Ковтун Артём, «Джек не сдаётся», номинация «Рассказы о животных»

I

-Мам, я схожу, покормлю Джека! – Харви взял со стола чашку с остатками ужина.
-Нет, подожди!– мама вышла из кухни, вытирая руки полотенцем, – не надо ему ничего давать, завтра долгая дорога, ему может стать нехорошо.
Харви сбежал с крыльца и присел на корточки перед будкой из досок. Весело загремела цепь, и на вытоптанную площадку перед будкой с радостным визгом выскочил Джек – маленький, но очень боевой пес, обладатель висячих мягких ушей, весело прыгающих при малейшем движении, жесткой рыжей шерсти, трех глубоких шрамов на шее и постоянно движущегося крысиного хвостика.
-Так, Джек, сегодня я с пустыми руками, уж извини.
Джек понимающе лизнул мальчика в щеку и с тоской глянул в сторону забора.
-Нет, прости, мы не пойдем сегодня гулять.
Пёс жалобно заскулил, гремя цепью, подбежал к забору и вновь прыгнул на колени Харви. Мальчик глянул в сторону дома, вздохнул и начал отсоединять ошейник собаки от цепи. На протяжении всей этой процедуры Джек неуклюже извивался, будто варан, силясь лизнуть юного хозяина в лицо.
-Ладно, так уж и быть, беги!– цепь упала, – только утром чтобы был в будке!
Не веря своему счастью, Джек подскочил, бросился к щели в заборе, в последний раз с благодарностью глянул на Харви – и след его простыл.

II

Как же здорово лететь со всех ног по вечерней деревне, минуя полусонные дома, обдуваемые встречным ветром.
Джека давно никто не спускал с цепи, поэтому ему предстояло посетить множество мест. В первую очередь необходимо пометить границы своей территории, откопать кость около заброшенного дома на окраине, облаять Боба – наглую сторожевую овчарку, загнать на дерево пару кошек и еще много чего.
Джек уже почти добежал до леса, как вдруг встал как вкопанный. Знакомый запах коснулся его черного носа. Кусты расступились и пропустили на дорогу лохматого серого пса Тоби в ореоле угрожающего рычания. Так, все дела отложены на потом! Тоби, медленно передвигаясь, выступил из укрытия, показывая свои костлявые бока, и огромной тенью навис над Джеком. Сдаться? Не таков Джек, чтобы не принимать бой от какой- то бездомной полудикой серой шавки с порванным ухом, пусть даже она крупнее его в два раза! Посему он гордо поднял голову, смело взглянул в полузаплывшие глаза противника и обнажил черные десны с арсеналом острых белых клыков. Минуту собаки не спускали глаз друг с друга, злобно скалясь и рыча. Оба знали, что битва начнется через несколько секунд. 3,2,1… Джек прищурил глаз, как бы спрашивая: «Не хочешь уйти, сволочь?» и, прыгнув, вцепился в горло противника. Дернувшись, Тоби сбросил его с себя так, что он свалился на спину и в свою очередь схватил Джека зубами. Тот взвизгнул, чувствуя, что воздух не проникает через сдавленную гортань и из последних сил, извернувшись, ухватил зубами врага за изуродованное ухо. Давненько он не попадал в подобные передряги…
Взрыв, яркая вспышка. Тело Тоби обмякло, Джек высвободился из его хватки, все еще не выпуская уха врага. Гром и вторая вспышка осветила силуэт человека на дороге. Джек почувствовал резкую боль в левой лапе, оглушительно визжа, он понесся в сторону темнеющего леса. Тоби тоже подскочил и, не издавая ни звука, пробежал несколько метров рядом. Но вдруг замер, как бы осознав, что уже несколько секунд не дышит, и скатился в овраг. Джек не заметил этого, он мчался, пытаясь заглушить адскую боль потоками встречного холодного ветра. С разбегу пес прыгнул в колючие кусты, сбежал с пригорка и, наконец, распластался в небольшой ложбинке, напоминающей могилу, под сучковатым пнем.

III

— Видел ли я собаку этой ночью? – переспросил старый Дональд Крейг и громко расхохотался своим беззубым ртом, – я скажу тебе больше! Этой ночью я прикончил ее из ружья! Хе-хе-хе!
— Вы ее убили? – закричал Харви, чувствуя, что сердце сейчас пробьет грудную клетку.
— Не веришь? – старик дружески хлопнул мальчика по плечу. Лицо Харви вспыхнуло, – спустись в овраг и посмотри, собака валяется на дне, одной визгливой шавкой стало меньше!
Ладони мальчика сами собой сжались. Ударить сумасшедшего Крейга? Харви чувствовал, что если он сейчас моргнет, то слезы градом польются по его щекам. Он резко развернулся, сунул кулаки в карманы и бросился прочь.
— Может, одолжишь немного денег?! Эй, парень! – крикнул старик Дональд ему вслед.
-Ну, что, нашел Джека? – отец загружал сумки в багажник седана.
-Джека больше нет! – бросил мальчик, забрался на заднее сиденье машины и, упав на кучу вещей, наконец, разрыдался.

