Нурутдинов Ленар, «Чёрная кошка», номинация «Рассказы о животных»

Помню октябрь две тысячи пятнадцатого года, когда я переехал в другую квартиру. Не сразу, через какое-то время, я стал замечать в подъезде чёрную кошку. Несмотря на то, что в подъезде было темно, не заметить её было трудно. Обыкновенная кошка, беспородная, тощая, кости тонкие, тело среднего размера, вся шерсть чёрного окраса, средней длины, кожа ушей, носа, подушечек лап чёрная. Этакая «чернокожая», малопримечательная, но ухоженная, относительно чистая, с гладкой, не свалявшейся шерстью. Мордочка красивая, гармоничная, с правильными чертами. Однако у неё были особенные, зелёные глаза, которые выделяли её среди остальных дворовых кошек. Взгляд её был настолько добрый, проникающий в душу! Будто на тебя смотрит разумное существо. Этот проникновенный взгляд я никогда не забуду.
Я люблю подниматься и спускаться по лестнице. Поэтому часто пересекался с этой кошкой, которая любила греться в углу возле труб и батарей на разных этажах. Живу я на пятом этаже, а кошка любила бывать между третьим и четвёртым этажами или под лестницей. Сначала она не обращала на меня внимания. Только смотрела вслед с небольшим подозрением, когда я шёл по лестнице. Но как-то раз, поднявшись по лестнице до квартиры, я решил покормить кошку. Зашёл домой, взял горсть сухого корма для кошек, и спустился на лестничный пролёт между третьим и четвёртым этажами. Подошёл к ней, она привстала на лапы. К моему удивлению, она не убежала, когда я протянул руку, чтобы положить рядом с ней корм. В тот момент меня посетила мысль, что она домашняя, и её выгнали навсегда, или её оставляют в подъезде, пока хозяев нет дома. Ведь уличные кошки часто убегают, неправильно поняв намерения человека, который хочет их угостить. Боятся, что человек подходит с плохими намерениями. Мне стало жалко кошку. Она приступила к трапезе. Я не стал ей мешать.
В тот же день мне надо было идти в детский сад, чтобы забрать ребёнка домой. Во время спуска по лестнице за мной увязалась всё та же чёрная кошка. Я сказал кошке, что накормлю её, как вернусь. Не знаю, поняла ли она. Кошка вышла вслед за мной из подъезда. Видимо, пошла гулять. На обратном пути я её не встретил. Увы.
На следующий день мне надо было идти на работу с утра. Мне хотелось встретить кошку, но этого не случилось, что слегка огорчило меня. Прошло какое-то время, и я снова пересёкся с чёрной кошкой на лестничной площадке. Я поднялся по лестнице до квартиры. Она осталась ниже. Как и в прошлый раз, я взял корм, спустился и накормил её. Это был поворотный момент. Так начались наши встречи с кошкой. Я шёл домой, спускался и подкармливал её.
В один прекрасный день мне надоело спускаться к кошке. Я зашёл в подъезд, а мне навстречу, на улицу выбежала чёрная кошка. Я позвал её. Она откликнулась и вернулась в подъезд. Я пошёл к лестнице, стал подниматься и продолжал звать её за собой. Она бежала за мной, сопровождая все пять этажей. Время от времени, она опережала меня, останавливалась и ждала. Меня это удивило. Будто кошка проделывала такое не раз, ещё до меня. Когда мы поднялись на пятый этаж, я быстро открыл дверь своей квартиры, вошёл внутрь. Кошка осталась за дверью. А я разулся, пошёл на кухню за кормом. К входной двери подбежали большой шестилетний рыжий кот Месси и юная серая однолетняя кошечка небольшой комплекции Кетти. Обе кошки стали обнюхивать щель не захлопнутой до конца двери. Так чёрная кошка через щель познакомилась носиком с моими кошками. Я открыл дверь и положил горсть корма сбоку от двери, на пол этажа. Мои кошки в этот момент спрятались. Незнакомка пугала их. Понаблюдав за чёрной кошкой, которая, хрустя, уплетала корм, я закрыл дверь.
Так стало повторяться изо дня в день. Я выхожу из дома, кошка следует за мной по лестнице. Провожает до двери подъезда и остаётся внутри, а я иду дальше по делам. Возвращаюсь домой, она следует за мной до квартиры. Ждёт корма. В это время за ней в щель наблюдала Кетти. Чёрная кошка получала корм и кушала за дверью. Бывало, я выходил из дома три-четыре раза в день. И каждый раз кормил её. Пришлось сократить порцию, потому что содержание дворовой кошки не входило в мои планы.

