Руденец Николай, «Подарок судьбы», номинация «Милосердие»

В морозный день с обжигающим ветром я купил подарок имениннику, приятелю Вадиму, и пошел к нему: переулком с одноэтажной застройкой в сторону многоэтажного дома, в котором он жил.
Впереди меня, подметая снег поджатым хвостом, озираясь по сторонам, настороженно бежала не ухоженная собачка. Было понятно, что эта территории для нее чужая и, что голод, гнавший ее на поиск пищи, был сильнее и холода и страха перед опасностями.
Неожиданно из-под ворот дома выскочил пес и бросился к незнакомке. Собачка остановилась и приняла позу подчинения. Когда пес подбежал к ней, они обнюхались, после чего она начала игриво прыгать перед ним и вдруг куда-то исчезла. Тут же раздался ее душераздирающий визг, напугавший пса настолько, что он, трусливо поджав хвост, стремительно скрылся в своем укрытии. «Открытый колодец»,- догадался я, и поспешил к месту происшествия.
Собачка действительно попала в открытый колодец. На ее беду он был почти доверху залит водой, в которой она отчаянно барахталась, что побудило меня сразу же плюхнутся на колени и протянуть руку, чтобы вытащить ее. Однако моя первая попытка спасти ее не удалась: Она еще сильнее завизжала и чуть не цапнула меня. Отдернув руку, я ласковым голосом стал успокаивать бедняжку: «Дурочка, я же спасти тебя хочу. Натерпелась же ты от людей, если даже на краю своей гибели не доверяешь человеку, но ведь утонешь»
. Постепенно ее визг перешел на жалобное скуление и, когда она почти выбилась из сил, я схватил ее за загривок и вытащил из колодца. Подержав на весу, вырывающуюся из рук спасённую утопленницу, чтобы стекла с неё вода, понимая, что свобода в её положении равносильна смерти, вытащил подарок из сумки, посадил в неё собачку и застегнул замок, оставив снаружи лишь её трясущуюся от пережитого и холода голову, похожую на лисью.

rudenec
— Это ты напугал мою собаку? – послышалось у меня за спиной. Я повернулся и увидел мужика, стоявшего у открытой калитки дома, под ворота которого нырнул пес.
– Собачка попала в колодец. Сама натерпелась и нагнала страху твоей.
– Нашел, кого жалеть, – хмыкнул мужик. – В наше время порой и до человека никому нет дела, а тут дворняга. На себя посмотри, – весь испачкался.
– Живое существо и от людей пострадала, – показал я взглядом на
колодец. – Может, кто из соседей приютит ее?
-Крышку люка, какой-то паршивец украл. Я куда только не звонил – бесполезно. А собаку здесь не пристроить – у всех есть. Отпусти ее. Она сама найдет себе пристанище.
— На таком холоде она мгновенно превратится в сосульку и погибнет, – жалостливо проговорил я.
— Тогда попробуй сплавить её в многоэтажке, если ты уж такой эмчеэсовец. Там много сердобольных старушек сидит на лавочках. На днях я проходил мимо со своей собакой, и одна бабка спрашивала у меня кутёнка. «Жгучий ветер, наверное, сдул со скамеек старушек», – подумал я, но удовлетворенный тем, что у хозяина пса пробудилось соучастие, поблагодарил его, настоятельно посоветовал ему прикрыть колодец хотя бы досками и пошел дальше.
Устроенная в моей сумке походная конура понравилась собачке. Она перестала дрожать, оживилась, но с тревогой посматривала то по сторонам, то на меня, словно пытаясь понять, мои мысли. «Самое страшное для тебя уже позади. Я постараюсь передать тебя в хорошие руки…», – пока мы шли, успокаивал я собачку, питая в себе надежду, что в «многоэтажке» мне удастся пристроить собачку.
Однако, как я и предполагал, обещанных старушек на скамейках не оказалось. Вокруг не было ни души.