IV

Шипение пробудило Джека от обморока. Он открыл глаза, с трудом поднялся, жалобно заскулил. Задняя лапа, слегка задев холодную землю, наполнилась острой болью, которая распространилась по всему телу пса. Если бы он умел говорить, то, наверное, выругался. Ночью были сильные заморозки и трава, укрывшая его на ночь, покрылась инеем, будто из нее высосали жизнь. Джек задрожал, чувствуя, как по телу расплывается теплая волна. Шипение повторилось. Джек повернул голову и встретил маленькие, злобные, зеленые глазки. Пригнувшись к земле и выставив одну когтистую лапу вперед прямо перед Джеком, скалилась большая серая лисица.
«Уходи, прячься, здесь моя нора!» – казалось, говорила она, и не без основания. Джек посмотрел на устрашающие когти противницы, на ее длинные, острые, как иглы, зубы и понял, что не сможет принять бой. Еще есть шанс уйти от схватки, непроизвольно он сделал пару шагов назад. Казалось, в этот момент в собачьем мозгу происходила нешуточная борьба. Наконец, он, видимо, пришел к какому-то решению и на его умной морде отразилось: «Умру, но не сдамся!». И, полузамерзший, покрытый кровью Джек угрожающе зарычал. В это миг произошло небывалое. Серый лисий хвост мелькнул в кустах. Джек рявкнул ей вслед, ощущая себя невероятно гордо. Однако долго сидеть на месте ему не следовало, надо размять замерзшие лапы, да и горло совсем пересохло, оставив ему лишь противный привкус крови во рту. Он с тоской опустил нос в тонкий налет снега на земле и таким образом немного утолил жажду. Кое-как скача на трех лапах, Джек взобрался на холм и оглядел окрестности, начинающие проявляться из ночной тьмы.
Джеку вспомнилась родная будка, чашка, которую он часто опрокидывал, увлекаясь трапезой. Домой! Где его, наверняка, ждет Харви, теплая будка и полная чашка! Домой!
Солнце, выглянувшее из-за леса, осветило медленно передвигающуюся по глинистой дороге маленькую трехлапую фигурку. Тень Джека бежала далеко впереди, и потому он был похож на выпущенную стрелу, неспешно пролетавшую между деревенских домиков. Вот и знакомое здание на горизонте. Пес тут же заподозрил неладное, увидев, что окна дома заколочены, а над крышей не вьется знакомый мягкий дымок. Двор был пуст, а дом мертв. Джек бросился к двери и залаял. Обычно Харви требовалось пару минут, чтобы накинуть куртку и выбежать на улицу в любое время. Но сейчас дом молчал, казалось, его обитатели внезапно пропали. Джек лег у порога, который еще хранил запах дорогих ему людей, и уткнул морду в иней. Его влажные глаза закрылись.

V

Проснулся он ближе к вечеру от голода. По привычке глянул в сторону, где обычно стояла чашка с каким-нибудь очередным деликатесом, там было пусто. Джек вылез через щель в заборе и печально направился на соседний участок, прополз под калиткой и, не обращая внимания на бешеный визг щенка Микки, съел всё содержимое его миски. Одного сурового взгляда Джека было достаточно для того, чтобы Микки заткнулся и понуро влез в свою будку. Насытившись, Джек выбрался на дорогу. Острая боль в лапе переросла в глухое онемение до самых ребер, но душевная травма была намного больнее. Еще недавно родной, но сейчас уже чужой и недружелюбный дом хмуро взирал на него забитыми окнами. Джеку идти туда не хотелось, поэтому он бесцельно побрел вниз по дороге, опустив морду и слегка поскуливая. Вдруг, что-то в глинистой почве привлекло его внимание. Это был след от покрышек, казалось бы, ничего примечательного, но Джек как-то интуитивно почувствовал, что этот след значит многое. Сам отпечаток ничего не мог бы рассказать ему, но нечто выше его, да и нашего разума ясно подсказывало Джеку: «Ты еще можешь вернуть хозяев». Большего ему и не нужно было, он внезапно сорвался с места и, игнорируя адскую боль в лапе, помчался по дороге, ведущей в далекий город, в котором он, быть может, отыщет тех, кого любит.
И все-таки, это невероятно здорово нестись по вечерней дороге, чувствуя, как ветер щекочет бока, навстречу неизвестному. Пускай задняя лапа болтается как плеть и болит при каждом малейшем движении, пусть впереди ждёт множество опасностей и надежда на счастливый исход у этой истории очень призрачна…
Джек никогда не сдастся…

Comments are closed.