Всё чаще я стал замечать мальчика, на вид десять лет, живущего в квартире на четвёртом этаже, который подкармливал кошку и брал к себе домой. Меня начали посещать мысли, что я подкармливаю чью-то кошку, которую хозяева выгнали из дома. Кроме того, кормёжка кошки превратилась в рутину. А дома свои кошки, которые хотят кушать. Лучше я потрачусь на них. Куплю им что-то особенное, вкусненькое. На ум пришло жёсткое решение: больше не подкармливать чёрную кошку.
Три дня я не кормил кошку. Помню первый день, когда я стал выполнять жёсткое решение. Поднимаюсь по лестнице после работы, она идёт за мной. Мяукает. Я дохожу до двери. Быстро открываю, проскальзываю внутрь и тотчас закрываю за собой дверь. Доволен собой. Я смог. Наступил на жалость. Проявил волю, выдержку. Я ничем ей не обязан. Она чужая кошка. Может быть дворовая. Не важно. Я не могу помочь всем дворовым кошкам. Я не миллионер. Я не обязан подкармливать чужих кошек. Пусть это будет на совести хозяев. Я небогатый человек, у меня двое детей на иждивении, жена в отпуске по уходу за ребёнком получает копейки. Я простой преподаватель, мне самому не хватает. Бог поймёт и простит. Такие мысли меня посещали в тот момент. А у самого кошки на душе скребли. Жалость перевешивала чувство удовлетворения от моей решительности. Кошка всё так же встречала меня. С каждым разом её добродушный взгляд всё больше превращался в несчастный, обиженный. Она будто спрашивала, за что я её наказал? В чём она провинилась? Но я ходил довольный собой. Я принял решение и исполню его до конца.
На четвёртый день она не пошла за мной. Осталась лежать возле батареи. Был декабрь. На улице сильно похолодало. И даже в подъезде ощущался холод. Я поднимался по лестнице и встретился взглядом с кошкой. В её глазах была какая-то боль и обида. Я никогда не видел её такой грустной. Она отвернулась и будто тяжело вздохнула. Это было последней каплей. Я не выдержал. Появилось ощущение, что я делаю что-то неправильное. Вот лежит голодная кошка, которую, судя по всему, никто эти дни не кормил. А я хожу довольный тем, какая у меня сила воли, сколько денег я сэкономил. Я позвал кошку за собой, но она не пошла. Тогда я поднялся домой, захватил корм, спустился и угостил её. Чёрная кошка посмотрела с какой-то благодарностью. Я не видел, чтобы кто-то так жадно и увлечённо кушал. Она была очень голодна. Меня посетила мысль, что вот так и умирают кошки, смирившись с безысходностью. Ложатся в угол и лежат несколько дней, пока не умрут. Так умер когда-то мой кот, которого я оставил у мамы. Он прожил восемнадцать лет, заболел на последнем году жизни, и устав от мучений, просто лёг в угол, отказавшись есть. Спас ли я чёрную кошку? Не знаю. Тогда мне казалось, что она здоровая, юная, вся жизнь у неё впереди, сама найдёт себе пропитание. А тут возникло ощущение, что она хочет умереть, ей больно, её предали. Человек, которого она полюбила, от неё отвернулся.
Я снова стал подкармливать кошку. Несколько раз в день. Через какое-то время я заметил, что соседский мальчик с четвёртого этажа перестал уделять внимание кошке, перестал кормить и забирать домой. Потом пришло осознание, что мальчик просто наигрался с ней, восполнил то, что недополучил из-за родителей. Родители запрещали завести кошку. Они были равнодушны к чёрной кошке, как и она к ним. Значит, они не выгоняли эту кошку. Она на самом деле дворовая. Я убедился в правильности принятого решения. Я должен помогать ей.
