Беляева Татьяна, «Люминесценция», номинация «Рассказы о животных»

На громадной планете с твёрдым названием Земля есть прекрасный город. Но это вовсе не простой городок, коих тысячи на этой круглой планете. Это культурная столица России, носящая гордое название — Санкт-Петербург. Вот здесь-то и случилось нечто невероятное…
Это был обычный зимний вечер, который впоследствии превратился в самый удивительный из всех вечеров. Пушистый белый снег медленно ложился на озябшую землю. В воздухе сладко пахло ванилью, казалось, что на самом высоком облачке сидит чудной купидон с большим мешком, полным ванилина, и сыплет его на этот прекрасный город. На скамьях у набережной сидели влюблённые парочки, которые нежно улыбались друг другу. Приглушённый лиловый свет фонарей касался их счастливых лиц. Воздух был пропитан умиротворением и блаженством.
Вдоль заледеневшей Невы шла красивая, темноволосая девушка. На ней было ярко-красное пальто и длинный, спускающийся до самых ног, чёрный шарф. В её руках был цифровой фотоаппарат, который она иногда поднимала, чтобы запечатлеть ту или иную ванильную снежинку, летящую на неё с неба. Неожиданно она ускорила свой шаг, увидев в нескольких метрах от себя старинный витиеватый фонарь. С сосредоточенным видом она забегала вокруг него, периодически щёлкая аппаратом.
— Пожалуйста,- вдруг услышала девушка.
От этой тихой, робкой просьбы она чуть не уронила свой «Агрегат Мгновений» на асфальт. Девушка замерла на месте. Она стала озираться вокруг, но ей хорошо было известно, что рядом никого нет. Она только сейчас заметила, что тёмный вечер уже властвует в городе, что промозглый ветер разогнал все молодые парочки по более тёплым местечкам, что, наконец, она совершенно одна на проспекте.
-Пожалуйста,- повторил голос,- помогите мне!
Девушка похолодела. Она никак не могла взять в толк, откуда же раздаётся этот голосок, кто, в конце концов, просит у неё помощи…
— Я здесь,- словно подслушав мысли девушки, ответил фонарь. Темноволосая красавица медленно повернулась к источнику лилового света.
— Что?- шёпотом произнесла она.
— Вы слышите меня? Я здесь! Здесь! В фонаре. Вытащите меня, пожалуйста!- запищал кто-то, находящийся в стеклянном абажуре фонаря.
Девушка сообразила, откуда раздаётся этот тихий писк, более того, она поняла, кому именно принадлежит зов помощи. Снегирю. Который уже прыгал то на одной, то на другой ножке в стеклянном абажуре.
— Помоги, помоги! Я совсем замёрз здесь, а вылезти никак не могу.
— Как же ты туда забрался?- удивлённо спросила девушка.
— Я летел… летел…и… ,- вдруг замялся снегирь.
— Тебя кто-то напугал?
— Да,- тихо ответил птенец,- она меня очень сильно напугала, что я залетел сюда, а вот выбраться теперь никак не могу.
— Кто она?
— Она….кошка,- ответил снегирь и с обиженным видом зарылся клювиком в перья.
— Ах, вот оно что!- засмеялась девушка, сразу же смекнув, что без её помощи птенец никаким образом не сможет выбраться на свободу. Она аккуратно стала вытаскивать разбитые стёклышки из абажура, чтобы у снегиря был выход на улицу. Птенец, как мог, помогал ей: тихонечко бил клювиком по стеклу.
-Какой же ты забавный!- лицо девушки не покидала улыбка.
После того, как птенец вырвался на свободу, он резко сорвался с места и улетел. Девушка была немного ошарашена таким прощанием, а точнее его отсутствием, что уронила все стёклышки на землю. Звон разбитых осколков не заставил себя долго ждать. Красавица присела, чтобы подобрать стёкла с земли, но вдруг почувствовала, что по её щекам потекли слёзы. Она была расстроена таким неожиданным исчезновением снегиря. Ей хотелось познакомиться с ним, узнать о его приключениях…
Но он улетел, а она осталась совершенно одна на набережной.
Вдруг девушка почувствовала, что что-то кольнуло её мизинец. Она поднесла палец к глазам и увидела, что порезалась. Горячие слёзы продолжали орошать замёрзшие скулы, стекали мелкими ручейками на губы, а потом и вовсе падали на осколки, в беспорядке разбросанные на асфальте. Девушка тихо застонала. Ей стало так жалко себя! Такую покинутую, одинокую, никому не нужную… Да ещё и кровь, сочившаяся из замёрзшего пальца, добавляла грустного масла в огонь души.
Вдруг к ней на колено сел снегирь. Тот самый. В клювике он держал маленького червячка, которого через мгновение аккуратно положил рядом с собой.
— Спасибо тебе большое!- затараторил он,- Спасибо! Если бы не ты, я, наверное, никогда бы уже не полетел. Этого червячка я принёс тебе. А что ты плачешь?- снегирь заметил слёзы на щеках девушки.
— Просто я… ,- начала девушка. В миг на её лице исчезли слёзы, а уже через минуту она, вы не поверите, улыбалась! Да так светло и радостно, что птенец весело запрыгал, глядя на неё.
— Я палец порезала. Вот,- показала она руку снегирю.
— Палец? Порезала? Ты? Ничего подобного! У тебя прелестные пальчики без единой царапинки.
Девушка посмотрела на руку и не поверила своим глазам. Мизинец был, как и прежде, с длинным чёрным ногтем и серебряным колечком, но никакой маломальской царапины на нём не было! Она удивлённо посмотрела на снегиря и неожиданно вспомнила, что птицы не умеют разговаривать.

Comments are closed.