинки неожиданно появились прямо перед ним и огромный сугроб повалил его на землю. Розовый шершавый язык начал облизывать его лицо. Ромка сморщился и попытался выбраться из-под тяжелого Уникума. Но сделать это было не легко. И мальчику осталось только принимать столь искреннее проявление собачьей любви и преданности.
Лишь когда Уникум, наконец, выразил маленькому хозяину всю глубину своих чувств, Ромка смог вырваться из его объятий. Мальчик обтер рукавом лицо и сел. Вокруг него столпились все дворовые ребятишки. Они окружили Ромку со всех сторон и с интересом разглядывали его.
— А я его знаю, — первым подал голос его вчерашний знакомый. Ромка отчетливо услышал в его голосе настоящую гордость и очень этому удивился. Он продолжал сидеть на земле и удивленно озираться по сторонам.
— Он черед десять месяцев в школу пойдет, — важно продолжил розовощекий мальчуган и фингалом под глазом и обратился к Ромке: — Правда же?
— Ага, — подтвердил Ромка и встал. – Меня Рома зовут, а тебя?
— А меня Вася, — широко улыбнулся мальчуган и протянул ему руку для приветствия. Ромка стянул одну варежку и пожал его теплую ладонь.
— А меня Стасик, а меня Вова, — со всех сторон потянулись к Ромке детские руки. Он пожимал каждую и назывался по имени. Уникум сидел рядом с Ромкой и жался к его ноге. И это живое тепло придавало ему уверенности.
Прошел год…
После школы Ромка пошел гулять с Уникумом. Вася уже ждал его во дворе. Больше никого из ребят на улице не было. Видимо, задержались в школе. Уникум привычно побежал на детскую площадку. Ребята неторопливо пошли следом.
— А мне родители не хотят покупать собаку, — вздохнул Вася. – Хоть и обещали. Если я окончу первый класс без троек. Обманули, получается.
— Купят, — пообещал другу Ромка. – Раз обещали, значит купят.
— Ой! – испуганно вскрикнул Вася. – А где же Уникум?
Ромка начал озираться по сторонам. Собаки нигде не было.
— Уникум! – закричал Ромка. – Уникум, ко мне!
Но пушистый друг не кинулся ему навстречу и привычно не прижался к ноге. Ромкино сердце заколотилось с бешеной скоростью и во рту стало сухо.
— Он побежал в соседний двор, — высунул в приоткрытую форточку взлохмаченную голову Вова и кивнул направо.
Ромка с Васей кинулись в указанном направлении. Уникум действительно оказался там. Он поставил передние лапы на колени худенькому мальчику, одиноко сидящему на лавочке, и пытался лизнуть его в лицо.
— Уникум, ко мне! – закричал запыхавшийся Ромка.
Но пес никак не отреагировал. Он продолжал весело вилять хвостом и тыкаться рыжей мордой мальчугану в колени. А вот мальчик посмотрел на Ромку. Грустно и растерянно. И прикусил нижнюю губу. Недалеко от него играли в снежки ребята. Они весело смеялись, и никому не было дела до грустного мальчика, каждый день выходившего во двор в надежде найти себе настоящего друга.
— Меня Ромка зовут, а тебя? — подошел он к мальчику и протянул ему руку.
— Андрей, — робко улыбнулся ему мальчуган.
— Мне нельзя гулять в чужом дворе, — опустил глаза Ромка, чтобы никто не заметил слезы, предательски подступившие к ним. – Меня мама потеряет. А он может. Его Уникум зовут. И он станет тебе хорошим другом.

Comments are closed.