Меня поражали её интеллектуальные способности. Ведь она дворовая кошка, которая выглядит достаточно юной. Но вела себя очень умно. Стоило мне дойти до второго этажа, как она с мяуканьем бежала за мной из-под лестницы, ведущей в подвал. Она как-то понимала, что это именно я. По звуку. Видеть меня сразу она не могла. Из интереса я проводил эксперименты. Поднимался очень быстро, молча, по-другому передвигая ноги. Но каждый раз она меня догоняла, пока я открывал дверь. За другими людьми она не бежала. Трудно было зайти в квартиру так, чтобы внутрь не забежала чёрная кошка. Жене «не везло» чаще. Она заходила домой с коляской. Пока закатишь коляску в коридор, кошка тут как тут и ходит по квартире. Сначала мы старались быстрее выпроводить её. Наши кошки восприняли её не сразу. Месси прятался, а Кетти преграждала путь и отталкивала чёрную кошку лапой. Что меня поражало в этой чёрной красавице – она не реагировала на шипенье, толчки и продолжала всем телом ластиться о наши ноги. Забавно было видеть, как она усиленно «гладила» наших кошек, а те пытались уйти от неё и шипели. Со временем наши кошки встречали гостью менее холодно. Равнодушно, но без страха и подозрения. Месси безучастно смотрел с дивана на прогуливающуюся гостью, а Кетти лишь слегка отталкивала от себя лапами настойчивую, ласковую чёрную кошку. Они к ней привыкли.
Я искренне удивлялся, откуда в этой дворовой кошке столько доброты, ласки. Ведь ничего хорошего в жизни она не видела. Холодный пол, грязный двор, грязный накуренный подъезд, пьяные мужики во дворе и подъезде, злые соседские и уличные собаки. Очень подозрительные, нервные и хмурые коты.
В разгар зимы кошка начала вести себя странно. Перестала идти за мной. Я приносил ей еду, но она не кушала. По её поведению я понял: началась течка. Она всё время мяукала и тёрлась о пол. Жалко было смотреть на неё, но что я мог сделать? Это природа, ничего с этим не поделаешь. Всю неделю я проходил мимо неё. Я смирился с мыслью, что она может умереть. Затем она пропала на несколько дней. Когда объявилась, всё снова вошло в прежнее русло. Она меня встречает и получает еду.
Однажды я заметил, что черная кошка пополнела. Сначала я подумал, что она съела что-то крупное. Как раз недавно я порадовал её большим куском сырой курицы. Но в очередной раз взяв её за живот, чтобы выставить её с едой за дверь квартиры, я почувствовал мягкий крупный живот и торчащие крупные соски. Она беременна.
Я не почувствовал какой-то особой ответственности за неё с тех пор. Моё отношение не изменилось, не стало лучше или хуже. Я подкармливал её, хорошо относился. Но не более. Почему-то я не думал о котятах, где они будут жить, что будут кушать. Эти мысли посетили меня позже, когда котята появились на свет.
Стыдно признаться, но я упустил момент появления котят на свет. Кошка опять пропала на несколько дней. Обнаружили мы её в закутке в подъезде возле выхода. Трудно описать словами. Но как заходишь в подъезд, есть лестница. По ней поднимаешься на первый этаж. Ну а справа от неё есть выступ в стене. Этот выступ частично разобран, со стороны выхода из подъезда отсутствует одна боковая панель. Вот туда затесалась кошка с котятами. Котята были тёмные, находились глубоко внутри и не шевелились, спали. Дотянуться до них не получалось.
Кошка продолжала встречать меня, выпрашивать еду. Меня поражало: как можно бросить котят? У кошки была какая-то железная уверенность, что им ничто не грозит. Будто она не раз оставляла котят в том же закутке. Но к чести кошки, надо сказать, что котятам трудно было выползти оттуда самостоятельно, а достать их даже у меня, учитывая мой немаленький рост, не получалось. Не хватало длины рук.
Котятки вели себя тихо. Пока мамы не было, они тихо спали. Когда появлялась, кормились. Тоже тихо. Был слышен лишь едва различимый писк. Жена стала носить кошке молоко прямо в закуток. Иногда давала молоко в пакете за дверью квартиры, когда кошка вбегала к нам. Я был благодарен жене за доброту и заботу. Чёрная кошка стала для меня за эти полгода своей. Я думал над тем, взял бы я её к себе домой. И всегда ответ был нет. Не потому, что у меня две своих кошки, и я не богатый человек. Я видел, что ей нравится свободная жизнь. Она гуляет, дружит с котами, заводит котят. Ей не подойдёт скучная жизнь в четырёх стенах в качестве стерилизованной кошки.
Накануне, двенадцатого апреля, кошка повела себя странно. Спряталась под лестницу. Зажалась. Сидела тихо. За мной не шла. Я не стал заставлять. Еду отнес, но она не притронулась. Еды у неё хватало, в закуток люди клали мясо, консервы. Всё-таки у кошки котята. Я списал её странное поведение на то, что у неё болит живот.