Спасение собачки отняло у меня время, и я пришел к Вадиму с опозданием, что было не в моих правилах. Уныния добавил и мой внешний вид: ботинки, брюки и куртка были «украшены» замерзшими желтоватыми каплями. Оставалось одно – поздравить Вадима и возвратиться домой.
После того, как Вадим открыл мне дверь, я, не входя в квартиру, поздравил его, вручил подарок и, показав на мордашку собачки, горестно проговорил: «А это – мой подарок судьбы. Извини, что я не смогу принять участие в застолье», – и рассказал о случившемся.
—— — Обидеть хочешь?! Ты к кому шел на день рождения?!
— К тебе! – удивился я
-Значит, судьбе угодно было преподнести не тебе, а мне еще один подарок. И с этой минуты я должен заботиться о ней, – рассудил Вадим, с улыбкой рассматривая собачью мордашку. – А тебе выпала честь выступить посредником. Исполняй свою миссию и за стол.
Мы с ней такого «аромату» нагоним в квартиру, что гости разбегутся, да и дворнягу сразу впускать в дом опасно – вдруг она больна! – попытался я его разубедить.
— Ты что гостя за порогом держишь?! – с возмущением спросила его жена Вера, выйдя к нам.
— Да вот, друг называется, принес подарок мне, а потом зажал и собрался с ним уходить.
От услышанного Вера оторопела и устремила на меня удивленные глаза.
— Он шутит, – успокоил я ее и пересказал историю про спасение собачки.
– Здесь есть, что-то мистическое, – задумчиво произнесла Вера, выслушав меня. – Вадим прав. Собачка должна остаться у нас.
– Семейное единодушие! – воскликнул Вадим. – Поэтому не пугай нас болезнями, заходи! По виду она здоровенькая, а ветеринару мы покажем её завтра. Однако первую профилактику – помыть ее под душем, — придется выполнить тебе, так как после пережитых водных процедур она никому не позволит это сделать. А я тем временем займу гостей. Вместе с ними придумаем ей имя. Какой у неё пол?
– Мужичок, – ответил я, облегченный тем, что так неожиданно хорошо разрешилась дальнейшая судьба собачки.
– Тебя же мы продезинфицируем за столом, после того как ты приведешь подарок и себя в надлежащий вид, – улыбнулся Вадим и, бросив мне свой спортивный костюм, чтобы я переоделся, поспешил к гостям.
– Чтобы она доверчивей была, подкорми ее, – подала мне несколько
кусочков мяса Вера. А после душа вытрешь этой тряпкой и посадишь в нишу для обуви. Я уже освободила ее, приготовила подстилку и поставила там миску с едой, — распорядилась Вера и поспешила вслед за мужем..
Мясо собачка проглотила мгновенно. Однако, когда я включил душ, она жалобно заскулила и стала вырываться. «Ты не представляешь, к каким хорошим людям попала, – стал я уговаривать ее. – Теперь ты будешь жить в сытости и тепле. Надо соответствовать…» То ли мои уговоры подействовали, то ли почувствовав прикосновение теплых струек воды, собачка успокоилась и терпеливо дождалась окончания водной процедуры.
Отмытая от грязи, она похорошела. Шерсть у нее оказалась шелковистой рыжеватого цвета с белыми пятнами по бокам. Глаза были тоже рыжими и окаймлены белыми кругами, словно оправой очков.
– Мы тебя заждались, – выскочил из гостиной Вадим с косточкой в руках, возбужденный после шумного подбора имени собачке, а когда увидел чистой собачку, удивленно воскликнул: — Какой ты у меня красавец! – И, протянув косточку, ласково сказал, – Давай знакомиться. Я твой хозяин, а ты Сюрприз – так решили гости.
Сюрприз осторожно принял косточку, после чего Вадим взял его на руки и посадил в нишу со словами: «Это твоё место. Теперь ты член моей семьи».
После дня рождения я уехал в отпуск, а когда вернулся, то сразу же навестил Вадима. Нажав кнопку входного звонка, я надеялся услышать лай Сюрприза, но донесся лишь вопрос Веры: «Кто там?»
