Королёва Людмила, «Ледовый плен» (Отрывок из повести), номинация «Рассказы о животных»

Повесть называется “БОЛЬШОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ДАНИЭЛЯ”

Краткое содержание:
На одном из островов Великого океана браконьеры убивают бельков, детёнышей гренландских тюленей. Матери, возвращаясь с охоты, и понимая, что их детей больше нет, решаются навсегда покинуть эти места, и перебраться к Белому морю. Один из бельков, Даниэль, остаётся жив, потому что в отсутствии своей матери отползает от дома, и случайно оказывается в берлоге у старого белого медведя. Когда дочь медведя, появившись в доме отца, помогает бельку выбраться наверх, Даниэль узнаёт от нерпы, что произошло. Он решает догнать свою маму. И отправляется к Белому морю. Вместе с ним, помогая в пути, плывут нарвалы. Они посещают Большой остров, Остров Тысячи Вулканов, Туманный остров, но нигде не находят следов странствующих родственников Даниэля. Правда, на Большом острове, полярная акула пускает друзей по ложному следу, но они этого не знают, хотя нарвал Николас о чём-то догадывается. На пути друзей лежит ещё один остров, Остров Розовой Куропатки, который друзья собираются посетить, но тут случается непредвиденное.
Ледовый плен
1
— Ник, а далеко ещё до Белого моря? – спросил Даниэль друга, едва они отплыли от Туманного острова.
— А что, устал уже? – улыбнулся нарвал.
— Нет, ну что ты, — Даниэль отрицательно замотал головой, — Просто мне очень хочется увидеть это море. Ты знаешь, давно, когда я только родился, я видел во сне это море, и оно было сплошь молочное.
— Смешно, — сказал, улыбнувшись, Николас, — Конечно, никакое оно не молочное, просто так называется. Не так уж много нам осталось проплыть. Если не будет никаких загвоздок, то я думаю, через месяц доберёмся.
— А на нашем пути будет ещё какой-нибудь остров? – спросил малыш-тюленёнок.
— Мы будем проплывать мимо Острова Розовой Куропатки, и могли бы посетить его. Хотя, можем проплыть и мимо, потому что он лежит несколько в стороне от нашей дороги.
— Нет, нет! – воскликнул Даниэль, — А вдруг там я встречу свою маму!
— Дэн, если мы не нашли её ни на Туманном острове, ни на Острове Тысячи Вулканов, я склоняюсь всё-таки к той мысли, что она где-то на Большом острове пережидает с сородичами линьку. А противная акула не захотела нам этого говорить. Как ты меня не убеждай, но я уже не сомневаюсь, что это так, — подытожил свои выводы нарвал.
— Но, если ты так уверен, — вдруг остановился Даниэль, — Тогда, может быть, повернём обратно, на Большой остров?
— Я понимаю, как тебе хочется увидеть свою маму, — ответил ему Даниэль, — Только знаешь, возвращаться – плохая примета. Давай, всё-таки доплывём до Белого моря, и там подождём твою маму. Ведь она рано или поздно приплывёт туда.
— Ну, что же, — согласился, хотя и неохотно с другом, Даниэль. Но за дальнюю дорогу он привык доверять Нику, и решил, что, если нарвал так думает, лучше всё-таки сделать, как он говорит, — Ник, а что такое розовая куропатка, это, что, птица?
— Ты прав, Дэн, это птица, — ответил нарвал.
— Надо же, остров назвали именем птицы! — удивился Даниэль.
Друзья продолжили свой путь. Они плыли в водах очень холодного моря, в котором им на пути стало попадаться много плавучих льдов. Эти льды заносило сюда из вод Ледяного океана. Но друзьям не надо было туда, откуда плыли эти льдины. Им нужно было просто проплыть мимо, чтобы очутиться на Острове Розовой куропатки.
Была ясная полярная ночь. Тихо и спокойно было в родных холодных водах. С нежным шёпотом наползали друг на друга льдины. И вдруг Даниэль воскликнул:
— Смотрите, как красиво!
