Степанова Елена (Пенза), «День рождения Экеры», номинация «Рассказы о животных»

Горячее дыхание и сопение пробудили Нереса от сна. Молодой синий дракончик расправил крылья, потянулся и лишь потом открыл глаза.
— Ты бы еще раньше прискакал, — буркнул он. Его пришедший друг радостно закивал:
— В следующий раз именно так и сделаю!
— Серьезно, Талан!
Зеленый дракончик закатил глаза:
— Если быть серьезным, то сегодня ночь Белого Огня, и я хотел…
— Уже!?
Сон Нереса как крылом смахнуло. Он подскочил и заметался по пещерке:
— Кошмар! Уже!
— Да успокойся ты уже, — посоветовал Талан. — Я просто хотел спросить, как ты смотришь на подарок для… — пауза, — для Экеры!
Экера — уже не молодая драконица. Потерявшая своего супруга в столетней войне с Двуногими, она уединилась на вершине самой высокой горы в Священных лесах, и никто не отважился нарушить ее покой. До сих пор — Талан явно собирался это сделать. Нерес думал о том, какой же странный его друг, какой он безответственный и бестактный, и что его желание сделать подарки абсолютно всем не всегда бывает полезным… Он хотел сказать много чего, но просто промолчал.
— Нет, ну представь себе это! — Талан выпрыгнул на небольшую площадку перед входом в пещеру, и Нерес нехотя последовал за ним. — На нее привыкли просто не обращать внимание, а тут — бац! — и подарок!
Идея почему-то показалась Нересу уже не такой глупой, как в начале. Он задумчиво шел за другом, и первые задумки уже начали проскальзывать в его чешуйчатой голове. Красивое деревце? Нет, Экера не оценит. Зверька из Низших? Да ну, отговариваться перед советом не хотелось. Точно! Надо подарить драконице пещеру, которую они найдут в горах, и… Что за бредовая мысль? Они летать-то только научились, не то, что по горам лазить…
Талан, видимо, думал о том же. Идеи приходили и уходили, а ничего стоящего придумать так и не удалось. Вообще у зеленого дракончика было множество идей. Например, раскалить камень и вылизать его — когда он остынет, то станет похож на застывший серый огонь. Или, например, выцарапать когтем поздравления на каменной стене.
— Я придумал! — одновременно выкрикнули оба дракончика. Переглянувшись с другом, Нерес начал:
— Нужен большой драгоценный камень. Недавно я слышал историю о Двуногих — они ограняли их и получали сверкающую драгоценность.
— А вот и нет, а вот и нет! — едва не запрыгал на месте Талан. — Мы подкрадемся, залезем к ней в пещеру и нацарапаем на стене поздравления! Что скажешь, а?
После недолгого раздумья Нерес согласился. Не то, чтобы его понравилась идея, но здесь, как и везде, было одно «но»:
— Ты не сможешь туда забраться, Талан.
Собственная беспомощность уже давно стала надоедать, и раздражение выплеснулось струей огня на холодном монолите. Еще одно пятно копоти добавилась к трем предыдущим, полученным в аналогичных ситуациях.
— Тогда и ты тоже не сможешь подарить ей камень, — немного обиженно отозвался Талан. — Она не выходит из пещеры, особенно по праздникам. И никто из взрослых ей тоже ничего не отнесет!
Вообще Нерес был на год старше своего друга, но даже века для этих животных были единым мгновением. Да, они совсем не были похожи на Двуногих…
Нерес вздохнул и поднялся с камня. Талан с любопытством взглянул на него:
— Что ты задумал?
— Ничего, — Нерес коварно оскалился. — Просто нам надо научиться летать за день.
***
Разумеется, ко взрослым драконам они не пошли. У тех и так были свои хлопоты, да и выслушивать их гундеж по поводу безделия не хотелось совсем. Нет, у друзей было свое собственное местечко нетронутой никем кроме них природы.
— Папа рассказывал мне, — начал Нерес, — что взмахивать крыльями на одном месте не стоит. Лучше делать небольшие круги на одном месте.
— А мне он говорил, — вспылил Талан, что это удел виверн да Двуногих — искать легкие пути и…
— Нет ничего позорного в том, чтобы пытаться выполнить задачу более легким путем, не повлияющем на ее исход, — возразил Нерес, но, увидев вылетающие из ноздрей Талана черные клубы дыма, поспешил добавить: — Впрочем, наверное ты прав.
Талан довольно щелкнул зубами и попытался взлететь — не в высоту, а просто подняться в воздух, но у него ничего не вышло — и не потому, что он был плохим летчиком. Нет, здесь все было более обидно — он просто врезался в толстую ветвь дуба, попутно переломив ее пополам.
Нерес вздохнул. Он понимал, что застряли они здесь надолго…