– Посредник судьбы, – шутливо ответил я.
– Какие люди — и без подарка! – поддержала шутку Вера, открыв мне дверь.
– А где Сюрприз?! – встревожился я его отсутствием.
– С ним все нормально. Сейчас он с Вадимом на даче. Спасибо судьбе за подарок, а тебе за посреднические услуги. Вадим давно хотел завести собаку, да я все не решалась. Считала, что много хлопот с ней, но Сюрприз развеял все мои надуманные сомнения. Он оказался таким умным, а главное полезным! – с нотками восхищения произнесла Вера и со счастливым отсветом в глазах стала рассказывать о Сюрпризе:
– В первые дни он почти не выходил на улицу – только по нужде, а, справив ее, пулей возвращался домой — и в нишу. По-видимому, боялся, чтобы ее никто не занял. Потом осмелел. Теперь самое любимое место у него под обеденным столом. Там часто ему перепадают лакомые кусочки, а иногда и сам их ворует. Мы ругаем его, но пока не может отучить от такой привычки.
– Без такой привычки он не дожил бы до встречи с вами, – с улыбкой вставил я в защиту Сюрприза.
– Это понятно, поэтому терпеливо перевоспитываем. По его лаю, мы сразу определяем, кто за дверью – свой или чужой, с плохими или с хорошими он намерениями к нам пришел. Он как-то это чувствует. А с какой радостью он встречает нас с работы! Про усталость забываешь и заряжаешься его энергией.
Любит кататься в машине. А на даче он вообще хозяин. В цоколе дачного домика мы расширили вентиляционное отверстие, и теперь все цокольное пространство стало его будкой. С ним намного спокойнее на даче. Своим лаем он оповещает о приходе гостей и отпугивает не- прошеных, но не пустобрех.
А недавно привел туда себе подружку. Она попала лапкой в петлю. Петлю, собачка оторвала, но на лапке остался затянутый обрывок от петли. Села она с поднятой больной лапкой у входа и жалобно повизгивает от боли, а Сюрприз с лаем носиться между Вадимом и ею, будто хочет сказать: «Поторапливайся, – ей же больно!» Вадим освободил лапку, накормил собачку и мы думали, что она убежит к своим хозяевам, но невеста осталась, по-видимому, тоже бездомная. Теперь на пару и живут в «будке» Сюрприза.
Когда же мы уезжаем с дачи домой, то Сюрприз раздваивается между нами и своей подружкой. Перед отъездом ходит за нами, просительно заглядывает в глаза и жалобно повизгивает, будто упрашивает нас, чтобы мы взяли с собой и подружку. Но две собаки в квартире – уже много. Мы оставляем ей воду, пищу и уезжаем с грустным Сюрпризом. Но как он оживляется, когда в следующий раз мы выезжаем на дачу! Какие трогательные у них встречи! Все это надо видеть! Если хочешь, мы ее тебе подарим?
– Ее тоже вам судьба подарила, да и Сюрприз не простит меня за разбитую любовь. К тому же я еще не готов к таким подаркам. Вот слушаю тебя, Вера, и поражаюсь, как удалось дворняге за столь короткое время разбудить в тебе любовь к животным!
– Не знаю, как и объяснить. Теперь мы с Вадимом другими глазами смотрим на дворняжек. Ведь по вине человека они становятся таковыми. Многие из них терпеливо переносят все лишения, жалостливо смотрят на прохожих и до конца своей жизни надеются, что вдруг они снова потребуются человеку, который нуждается в преданном друге готовом отдать за него даже свою жизнь. А некоторые озлобляются и мстят людям за их холодное равнодушие. По себе судим, что многие и не подозревают, как они обкрадывают себя, лишая общения с домашними животными.
– Хоть я еще и не готов последовать вашему примеру, но после твоего заразительного рассказа предчувствую, что к тому времени, когда у вашей влюбленной парочке появится отборное дворовое потомство, я созрею, – обнадежил я Веру, расставаясь с ней.

Comments are closed.