В той стороне, где показал тюленёнок, вдруг на небе начали, как по волшебству, появляться разноцветные огненные реки. Голубые, жёлтые, зелёные, красные и фиолетовые громадные волны перетекали одна в другую. Они как будто двигались на Даниэля и его друзей, но какая-то неведомая сила сдерживала их движение, и не давала приблизиться к путешественникам. Тогда эти волны бились друг о друга, суетясь и подталкивая, друг друга. Не в силах выдержать истового напора соседок, волны разбивались о невидимую преграду, рассыпаясь миллиардами разноцветных капель-искорок. Но и эти искры не могли долететь до того места, где был Даниэль и его товарищи. И тогда они падали далеко-далеко, на льдины и танцевали там, маня к себе потрясающим блеском.
Даниэль с замиранием сердца ждал, когда же хоть одна звёздочка-искра приводнится возле него, чтобы потрогать и понюхать её! Но тщетно, расстояние до этих рек было слишком большим. И тогда он решился.
— Я поплыву за ними! — крикнул тюленёнок, — Я должен поймать хоть одну звезду!
— Дэн, не делай этого! – испуганно воскликнул Николас, когда его друг начал лавировать между плавучими льдами, — Это ведь северное сияние, и ты никогда не сможешь поймать его!
— Я постараюсь! – воскликнул Даниэль, и поплыл, быстро перебирая ластами туда, где так заманчиво отражались на льдинах разноцветные блики.
Нарвалам ничего не оставалось делать, как последовать за своим другом. Не могли же они отпустить его одного. Кто знает, какие неприятности поджидают там, во льдах?
А Даниэль, совершенно ошеломлённый красотой северного сияния, уже не мог остановиться. Он всё плыл и плыл, отталкивая настырные льдины, которые мешали его пути, иногда в нетерпении подныривая под них, и выплывая по другую сторону. Он слышал дыхание друзей за спиной, и это придавало ему силы.
— Вот же она! – закричал Даниэль, когда, наконец-то перед ним, на льдине сверкнула красная звезда.
Он схватил её своими маленькими ластами, и прижал к груди. Но, когда малыш захотел полюбоваться звездой, и раскрыл ласты, то, к его великому огорчению, они были пусты. Он попытался схватить следующую искру, но и её, почему-то не оказалось у Даниэля. Тюленёнок совершенно запыхался, пытаясь взять хоть одну звёздочку. И, наконец-то, он совершенно выбился из сил, и разочарованный, прекратил свою охоту.
— Не огорчайся, — успокоил его друг, — Я тоже когда-то думал, что северное сияние можно поймать, пока не понял, что это такое свечение, и взять его не удаётся никому на свете.
— Жалко, — вздохнул Даниэль, — Мне так хотелось поймать хотя бы одну звёздочку, и прилепить себе на грудь. Чтобы она всегда освещала мне дорогу.
Тюленёнок оглянулся. Вокруг, куда падал его взор, были только многочисленные льдины. Они напирали друг на друга, подталкивали каждая свою соседку, и нетерпеливо пытались обойти одна другую. Льды сдвигались с пугающей быстротой. Они зло бормотали, ругались между собой из-за того, что кто-то кому-то не уступал дорогу. И вот, уже небольшая полынья осталась там, где сбились в кучу нарвалы. Плыть было некуда! И Даниэль с ужасом понял, что он натворил.
— Быстрее! – прокричал он друзьям, — Вам надо срочно выбраться из этих льдов, пока они не накрыли вас!
Николас вытолкнул друга на льдину.
— Мы попробуем выбраться! – закричал нарвал, пробивая своим мощным телом лёд, — А ты сиди на льдине. Только так ты останешься цел!
Его сородичи бились как одержимые. Они пытались взломать лёд своими мощными телами, чтобы хоть как-то расчистить себе путь. Но не так то, просто было победить этого ледового монстра! Он, как будто назло друзьям, с каждой минутой становился всё сильнее и сильнее, его ледяное тело приобретало такую мощь, которая не по силам была нарвалам. Но нарвалы не хотели сдаваться, они боролись, они не верили, что могут погибнуть!
