Ананьев Иван, «Природные инстинкты», номинация «Мои питомцы»

Стоял холодный ноябрь, первый снег устлал землю. Солнце все еще так же ярко светило, правда облака уже не так охотно тянулись к нему, а лед еще не покрыл пруд, он только начинал сжиматься железными тисками, поэтому я собрал удочки и направился к пруду, чтобы последний раз насладиться летней рыбалкой.

Я взял с собой своего пса Рольфа. Он немецкая овчарка, его порода достаточно свирепая, чтобы загрызть дворняжку, а может кого и побольше. Я не раз наблюдал как Рольф дерется, он оскаливает зубы, шерсть его встает дыбом, он прыгает, впивается клыками в шею противника. Предком немецкой овчарки является волк, и у всех собак есть что-то от него, но у немецкой овчарки в крови волка больше чем у всех остальных собак. Поэтому мой пес в отличии от своих собратьев, действует как настоящий волк, он мгновенно совершает прыжок и поражает своего противника. Но в бою немецкая овчарка и волк отличаются. Волк вонзает свои белые клыки в шею противника и тут же отскакивает, наблюдая как его враг умирает в смертельных муках. Рольф же, наоборот, если он вонзился клыками в шею другой собаки, он больше никогда не оставит своего противника, и будет грызться до тех пор пока у жертвы не пойдет бардовая кровь.

Мы отправились на пруд, шли мы недолго. Я развернул удочки и начал рыбачить. Просидев час на одном месте у меня никак ни шла рыбалка, то наживку съедят, то рыба сойдет с крючка или запутается леска. В отличии от меня собака не бездельничала, она принюхивалась, метила территорию и со всех сторон ждала опасность. Просидев еще несколько часов , мы отправились в другое место.

На это раз идти было труднее, мы то и дело застревали в снегу , проваливались под лед, но все же мы добрались туда, куда я хотел. По сравнению с местами где я бывал, этот бор был чудесным. Мне уже не приходилось смотреть на голые деревья, на тот тихий и скучный пруд. В этом сосновом царстве царило вечное движение. Со всех сторон были слышны прелестные голоса птиц, с веток падал снег, и казалось, что это человек спускается по лестнице, неуклюже падая и ударяясь об острые еловые ступеньки. Все это не давало Рольфу покоя, он то и дело озирался по сторонам, рычал и скалил зубы. Но больше всего его сводили с ума постоянные передвижения лесных обитателей. То белка прыгнет с ветки на ветку, то заяц выпрыгнет из-за кустов, то хитрая лиса помашет хвостиком, заманивая в глухую даль леса. Все это окончательно разбудило хищника, который сидел в Рольфе , и мой пес потеряв всякое терпение побежал прочь . Он бежал рысцой, как настоящий волк и вскоре скрылся с моего поля зрения. Не долго думая, я пошел по его следу. Вот я прошел тот пруд, на котором хотел порыбачить, перелез через овраг, цепляясь за корни деревьев, которые вырывались из плена земли, чтобы вдохнуть свежего воздуха. И наконец, я устал. Последний ноябрьский закат осветил бор, темно-зеленые ветви склонились к земле и «захрапели» сильным ветром. Мне больше всего этого не хотелось, ведь если начнется метель я не найду Рольфа и все закончится плохо, но вскоре храп утих. Я посмотрел на небо, месяц светил ярко, ярко, а вокруг словно капли молока, расплескались блестящие звезды. Я закричал во весь голос:»Рольф…!», но мои силы будто бы сказали мне:»Надо отдыхать», и покинули меня. Я закрыл глаза, и упал на снег.

Проснулся я от того, что почувствовал как кто-то лижет мне щеку, я открыл глаза и чуть не умер от страха, увидев перед собой довольную морду Рольфа. Я выдохнул, обнял его и ласково погладил по голове.

Comments are closed.