Угаев Артём, «Чайка», номинация «Мировые проблемы экологии и зоозащиты»

Рассвет забрезжил над пиками огромных серых скал. Внизу гигантские сине-зелёные волны с белыми гребнями пены, как дикие чудовища, кидались с рёвом на скалы, пытаясь разбить, раздробить, уничтожить тёмные подножья утёсов и смыть в беснующееся море живущих на нём птиц. Но белокрылые жители птичьего базара не боялись ни волн, ни чёрных скал, ни воющего северного ветра, несущего по хмурому небу иссиня-чёрные снеговые тучи. Шторм бушевал всю ночь, и серые буревестники, эти птицы беды, с радостными криками носились в воздухе, наслаждаясь неистовством бури. Из своих отлично спрятанных в расселинах скал гнёзд выбирались маленькие трудолюбивые птички и отправлялись на ловлю мойвы, анчоусов
и прочей мелкой морской рыбы.
Среди птиц была одна молоденькая чайка-моевка. Семьи у неё ещё не было, и она жила одна под навесом скалы в уютном гнёздышке, сплетенном из веточек, соломинок, обрывков водорослей и другого мусора, который выносит на скалы море.
Стая птиц, в которой летела моевка, наткнулась в море на танкер. Они летали над ним, доверчиво опускались на палубу и кружили над кораблём, ожидая от людей какой-нибудь подачки. В этих местах никто не обижал птиц, и они фактически утратили страх перед человеком. Вдруг прогремел выстрел. Один из буревестников дёрнул крыльями в попытке удержаться в воздухе, но тут же свалился на палубу судна, а подоспевшие матросы добили его и швырнули в бочку из-под рыбы.
Птицами овладела паника. Они метались взад-вперёд и, перепуганные выстрелами, пытались скрыться среди корабельной оснастки, но и там их находили матросы и убивали своих жертв самыми разными способами. Несколько матросов бросили огромную белую сеть и поймали в неё сразу около десятка морских птиц. В их числе оказалась и наша Моевка. Она била крыльями, рвала сетку клювом, но жёсткий капрон не поддавался, и она отчаянно металась в этой ловушке, пока её не схватил матрос. Рукава у него были завёрнуты до локтей, и часть руки была голая. Он уже собирался свернуть птичке шею, но Моевка изловчилась и клюнула его в палец. Матрос громко выругался и уронил чайку. Она упала на палубу корабля, но через несколько секунд была уже в воздухе над танкером.
Бойня на палубе продолжалась. Заинтересовавшись забавой, рулевой выскочил на палубу и присоединился к общему хаосу. Команда была так увлечена охотой на птиц, что не заметила айсберг, дрейфовавший по борту судна, а когда танкер наскочил на него, было уже поздно. Нефть толстой чёрной струёй хлынула из цистерн судна и покрыла масляной плёнкой поверхность моря вокруг. Матросы попрыгали в шлюпки и, сильно взмахивая вёслами, понеслись прочь.
Море переливалось самыми разными красками: красным, оранжевым, жёлтым, багряным, сине-зелёным на ярко-чёрном блестящем фоне. Птичку заинтересовала эта игра красок и странное спокойствие моря. Она спустилась пониже и уловила странный запах. Это был запах бензина, но моевка об этом не знала и не почувствовала никакой опасности. Она спустилась ещё ниже и села на гладкую поверхность воды. Внизу мелкие блестящие рыбки бились головками о поверхность нефтяной плёнки, а некоторые мёртвыми плавали в нефтяной воде. Моевка опустила в воду клюв и схватила одну из рыбок. И вдруг с ужасом поняла, что не может открыть клюв и вытащить его из воды. Она металась по поверхности нефти и всё пыталась вырвать клюв, но вонючая густая жидкость отпускать её не собиралась, наоборот, нефть всё глубже засасывала чайку, и та начала уже задыхаться. Свет померк у неё в глазах, и она потеряла сознание…
Как сквозь глубокий сон, моевка услышала плеск вёсел и голоса людей, а потом чьи-то сильные руки вытащили её из нефти. Один седой человек сказал: «А мы-то убивали этих птиц, вот нам, видно, и наказание!» Матросы взяли птичку с собой, отмыли, отчистили и приручили её. Моевка совершенно утратила страх перед людьми и до конца жизни прожила с ними, то ли забыв, то ли простив их за ту давнюю бойню, а выжившие матросы считали её своим талисманом и брали с собой в каждое плавание.
Так закончилась история чайки моевки.

Comments are closed.