— Держитесь, держитесь же! – просил их Даниэль, в ужасе ползая по льду вокруг смыкающейся полыньи, — Ник, не бросайте меня!
Что мог сделать маленький тюленёнок? Он до последней минуты пытался подбодрить своих друзей, всё ещё не веря в случившееся. Но вот последний малюсенький просвет начал смыкаться. Совершенно обессилевшие нарвалы уже ничего не могли сделать с этим проклятым ледяным монстром, и через какое-то время осталась только мизерная щель, которая позволила бы дышать нарвалам ещё несколько минут. И всё!
Даниэль зарыдал. Неужели, всё кончено?
Но какой-то странный треск послышался где-то вдали, как будто кто-то громадный принял вызов ледяного монстра, и решил сломать его хребет.
Огромная тёмно-синяя махина двигалась в сторону Даниэля, прорубая своей мощью бескрайнее ледяное поле. И Даниэль узнал эту махину.
— Дяденька Александр! — закричал он изо всех сил, — Спасите моих друзей!
Но кит уже знал, что нарвалы попали в беду, и спешил к ним на помощь. Такой толщины лёд, который был не по силам нарвалам, с лёгкостью пробивал кит Александр. И он подоспел вовремя. Ещё немного, и друзья Даниэля задохнулись бы без воздуха…

2
Даниэль всхлипывал, он никак не мог успокоиться. Только что из-за него чуть не погибли верные друзья. Эта мысль приводила его в ужас, и он снова и снова переживал случившееся.
— Простите меня! – плакал Даниэль, и прижимался к Нику, — Если бы я не погнался за этим сиянием, с вами ничего бы не произошло!
— Но мы живы, что же теперь расстраиваться? – пытался успокоить тюленёнка Николас.
— Да, живы! — снова всхлипывал Даниэль, — Если бы не дяденька Александр, остался бы я на белом свете один!
И Даниэль снова залился слезами.
— Дяденька кит, спасибо вам, если бы не вы, если бы не…- И Даниэль безутешно плакал, представляя, что могло бы быть, если бы не спаситель.
— Ну, что ты будешь делать! – Николас покачал головой, — Он уже час так рыдает, — Дяденька Александр, хоть ты его успокой.
— Дэн, а не хочешь прокатиться на ледоколе? – спросил кит, хитро со щурясь.
— Как это? – спросил сквозь слёзы Даниэль.
— А ко мне на спину садись! – показал кит на свою спину.
— Правда? Вы не шутите, дяденька Александр, — Вы меня покатаете?
— Садись, садись, мне всё равно вас из ледового плена проводить надо. Вон, видишь, льды опять смыкаются.
Всё ещё шмыгая носом, Даниэль забрался на спину кита, и тот, лавируя и всей своей мощью пробивая сдвигающиеся льды, поплыл туда, где была свободная вода. За ними следом, по расчищенному пути, плыли, тихо переговариваясь между собой нарвалы. Им, конечно, было очень жаль, что у них нет такой силы, как у кита. Но, как говорится, каждому – своё.
— А как вы узнали, что мы в беде? – спросил Даниэль.
— Большой баклан на хвосте принёс! — засмеялся кит Александр, — Есть такая птица. Он в здешних водах пролетал, и ко мне сразу, говорит:
— Льды нарвалов зажали, а вокруг тюленёнок маленький ползает, плачет.
Я сразу и понял, что это с тобой и твоими друзьями беда приключилась.
— Передайте от нас большую благодарность этому баклану, дяденька Александр, — с чувством произнёс Даниэль, — Мы ему так благодарны, так благодарны, вы просто не представляете! – опять всхлипнул тюленёнок.
— А как впечатление от плаванья на ките? – сменил тему кит, чтобы успокоить Даниэля.
— О, это что-то! – восхищённо произнёс Даниэль, — Когда я увижусь с мамочкой, я обязательно расскажу ей про то, как был ледоколом!

Comments are closed.