***
…Поздно вечером они вернулись к общей пещере, где их уже ждал полный лакомств и подарков стол.
— И где шлялись целый день? — посетовала прародительница.
— Учились летать, — честно отозвался Талан и, увидев строгие взгляды драконов, поспешил добавить: — Нигде ничего не снесли, не поранились, лапы, крылья да хвост на месте.
Он произнес эти слова скороговоркой, а сам попытался улизнуть к праздничному столу. Талан не сомневался, что острое зрение прародительницы отхватило огромную шишку на лбу, но надеялся, что она примет это за будущие рога.
Нерес нашел его в самом дальнем углу. Талан выжидающе смотрел на друга, чуть наклонив голову вбок.
— Желание, — напомнил Нерес. — Мы должны загадать желание.
— «…И оно вспыхнет белым пламенем в ночи, озаряя наш путь к мечте», ага-ага, — фыркнул Талан. — Ладно уж. Давай насчет три?
— Давай.
Они молчали минуты две, внимательно вглядываясь друг дружке в глаза. Сейчас в них, по традиции, должны были пройти незначительные для начала перемены.
— Послушай, — взволнованно и немного хрипло отозвался Нерес, — твои крылья…
Талан улыбнулся:
— Да. И твои тоже, друг. Спасибо.

***
Они едва сдержали рев восторга, поднявшись в воздух так легко, будто занимались этим всю жизнь. Драконы чувствовали, как воздух рассекают мощные крылья, как дрожат перепонки и как ветер бьет в лицо. Они чувствовали запах воли и свободы, доступный лишь крылатым существам.
— Вот она, — Талан махнул крылом по направлению к высокой скале. — В этой пещере живет Экера.
— Тогда, — Нерес вздохнул, всматриваясь вдаль, — не будем терять времени.
Словно две крылатые тени они скользнули вниз, облетая несколько каменных шпилей. Когти зацарапали камень с противным скрежетом. Талан испуганно ойкнул.

— Быстрее! — поторопил его Нерес. Как старший, он зашел первый, и почти сразу же бросился к стене. Новая волна раздирающего звука пронеслась по пещере. Талан мгновенно оказался рядом.
— Быстрее! — поторопил уже он. Его когти хоть и не были такими большими и острыми, тоже неплохо процарапывали твердую каменную породу.
— Ну же, ну! — практически хором завопили они. Не шуметь после скрежета — глупая затея. Еще две буковки…
Увы, хлопки огромных крыльев не услышать было практически невозможно. Едва не взвыв, дракончики бросились к противоположной стене и забились в первую попавшуюся щель. Для такой огромное драконицы, коей являлась Экера, трещина была практически незаметна.
— А ведь буквы-то она и не заметит, — горестно вздохнув, прошептал Талан.
Экера прошествовала мимо них, слегка шурша серебряной чешуей. Она была действительно красива и величественна, если бы не затаенная в глубине глаз боль — такая, что даже дети видели ее. Именно в попытках спрятать ее, драконица уединилась на вершине высочайшей скалы.
Она вдруг наклонилась, красиво изогнув шею. Взгляд ее янтарных глаз на секунду стал другим. Экера ощутимо вздрогнула. Нересу показалось, что она сейчас обернется, но нет. Экера смотрела на недописанное поздравление на стене своей пещеры… и улыбалась.

***
Не заметить одного из самых больших существ Священных лесов было трудно, и к прилету Экеры собрались уже все. Они молчали, как и всегда в ее присутствии.
— Что-то случилось, сестра? — забеспокоилась прародительница.
Экера подняла на нее свои большие янтарные глаза и проговорила:
— Случилось? Нет. Я пришла отметить эту ночь вместе с вами.

Comments are closed.