Лисецкая Елена, «Ах, эта свадьба…»*, номинация «Мои питомцы»

…беспристрастный отчет о действительно происходивших событиях.
Работа автора свелась лишь к тому, чтобы несколько оживить повествование…
(Джером К.Джером)

Майское солнце шпарило на полную катушку. Дубы и березы просеивали солнечный свет, хозяева и их питомцы, привычно собравшиеся на поляне для выгула собак, были осыпаны солнцем, солнечные лужи лежали на земле. В такие дни понимаешь, что все живое рождено для счастья, и жизнь – прекрасна.

*Я по скверу возвращался домой ночью.
Темнота была кругом, тишина.
Вдруг как грянул лай собачий что есть мочи –
Я увидел – это Он и Она.

− Тетр-р-р-а! – гневный крик Игоря заглушил все звуки на площадке. Свора притихла, поджав хосты, хозяева замерли.
− Убью! – зычно «припечатал» он «боксершу». Она смотрела на хозяина виновато, вытянув непородистую мордочку.
− Ленка, убью тебя и твоего кобеля! – эта угроза «пригвоздила» меня. Белый нос Фокса, как прожектор будоражил и без того уже взвинченные нервы Игоря.
Высоковольтная «поющая» дуга заискрилась между хозяином суки и мною с «моим кобелем». Игорь изрыгал проклятия, раскатывающиеся за пределы скверика, оглушал, как «иерихонская» труба, казнил ногами ни в чем неповинную траву. То он отходил на два шага, приседая и щурясь на влюбленных, то приближался к ним, примеряясь, но, не зная, что делать. Карикатурные взмахи пальцев в воздухе изображали, как он готов задушить их своими руками.

*Тщетно звали их хозяева «На место!».
Не разнимешь – так любовь расцвела.
А жених был с белым носом, а невеста
Вся с тигровым окрасом была.

Секунды крайне неохотно складывались в минуты, а парочка не собирались разъединяться. Собачье счастье растворилось в солнечном дне. И если бы рядом находился художник, он нарисовал бы их внутри одного овала.
Владельцы псов, предусмотрительно привязавшие их к деревьям, покатывались со смеху. Обычно дружелюбные животные сочли своим долгом злобно рыкнуть на Игоря, а двое опасно натянули поводки, оскалившись.
− Я хотел купить ей родословную, повязать с породистым кобелем, выставлять на выставки, − Игорь продолжал бесноваться. − А ты со своим нефор-р-р-матным боксером нарушила мои планы. −У-у-у, − он завыл буквально по-собачьи.
−Я не виновата, они дружили с детства, − оправдывалась я. – Он пришел к ней на зов любви!
В ответ я получила уничтожающий взгляд.
А тем временем…

*Собачья свадьба, свадьба выла и визжала,
И лай разнесся радостно вокруг.
Хоть весь собачник Тетра соблазняла –
Но только Фоксик стал ей верный друг.

Величина электрического заряда достигла максимума.
Мощность громовых раскатов еще была осязаема, но движение заряженных частиц неожиданно приостановилось. Вы видели, когда-нибудь отвлечение от сюжета внутри самого сюжета?
В поле зрения появился бегущий милиционер. Удивленные лица и морды, как маятник, качнулись в его сторону. Изо всех сил он пытался догнать проворного подростка. Ситуация, напоминающая маленький торнадо, вовсе превратилась в нарастающую шаровую молнию.
−Лови его, это вор! – вопил блюститель порядка.
Погоня, как комета, не сбавляя скорости, врезалась в атмосферу лужайки, оставляя за собой огненный хвост …
Прыжком пантеры Игорь распластал парня на земле. Молния разрядилась в несчастного. От избытка эмоций в компании «собачников» произошел «эффект домино». «Ментовский» взгляд оценил внештатную ситуацию, проникшись ее трагикомичностью.
Пришло время собираться домой. После долгих уговоров я еле увела Фоксюшу. Немало усилий потребовалось на то, чтобы взобраться на пять лестничных пролетов, как будто мы преодолевали Альпийские горы.
Едва переступив порог, Фоксик ринулся к подоконнику и заскулил еще пуще Игоря. Иногда он все-таки отрывался от окна и обращался ко мне за поддержкой и сочувствием.
С каждым днем пылкий вздыхатель становился все активнее. Придя с работы, я находила разодранные в клочья пальто, зонтики, а в стене появилась воронка, как от взрыва. Глаза у Фокса янтарные, умные, авантюрные. Лукавые искорки так и сыпались из них: «Это не я».
Он буйствовал от переизбытка тестостерона. Что поделаешь, Мужик!
Признаюсь, меня восхищали его настойчивость и упорство. Но дело зашло слишком далеко. «Схожу за советом к Игорю» − озарило меня. «Может он подскажет, когда у моего любимца пропадет потребность громить квартиру».
Хозяин Тетры казался еще более несчастным, чем несколько дней назад, небритые брыли свисали тоскливой подковой…
По дому плавали призраки утраченных иллюзий и загубленной мечты.
− Неважно выглядишь. Прости за беспокойство, не знаю, что делать с Фоксом!
Он втянул ноздрями кубометр воздуха и тут же с шумом, как кит выдохнул:
− А я Тетру спринцевал…
− ?
Свинцовый взгляд, как пуля полетел мне вдогонку.

*И пусть люди назовут ту свадьбу вязкой,
Пусть злословят дураков языки –
Побеждает любовь в жизни, как и в сказке,
И внеплановые будут щенки.

− Ленка, двенадцать щенков, сплошное очарование, приходи! – золотой дождь из слов брызнул мне в ухо. Игорь давно положил трубку, а я все держала ее, наполняясь радостью, как бокал шампанским.
Вскоре мы с четвероногим другом заходили в гости.
Игорь преобразовал квартиру как номер класса люкс в пятизвездочном отеле. Подержанный раскладной диван в углу спальни был предоставлен подрастающему потомству. Малыши с тигриным окрасом, белым носиком и нестандартным экстерьером припали к соскам матери, причмокивая с наслаждением. Утолив голод, сопящие комочки свернулись на матрасе рядом с батареей.
Фокс обнюхал их, лизнул, пытаясь заглянуть в молочные голубые глазки, и тут же нежно обнял подругу лапой.
Тявкающая братия явно процветала, окруженная заботой жены Игоря.
Я протянула «приданое» в виде огромного пакета корма.
– Надеюсь, кормящая мама одобрит. – А это что? – поднятая нога зависла, как парашют в воздухе, не решаясь опуститься на непонятную поверхность.
– Ерунда, сорванцы Тетруши испытали на прочность пол, – со смехом отозвался Игорь.– Паркет вздулся, все равно будем делать ремонт.
Зато пятилетняя дочка перестала разбрасывать вещи, потому что «лапочки» с активным нравом воспринимали ботинки или предметы одежды как игрушки.
Стайка рыбок разновидности Тетра с черными поперечными полосами на спине, как у одноименной собаки резвилась в аквариуме. В их синих глазах с красными ободками, как в фокусе линзы, отражалось, концентрировалось и преумножалось семейное благоденствие.
Хозяин пригласил профессионального фотографа, чтобы запечатлеть «святое» семейство. На фотографии, хранящейся у меня в альбоме уже много лет, видно, что прикус у Суки (я пишу это слово с уважением и трепетом восхищения) и ее прелестных отпрысков неправильный. Мой мальчик взломал стереотип…
_________________________________________________________________________
*Стихи доктора физ.-мат. наук, профессора Л.Н.Лисецкого

Comments are closed.