Помню этот день — тринадцатое апреля. Никогда не предавал значения цифрам и не был суеверным. Денёк выдался не очень тёплым, скорее похожим на конец зимы, чем середину весны. Я возвращался с работы. На пути к дому мне позвонила жена. Она попросила, чтобы я посмотрел кошку в том самом закутке, жива ли она. Что она не подошла к молоку и не шевелится. Изначально я хотел забрать ребёнка из детского сада, что недалеко от моего дома. У меня всё похолодело. Мне стало как-то не по себе. Что значит для меня чёрная кошка? Она даже не моя, вообще дворовая. Зачем мне её жалеть? Если она умерла, что будет с котятами? Они же пропадут. Почему она вообще умерла? Ничто не предвещало беды. Может жене показалось? Я надеялся на лучшее.
Я зашёл в подъезд, поднялся на первый этаж и заглянул в закуток. Кошка смотрела всё тем же пронзительно добрым взглядом, но в то же время каким-то странным, другим. Она лежала на боку. Я продолжал наблюдать, дышит ли она, моргает глазами, шевелит лапами. Нет. Она лежала неподвижно. Я понял, что изменилось во взгляде чёрной кошки: он стал стеклянным. Я понял, что кошка мертва. Но трудно было убедить себя в этом. Пронеслись мысли в голове. А что ощущают те люди, что обнаруживают близкого человека мёртвым? Вот так, ни с того ни с сего. Без видимой причины. Без болезни. Не погибшим, а умершим непонятно от чего. Насколько это неожиданно вот так прийти домой, а на диване неподвижно лежит любимая с застывшими глазами, стеклянным взглядом? Какой ужас и боль утраты испытывают люди, потерявшие близких при таких обстоятельствах.
Потрясённый, я сидел возле кошки, будто пытаясь выяснить причину смерти. Но кто будет осматривать труп кошки и делать вскрытие, чтобы выявить причину смерти? Тем более я не криминалист, не эксперт, не патологоанатом и даже не врач. Но все признаки говорили о естественной смерти и лишь косвенно указывали на отравление. Поверить в естественную смерть было очень трудно. Поэтому я для себя решил, что кошку отравили. Зачем? Кому это надо? Может алкаши насильно напоили алкоголем. Бывают у нас в подъезде пьяные посиделки. Может табачным дымом кто-то отравил. Но она могла и сама. У нас всё время в подъезде накурено так, что дышать невозможно. Вполне правдоподобно – отравление от никотина. Она кошка, ей много не надо. Курили втроём рядом с ней, вот она и отравилась. А может дворник отравил, хотя зачем? Она ходит на улицу справлять нужду. С другой стороны, может из-за котят отравил, котята ведь будут гадить… Стоп! Поток моих мыслей прервало какое-то шевеление. Это было по-своему страшно. Когда ты сидишь рядом с мёртвой кошкой, и вдруг что-то тёмное шевелится. Не хотелось думать о крысах, которые могут копошиться в трупе. Я стал всматриваться. В закутке темно. Не очень хотелось прикасаться к трупу, но я должен был найти котят. Я поднялся к себе домой.
«Кошка умерла. Её отравили», — известил я жену – «Дай мне лопатку и пакет». Взяв детскую лопатку, я быстро спустился вниз и пошёл к закутку. Начал спасение котят. Мимо проходили люди, взрослые и дети. Смотрели с любопытством. Но мне было всё равно. Нужно найти котят. Где-то с трупом матери лежат котята, а тут люди ходят и даже не замечают, что кошка сутки как умерла!
Я попытался нащупать котят лопаткой. Нащупал двоих. Попытался оторвать от мамы, но сделать это лопаткой было неудобно. Чуть отодвинутые от мамы, они моментально ползли к ней. Оставив тщетные попытки, я отложил лопатку. И потянулся рукой. Мне повезло: кошка лежала близко к выходу из закутка. Дотянулся кончиками пальцев до одного. Сделав усилие, взял за шкирку. Сейчас не до нежности. Котёнок запищал. Я вытащил его и положил на пол. Чёрненький комочек, весь зажался и пищит. Значит всё в порядке. Я потянулся за вторым. Так же вытащил его. Как оказалось потом, это киска. Тоже чёрненькая, маленькая, испуганная, пищит. Двухнедельные котята. Боже мой! Что с ними делать? Без кошки они пропадут. С трупом я их не оставлю. А где третий? Ну не могла кошка родить двух котят. Маловероятно. Забрали? Жена вроде говорила, что кошка родила троих. Но третьего нигде не видно.
