Галанова Анна, «Накануне Рождества», номинация «Животные в городе»

Хлопьями падал снег. Снежинки искрились на солнце, соперничая между собой: кто ярче, кто красивее. Подгоняемые ветром, они смешивались в кучу, наталкиваясь друг на друга, словно озорные дети, и это казалось лучшим творением природы. Но с сумерками ветер усилился, поднялась метель, и небо затянули мрачные тучи. Повеяло холодом, и все радостное настроение растворилось в колючей пелене снега. Вдруг сквозь вой ветра прорвался собачий лай. С первого взгляда вы бы никого не увидели, но, приглядевшись, заметили бы очертания серого взъерошенного щенка. Он метался по двору в поисках укрытия, ведь ветер был безжалостный и холодный. Щенок пытался зарыться лапами в сугроб, но снег рассыпался; он тыкался мокрым носом в двери подъездов, но те, увы, были закрыты. Отчаявшись, щенок снова залаял, но голос у него сорвался. С недавнего времени он был совсем один. Вчера его мать ушла, судя по всему, добыть что-нибудь поесть, но так и не вернулась. Сейчас щенку так хотелось уткнуться в ее теплый бок и ощутить, что он под защитой. Он был дворовой собакой и привык, что дети обычно играли с ним и трепали за ушком. Но двор был пуст. Ребят позвали домой, и теперь они сидели на теплых кухнях. А ему нужен был друг. Кто-то, кто мог бы приютить его, согреть, да, в конце концов, просто потрепать за ушком. Но друга не было. И сейчас щенок, спотыкаясь, подошел к ближайшему дереву и улегся под его кроной, которая немного защищала от ветра. Он задремал, мечтая о тепле. Ему снилось, что у него есть дом, снилось, как он гуляет по нему, исследуя каждую комнату, каждый уголок. И главное, ему было почти тепло, потому что он перестал чувствовать холод – он не понимал, что на самом деле замерзает.
Сквозь дремоту щенок почувствовал, что кто-то теребит его за ухо. Это оказалась взволнованная рыжеволосая девушка в вязаной шапочке. Она возвращалась из магазина с пакетом апельсинов в руках, когда увидела маленького серого щенка, свернувшегося мохнатым клубочком под деревом. Она очень испугалась, что опоздала и уже не успеет помочь ему. Но он еще дышал и отреагировал на ее движение, слегка наморщив нос и обнажив зубы, будто в улыбке. И она, подхватив его на руки, спрятала за пазуху и принесла к себе домой. Как только за ними закрылась дверь, на улице затих ветер. Наступил предпраздничный вечер. Снежинки, освещаемые одиноким фонарем, снова опускались на землю, будто бы ленясь. Все успокоилось. А заглянув в одно из окон многоэтажки, можно было увидеть щенка, которого теперь звали Юник, и его нового друга – Василису. Лисса очищала апельсины, и кожура спиралью опускалась ей на колени, в то время как Юник, растянувшись на диване рядом с ёлкой, с удовольствием жевал имбирное печенье. Единственное, что беспокоило его в данный момент – это запах апельсинов, от которого все время хотелось чихать. Но он мужественно терпел, чтобы не расстраивать Василису. Что же касается ее, то она чувствовала себя совершенно счастливой и просто искренне радовалась, что два часа назад нашла друга, которому могла доверять. Дома была тепло и уютно. Все-таки чудо, что эти двое встретили друг друга, что из одиночества и метели родилась такая счастливая случайность. На то и канун Рождества.

Comments are closed.