Попова Татьяна, произведения, разные номинации

Номинация «Милосердие»

Дети Земли

Каждое утро начинается с того, что я выгуливаю свою собаку. Её глаза смотрят на меня с любовью, и всем своим видом она выражает готовность разделить со мной те трудности или приключения, которые встретятся нам в пути.
Но мы встречаем тишину спящих улиц, голубей и белочку, которая под деревом прячет орешек.
Земля только просыпается от освежающего сна, когда мы, её дети, уже приветствуем её пробуждение своим весёлым смехом или лаем, или чириканьем.
Да, да. Все мы дети Земли. Все мы братья. Мы не можем жить друг без друга и нормально расти, и развиваться.
Чтобы жили деревья  нужны птицы, а чтобы жили птицы, нужны ягоды, зёрнышки, жучки, личинки, червячки. А чтобы жили люди, нужны и деревья в лесах и на улицах городов, птицы в небе и рыбы в реках и морях, оленьи стада и медвежьи берлоги, волчий вой и пение соловья, мерный бег лошади и мурлыканье кошки, лай собаки и мычание коровы. Нужно жужжание мухи и пение комара.
Не всегда это понятно и не всегда приемлемо, но всегда необходимо, чтобы звенья живой цепи, которая образует своеобразные параллели и меридианы, никогда не разорвались. Чтобы самое маленькое звено этой жизненно важной цепочки не разогнулось и не потерялось, соскользнув в небытие.
Мы не можем жить друг без друга, но очень часто об этом забываем. Но наша планета живая, и ей больно, когда кто-то ударит ногой камень (ведь у него бьётся сердце  1-2 удара в несколько лет) или когда я сорву цветок.
Мы изучили анатомию и физиологию всего живого на Земле, мы знаем образ жизни и поведенческие реакции многих животных, знаем, как устроены гнёзда птиц и как образует цветок растение. И многое ещё нам известно.
Но мы не знаем ещё какого-то очень важного и нужного пласта информации о жизни нашей живой планеты.
Почему воробей, когда начинаются холода, заглядывает в мое окно, а синички стучат в раму своими клювиками? Ведь кормушка совсем в другом месте. Но они знают, каким-то только им ведомым образом, что именно здесь живёт тот, кто распределяет жизненно необходимое питание в снежную, холодную зиму. И просят меня, их покормить.
А сорока, которая рассадила на ветке под моим окном своих подросших птенцов, и они сидели, чинно переговариваясь под присмотром строгой мамаши, пока я любовалась ими? Это что  инстинкт? Нет. Она знала, что мне приятно будет видеть её сорочат. Так она благодарила меня за то, что я кормила её зимой.
Или собака, которую я попросила не лакать воду, чтобы она не разбудила только что уснувшего ребёнка. Я шепотом сказала: «Попьешь позже», и она тихо лежала на своём месте, пока сын не проснулся. И как только он зашевелился в своей кроватке и позвал меня, собака вскочила со своего места и долго и жадно лакала воду, утоляя жажду. Значит, она терпела, уступая моей просьбе. Но я не учила её такой команде. Она просто поняла меня.
Или слабый, хилый отросток калерии, который я хотела выбросить, а потом пожалела, и он неожиданно разросся и окреп, а потом зацвёл своими красными колокольчиками. Это была его ответная реакция на мою любовь к нему.
Зато другой комнатный цветок захирел оттого, что мне он показался ненужным. Эта отчуждённость убила его, и теперь он медленно засыхает на моем подоконнике.
Отверженность и востребованность, любовь и безразличие или открывают дорогу к общению и открытиям в живой природе или наглухо перегораживают её.
Ни логические построения научной мысли, а именно любовь ко всему живому: двуногому, четвероногому, пернатому, к деревьям, дождю, солнцу вводит человека в величественный храм Природы, и она, как любящая мать, баюкает нас на своих руках, поверяя любящим сердцам свои тайны.
Но я говорю не о любви эгоистичной, приземлённой, порабощённой вещественным началом. Я говорю о любви-подвиге, о любви жертвенной, о любви, забывающей свои сиюминутные интересы ради ближнего, будь то животное, птица или человек.
Люди познали тайну атома, но кроме атомных электростанций появилось ядерное оружие, способное в считанные минуты убить всё живое на Земле.
Люди имеют возможность влиять на погоду, но появилось климатическое оружие, а вместо того, чтобы все силы учёных разных стран обратить на то, чтобы разработать способы лечения рака, СПИДа, вирусных гепатитов и других неизлечимых болезней, разрабатывается бактериологическое оружие.
Большинство открытий приносят не пользу, а вред и используются не для того, чтобы нести жизнь, а для того, чтобы убить.
Кто же откроется перед своим врагом и поведает о сокровенном? Это было бы безумием. Поэтому и сокрыты мудрой матерью-Природой от большинства людей те факты и явления, которые буквально лежат на поверхности.
На святой горе Афон православный монах, старец высокой духовной жизни, умирал от рака. Он попросил себе этот рак для того, чтобы кто-нибудь из безнадёжно больных выздоровел, а он умер вместо него. Так он поступал из любви к людям. И ему было открыто, что рак легко излечивается тем лекарством, которое врачи используют ежедневно, не зная ещё об этих его свойствах. Но старец умер, так и не поделившись ни с кем этой информацией, потому что он был прозорливец и знал, что ещё не время людям знать об этом, потому что они обратят её не к добру, а ко злу.
Никто не спорит, что человечество без науки не сможет прожить и дня. Но вот только важно, чтобы прежде были покорены духовные высоты, и учёный был преисполнен любовью и состраданием ко всему живому. А уж вослед духовному может воспарить и научная мысль. Но тогда зла от научно-технического прогресса будет во много раз меньше, и мы сможем жить в мире и гармонии друг с другом и нашими меньшими братьями.
Ведь их глаза смотрят на нас с такой надеждой. И очень хочется верить, что милосердное человеческое сердце не обманет их светлых ожиданий.

Другие произведения автора можно прочитать по ссылкам ниже:

“Чудо природы”

“Хлебное место”

“Мыш без мягкого знака”

“Негро”

Comments are closed.