Собравшись с мыслями, я взял лопатку. Нужно убрать оттуда кошку. Где котятам жить, если что? Да и третьего найти надо, а тело кошки загораживает свет. Я попытался вытащить тело. Получалось не очень. Тут бы пригодилась вторая лопатка или палка, для опоры. Как совок и веник не могут друг без друга. В конце концов, я всё ближе подталкивал тело к выходу. Выход внизу был перегорожен балкой. Просунув лопатку под тело, я приподнял его и потянул к пакету. Да, она мертва. Трупное окоченение. У неё не наркоз или что-то вроде того. Она как камень. Слава богу, нет ужасного трупного запаха. Не успел появиться. Кое-как запихал тело в пакет. Лапы торчат. Я не выдержал и положил пакет с кошкой в ещё один. Теперь её не видно. Дело сделано. А что ощущают убийцы, избавляющиеся от трупа? О чём думают? Что делают? Я ощущал себя убийцей, который избавляется от тела. А действительно, куда девать тело? Я решил положить пакет за деревянной дверью подъезда. Дворник утром найдёт. Надеюсь. У нас совестливый дворник, полы моет чуть ли не каждый день. Как-то кощунственно я поступил. С чёрной кошкой мы дружили полгода. А я вот так её тело бросаю в подъезде в пакете. Ну а как и где мне её закопать? Хорошо ли вообще закапывать? Как отбросы. На свалку тело тоже нельзя. Я оставил пакет за дверью. Большего я сделать не могу. У меня двое котят и ещё одного я должен найти. Я заглянул в закуток. Там никого не было. Чтобы убедиться в этом, я обвёл лопаткой весь закуток. Ничего кроме мусора. Да и какой котёнок будет прятаться в углу, он бы к маме прижался. Как сделали оба котёнка. Фу, какой ужас, двое котяток сутки лежали с трупом мамы, и сосали молоко. Мерзость. И никто не заметил. Еду бросали, а проявить участие, заботу не смогли. Если маму отравили, то котята тоже могут? Но это уже от меня не зависит. Не похоже, что котятам плохо. Хотя пищат, маму просят.
Я взял котят за шкирку одной рукой, лопатку другой и пошёл по лестнице. Я по-прежнему не хотел пользоваться лифтом. Хотя в данном случае можно было. Такая ситуация раз в жизни бывает. Котята стали дёргаться. А вдруг они выпадут из руки? Я взял их в свою крупную ладонь, немного зажал пальцами и пошёл домой. Жена удивилась. Я объяснил ей ситуацию. Третий котёнок, как оказалось потом, киска, находился у нас дома. Его приютила жена. Он был ближе всех к выходу и серенький, поэтому она его увидела и смогла забрать, чтобы покормить, а потом вернуть.
А надо ли возвращать? Я сел на диван в тяжёлых раздумьях. Оставить их там, в закутке, без мамы – значит обречь на гибель. Их можно поместить в коробку, брать домой, подкармливать и возвращать. Но выживут ли они? Они постоянно будут пищать и привлекут нежелательное внимание. Например, крыс. С другой стороны, я не могу держать у себя дома трёх котят! У меня не питомник. А может поместить их в коробку и держать на балконе. Я сходил на балкон, закрыл окно. Да, на балконе будет тепло, он застеклённый и плотно покрыт деревом. Там даже зимой не холодно. А весной вообще хорошо. Солнышко, свежий воздух, птички пищат, деревья нависают. Им там будет хорошо. Котята могут вырасти не такими оторванными от улицы. Их можно будет отпустить со временем. Но где гарантия, что если они вырастут дома, то смогут выжить на улице? Может отнести их в коробке в тот закуток? Или не сейчас, а когда им будет два месяца? Я не находил себе места, пребывая в раздумьях, как мне поступить. Выручила жена. Она предложила разместить объявление в интернете. Решено! Котят мы не бросим. Мы раздадим их. А пока котят не возьмут, будем держать дома.
Недавно я узнал, что чёрная кошка жила в подъезде давно. На момент смерти несчастной было около 8 лет. Котят у неё было много. Теперь я знаю, что кошка, возможно, умерла от старости. Или отравилась дымом. Если она столько лет прожила в подъезде, вряд ли её отравили. Зачем? Она никому не мешала, и кошачьи дела осуществляла на улице. Она повидала немало в своей жизни. Вырастила много котят. Боль утраты стала меньше. Я вздохнул с облегчением.

Comments are closed.